Посол Турции в ООН Феридун Синирлиоглу заявил, что Турция нанесет удар по всем позициям режима, которые «представляют угрозу для Турции», если силы режима не уйдут.

Эрдоган назначил на конец февраля крайний срок вывода поддерживаемых Россией сирийских правительственных войск с территории, захваченной ими в последние недели. К ним относятся стратегическая автомагистраль М5, соединяющая Алеппо с Дамаском, и районы вокруг 10 турецких военных наблюдательных пунктов в Идлибе.

Комментарии Эрдогана означают опасную эскалацию. Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков заявил: «Если речь идет об операции против законных властей Сирийской Республики и вооруженных сил Сирийской Республики, то это, конечно, будет худший сценарий».

Если Эрдоган начнет действовать, это нанесет большой удар по отношениям Эрдогана с президентом России Владимиром Путиным. Любое повторение санкций, наложенных Путиным на Анкару после того, как она сбила один из российских военных самолетов в 2015 году, вероятно, отправит шаткую экономику Турции в очередной штопор.

Эрдоган блефует? До этой недели было широко распространено мнение, что так оно и есть. Возможно, его цель состояла в том, чтобы заставить Москву удовлетворить хотя бы часть его требований. Но Россия отказывается сдвинуться с места, и ставки теперь опасно высоки. Около 900 000 гражданских лиц, согласно последним подсчетам ООН, сосредоточены на турецкой границе. С более чем 3,5 миллионами сирийских беженцев Турция не может позволить себе принимать больше. Если Идлиб падет, Африн и зона Евфратского щита, рассматриваемая как критическая для сдерживания «курдской экспансии», могут стать следующими.

У Эрдогана есть послужной список того, что он сделал из того, что он обещал сделать. Путин продемонстрировал, насколько неприятным он может стать, когда его провоцируют.

Последний всплеск повышения ставок Эрдоганом последовал после его телефонного разговора 15 февраля с президентом США Дональдом Трампом. Эрдоган заявил: «Мы можем пользоваться всеми видами солидарности с Соединенными Штатами в любой момент». В сообщении Белого дома говорится, что Трамп «передал желание США положить конец поддержке Россией зверств правительства Асада и осуществить политическое урегулирование сирийского конфликта». Но не было никаких предположений, что Соединенные Штаты будут вовлечены в Идлиб. Пентагон решительно выступает против этой идеи.

Хорошо информированные источники сообщили «Аль-Монитору», что администрация Трампа, однако, взвешивала, предоставлять ли разведданные и некоторую форму материально-технической поддержки Турции в Идлибе, но отказалась сообщить подробности.

Однако посланник Трампа по Сирии посол Джим Джеффри, как известно, агитирует за большее. «Он подбивает Турцию на контратаку», сказал один из источников.

Но это противоречит отвращению Трампа к «бесконечным войнам». Вскоре после вступления в должность Трамп урезал все финансирование антиасадовских повстанцев.

Нынешняя позиция Эрдогана вполне может быть рассчитана на то, чтобы вырвать у России дальнейшие уступки для более свободной борьбы с сирийскими курдами. Русские хотят, чтобы курды отказались от своего союза с США. Жесткая игра с турками тоже вполне могла бы соответствовать их планам. Но тогда имеет место и другое: русские могут обхаживать и уже обхаживали курдов, чтобы прижать Турцию.