Курдский национальный лидер Абдулла Оджалан содержится в изоляции в течение 20 лет в тюрьме строгого режима острова Имрали.

В 2009 году 5 заключенных (Хеймуз Пойраз, Байрам Каймаз, Кумали Карсу, Хасби Оздемир и Хакки Алпан) были отправлены в Имрали.

Эти заключенные оставались с Оджаланом до 2015 года, а после были переведены: трое в тюрьму Текирдага типа F и двое в тюрьму Коджаэли типа F.

Пятеро других заключенных были отправлены в Имрали, чтобы заменить бывших тюремных товарищей Оджалана.

Многие заключенные РПК писали из тюрем в соответствующие учреждения и министерства с просьбой направить их в Имрали.

Поэтому новые люди были выбраны и отправлены в Имрали: Мехмет Саит Йылдыримим, Омер Хайри Конар, Четин Аркаш, Насрулла Куран и Вейси Акташ.

Они помогали Оджалану в его работе и находятся в Имрали с 15 марта 2015 года.

С тех пор одного из заключенных, Мехмета Саита Йылдырыма отправили в тюрьму Диярбакыра типа D из-за проблем со здоровьем.

Насруллу Курана и Четина Аркаша перевели в Силиври с обвинениями в “утечке информации”. Заключенный РПК Хамил Йылдырым был затем отправлен в Имрали по просьбе самого Оджалана.

Нет новостей уже 4 года

Омер Хайри Конар, Вейси Акташ и Хамил Йылдырым также подвергались изоляции, как и Оджалан.

Вейси Акташ провел в тюрьме 24 года, и за последние 4 так и не смог пообщаться со своей семьей, адвокатами и опекунами.

У его семьи было очень мало новостей от Акташа. Семья знает только о том, что он переводился в различные тюрьмы.

По словам отца Абита Aкташа, Вейси ранее переводили в тюрьмы Стамбула, Балыкесира, Адыямана, Элбистане и Кырыккале.

Абит Акташ считает: «Изоляция — это большая жестокость. Мне 77 лет, и я был свидетелем случаев, когда 50 лет враждебности заканчивались миром. Конечно, когда-нибудь тебе придется сесть за стол переговоров. Правительство Турции должно вступить в переговоры, обсудить этот вопрос и предпринять шаги для его решения. С одной стороны, Эрдоган говорит курдам: “вы мои братья”. С другой стороны, он убивает курдов. Братство и смерть очень далеки друг от друга. Эрдоган должен говорить с людьми о мире, а не об изоляции и смерти. Эрдоган показывает курдский народ в качестве врага, чтобы осуществить геноцид. Эта политика никогда не увенчается успехом и будет продолжаться годами».

“Проблема закончится, если изоляция будет снята”

Абит Акташ сказал, что он мог общаться со своим сыном раньше и добавил: «Каждую неделю мы делали телефонные звонки. Мы были счастливы, когда он звонил нам. Но сейчас мы не знаем, жив наш ребенок или мертв, так как мы не слышали его в течение 4 лет. Что бы сделал Эрдоган, если бы у него не было новостей от сына целых 4 года? Никто не имеет права навязывать это страдание нам и нашим детям. Если вы действительно видите в курдах братьев, то дайте увидеть наших детей.

Наш язык курдский, наша идентичность курдская. Мы никогда этого не отрицали. Даже если они обезглавят нас, мы не откажемся от нашей личности. Сегодня голодающие ставят под угрозу свою жизнь. Голодающие — это люди, которые жертвуют собой. Если изоляцию с Оджалана снимут, проблема решится».

“Снимите изоляцию, сделайте шаг вперед”

Фаика Акташ, мать Вейси, сказала: «Я надеюсь, что они снимут эту изоляцию и предпримут шаги к миру. Нет ничего лучше мира. Нет такой боли, которую я бы не испытала за эти 24 года. Теперь я думаю день и ночь о Лейле Гювен. Ее положение меня очень печалит. Я поеду чтобы повидаться с ней».

“Правительство без человеческих ценностей”

Сабиха Акташ отметила, что ее брат содержался в изоляции в тюрьмах до того, как его перевели в Имрали, и добавила: «У него была большая надежда, энтузиазм и радость, и я не могу передавать вам, какие я испытала чувства, когда мы навестили его. Затем его перевезли в Имрали четыре года назад. И он отправился туда с великой надеждой и радостью. Изоляция началась через неделю после его перевода.

За 4 года мы не слышали его голоса, не могли получить от него ни письма, ни даже маленького листка бумаги. Для всего этого есть только одно слово — преследование. Мы уже видели в 2015-2016 годах, что сталкиваемся с безжалостным врагом. Мы столкнулись с правительством, которое утратило все человеческие ценности».

“Давайте усилим сопротивление”

Племянник Делил Аслан говорит, что мог раньше навестить дядю, но не слышал его уже 4 года. Он подчеркивает: «Несправедливое задержание моего дяди и его друзей само по себе было бредом. Они находятся в изоляции уже 4 года. Мы все знаем, где он, но не можем его видеть. В последний раз я видел его 6 или 7 лет назад. Государство не выполняет свой долг по этому вопросу. И оттого началась кампания голодовок. Мы поддерживаем этот процесс. Мы хотели бы принять участие в подобных акциях. Хотелось бы, чтобы мы могли расширить эти действия на весь курдский народ».