Уважаемые читатели!

Предлагаем вашему вниманию интервью с сопредседателем Конгресса за демократию и свободу Восточного Курдистана (КДСВК) Зилан Таня.

– Восстание в Восточном Курдистане (Рожлат) и Иране началось 29 декабря 2017 года и распространилось во многих городах. Каковы причины этого восстания?

– Нынешняя ситуация в Восточном Курдистане и Иране является продолжением восстания народов региона, что является неизбежным результатом политики, которой в течение тридцати восьми лет руководствуется иранский режим. На протяжении многих лет этот режим утвердился на основе фашистской и централизованной диктатуры. Чтобы утвердить этот менталитет в обществе, режим работал на всех уровня х. Люди столкнулись с фашизмом и дискриминацией по признаку пола, которые ставят барьеры перед ними в мышлении и жизни. Вместо того чтобы решать проблемы общества, иранские власти подчинили его себе. Сегодня мы видим, что политика правящего режима привела общество в тупик, где никто не может жить свободно. Государство стало свидетелем протестов в разном виде, народ критиковал их политику, но правящий режим Ирана не предпринял никаких практических шагов ни на президентских выборах, ни в городских советах. Он не принял во внимание реакцию иранского народа и действовал согласно своей политике. Мы можем сказать, что иранский режим посмеялся над своими гражданами.
Иранское общество по своей природе является сознательным обществом, которое давало множество возможностей режиму предпринимать шаги для решения существующих проблем. Иранское общество предупреждало власти не испытывать его терпение, утверждая, что народ когда-нибудь привлечет правящий режим к ответственности. Но с восстанием народа сейчас мы видим, что эта фаза закончилась.
Фактически, иранский народ был готов делать то, что от него требовалось, приносил жертвы и выражал свою позицию, но режим не делал никаких шагов навстречу, поэтому требования народа теперь являются его законным правом. Восстание с целью свержения диктатуры и фашизма стало начальной фазой демократии.

– Похоже ли восстание, начавшееся в Иране, на «арабскую весну»? Каковы сходства и различия между иранским восстанием и «арабской весной»?

– В последние годы мы стали свидетелями радикальных изменений на Ближнем Востоке. Во многих странах, особенно в арабском мире, против диктатуры и фашизма вспыхнули народные восстания. Эти восстания были на уровне революций, и они до сих пор продолжаются как звенья цепочки, связанные друг с другом. Иран был лишен этих революций и не смог изменить себя, поэтому народ теперь выполняет свой долг по демократизации. Таким образом, можно сказать, что происходящее в Иране — это завершение этапа демократизации Ближнего Востока.

– Когда в любой стране вспыхивает революция, ее режим обвиняет иностранные государства во вмешательстве. Иранский режим также обвиняет в этом внешние силы. Насколько справедливы заявления Ирана?

– Ситуация, которая существует в настоящее время, связана с внутренней политикой, проводимой иранским режимом для продления своего существования. В первую очередь, система опиралась на введение доктрины навязывания одного языка, одной культуры и науки для всего иранского народа, и отрицала плюрализм в обществе. Иранские власти добивались искоренения ценностей народов и отрицания их самобытности и воли, они следовали политике геноцида против культурных и политических деятелей, проводя казни.
Этой политикой иранский режим хотел запугать народы, заставить подчиняться ему, как в армии, выполнять их приказы. Но народ Ирана с древних времен был исторически сознательным и философским народом с большими познаниями, поэтому эта политика побудила народы требовать свободы, чтобы они могли жить своей демократической культурой и самобытностью, охватывающей тысячи лет. Иранский народ продемонстрировал реакцию, которую мы и наблюдаем в настоящий момент.
Есть также внешние аспекты этого восстания. На Ближнем Востоке сейчас идет третья мировая война, которая свергает авторитарные режимы, в том числе и иранский. Поэтому есть и внешние вмешательства. Всем известно, что существует экономическая блокада, организованная против Ирана.
Режим обычно стремится поглотить революцию народа, связывая происходящее в стране с внешними партиями, чтобы продолжить свое существование, а также узаконить практику репрессий против политических и культурных деятелей. Иранские лидеры должны спросить, почему иранское общество достигло этой стадии. И ответить на эти вопросы перед народом.
Но иранское общество испытало в настоящее время экономическое, политическое и социальное давление, которое остаются наиболее важным аспектом. Таким образом, мы видим, что народ вышел на улицы, скандируя: «Да здравствует свобода!»

– Во время восстания народ поднял плакаты с лозунгом: «Покиньте Сирию, Ливан и обратитесь к нам». Каково послание народа в этом лозунге?

– За прошедшие девять лет в Иране было много попыток обратить Иран к демократическим изменениям. Их возглавляли Партия свободной жизни Курдистана (ПСЖК) и Конгресс за демократию и свободу Восточного Курдистана (КДСВК). Эти движения предложили подходящие проекты для иранского общества в его разнообразии, они были пригодны для таких народов, как курды, которые были способны снять противоречия и пойти путем перемен. Однако позицией режима было игнорирование, и в ответ не было предпринято никаких конкретных шагов.
В тех изменениях, которые произошли на Ближнем Востоке с 2010 года, Иран хотел осуществить проект «шиитского полумесяца» региона, стать региональной державой с влиянием и восстановить славу империи Сефевидов. Главным в его политике за рубежом было то, что иранцы, находящиеся за пределами страны, подвергаются разрушению. Люди должны оставить свои внутренние проблемы и прибегнуть к реализации проектов Ирана. Власти не прислушивались к проблемам людей, не обращали на них внимания и не предлагали их решение. Иранский народ стал жертвой проектов Ирана за пределами страны.
И, конечно, люди вышли на улицы с лозунгами, призывающими режим обратить внимание на внутренние проблемы и найти пути их решения. Попытки режима связать происходящее с внешними силами на этот раз не сработают. Иранский режим упустил эту возможность. Он должен прислушаться к голосу народа, даже если это уже поздно.

– Почему восстание началось в городах Кум и Мешхед?

– Они являются центрами управления политикой Ирана, играющими стратегическую роль, потому что иранский режим был основан в них, и через них он рассматривает проблемы в других городах. Начало восстания народа в этих городах подтверждает крах политики иранского режима. Оно является сообщением иранскому режиму о том, что менталитет, который режим стремился насадить в Иране, потерпел крах. И сожжение портретов Хомейни и Ханими говорит о том, что иранский народ имеет единую позицию и требует перемен.

– Если восстание в Иране продолжится, какие шаги следует предпринять для достижения демократии в Иране?

– Начавшаяся стадия является очень важным этапом во внутренней и внешней политике Ирана. Государство должно серьезно отнестись к требованиям народа и начать двигаться к демократии. На практике оно должно взаимодействовать с курдами и иранцами и формировать политическую почву для перемен.
Несомненно, мы поддерживаем народ Восточного Курдистана и иранский народ в их борьбе за свои права. И готовы сделать все от нас зависящее, чтобы разработать проекты для решения проблемы демократизации Ирана. Для этого у нас есть реальные проекты, и мы предоставим их по мере необходимости. Мы внимательно следим за ситуацией, и в свете событий будем определять свои действия и позиции шаг за шагом.

Интервью подготовил Главный редактор «Курдистан сегодня»