С момента восстания в 1991 году турецкое государство не признает Южный Курдистан как курдские земли. Вопреки иракской конституции, где оговорено, что курдистанский регион признается как федеральный субъект, турки до сих пор считают его административной единицей Ирака.

С одной стороны, турки имеют контакты с курдами региона и ведут там свой активный бизнес. С другой стороны, они смотрят на регион, как на второсортный.

Самым ярким примером этому стал референдум о независимости, который прошел 25 сентября 2017 года. Одним из ярых противников референдума выступила Турция. Со стороны турецких властей пошли прямые угрозы в адрес региона. Эрдоган пригрозил Барзани: «Если мы прикроем наши источники, то ты не сможешь кормиться по-прежнему. Кто ты, что ты и что у тебя есть, чтобы заявлять о референдуме? Без нас ты голышом будешь ходить». 

После этих угроз Эрдоган провел несколько встреч с руководством Ирана по поводу того же референдума. Он направил свои войска вместе с иракскими к границам Южного Курдистана. После этих событий 16 октября иракские войска вместе с Хашди Шахби атаковали Киркук, в результате чего 51% курдистанской территории перешел под контроль Ирака.

Согласно последним событиям, курдский регион находится в кризисном состоянии. Спорные территории перешли во власть Ирака, многие жители покинули свои обжитые места. Под сомнение попали экономика и политика курдистанского региона, народ в течение недели выходил на демонстрации.

После выборов в парламент Ирака, состоявшихся 12 мая 2018 года, отношения между Ираком и курдистанским регионом стали выстраиваться по новой. То же самое произошло с соседними странами. Турецкое государство, чтобы еще более принизить курдистанский регион, стало по-иному выстраивать отношения с руководством региона.

Власти региона сделали вид, что ничего не случилось, и стали подыгрывать Турции. Впервые 10 июля 2018 года Нечирван Барзани посетил Турцию уже в качестве руководителя региона. Но официального приглашения со стороны Турции он не получал. Так как воздушное сообщение с Эрбилем до сих пор закрыто, Нечирван Барзани заехал в Турцию через Захо на автомобиле. Это и определяет отношение Турции к курдистанскому региону.

Одновременно турки оказали и военное давление, в результате чего захватили тридцатикилометровую полосу районов Сорана и Брадоста. При этом продолжают атаковать Южный Курдистан. Тем не менее, Нечирван Барзани заявляет, что причиной бомбардировок региона со стороны Турции является РПК.

После американского эмбарго по отношению к Ирану курдистанский регион, для разрешения внутренних проблем, развернулся в сторону Турции. Турция же видит в этом свой шанс, и оказывает еще большее давление, чтобы вынудить их плясать под свою дудку.

В политическом русле Турция также всячески старается принизить регион, оказывая на него давление через свое посольство и других руководителей. Открыто и откровенно подминают под себя всю инфраструктуру.

7 июня 2018 года турецкий посол Хакан Карачаи в Эрбиле навестил ПСК. На встрече была затронута тема курдистанского региона. По утверждениям некоторых наблюдателей, Турция намерена ужесточить давление на регион.

29 ноября 2018 года тот же посол встретился с руководителями туркоманов. После собрания один из парламентариев курдистанского региона из фракции Союз туркоманов Айдин Маруф сказал, что на собрании обсуждался вопрос об участии туркоманов в формировании нового правительства региона.

Другой туркоманский депутат сказал, что туркоманы планируют первым заместителем главы региона видеть  именно туркомана. А также рассчитывают на портфели министров в правительстве. Таким образом, туркоманы хотят более активно принять участие в создании нового правительства.

25 ноября 2018 года руководство региона приняло решение об аресте незарегистрированных партий или организаций на данной территории. Под их прицел сразу же попало Народно-освободительное движение Курдистана, которое, кстати, в Ираке находится вполне легально. Во многих городах и районах последовали аресты членов этой организации. Турецкий посол выразил руководству региона свою благодарность и потребовал, чтобы эта организация была признана «террористической».

По мнению политологов, позиция и действия турецких властей в Южном Курдистане находятся на абсолютно новом этапе в борьбе против курдов.