Правящая в Турции Партия справедливости и развития (ПСР), находящаяся у власти с 2002 года, за последний период пережила резкий спад популярности. Причем экономический кризис, поразивший страну, стал основным фактором утраты ее поддержки. Оппозиция одержала крупные победы на местных выборах в начале этого года, и экономические претензии оказались главным фактором, повлиявшим на участников выборов. Кризис также способствовал долгожданному рождению новой партии из рядов ПСР, где многие, как полагают, молчаливо разочарованы правлением президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Али Бабаджан, царь экономики от ПСР до 2015 года, покинул партию в прошлом месяце. Теперь он работает, засучив рукава, чтобы сколотить новую партию, поддерживаемую бывшим президентом Абдуллой Гюлем. Представляется, что инициатива Бабаджана будет продвигаться при поддержке внутренних и внешних субъектов экономики, в том числе ведущих деловых кругов Турции.

Внутренние расколы, как известно, бьют по ПСР уже давно, но они остались приглушенными, поскольку мало кто имел смелость открыто высказываться против Эрдогана, опасаясь давления, с которым могут столкнуться критики. То, что произошло с Гюлем перед президентскими выборами в июне 2018 года, является тому примером. Руководство главной оппозиционной Республиканской народной партии (РНП) в то время широко обсуждало возможность поддержки Гюля в качестве кандидата против Эрдогана. Они поссорились после многих лет тесного сотрудничества, в том числе в деле создания ПСР. Гюль был остановлен от участия в выборах не очень вежливым образом — тогдашний начальник штаба Эрдогана приземлился на заднем дворе его дома в вертолете для неожиданного визита в сопровождении помощника Эрдогана.

Хотя Гюль остался в стороне в то время, теперь он участвует в создании правоцентристской партии, чтобы бросить вызов ПСР, выступая в качестве наставника Бабаджана, который пользуется доверием как человек, управлявший экономикой страны в годы ее расцвета.

Правительство, тем временем, изо всех сил пытается оживить экономику. Эрдоган усилил свой контроль над Центральным банком, чтобы заставить его снизить процентные ставки. Государственные банки — под аналогичным давлением. Цель данной политики в том, чтобы удешевить кредитование и поддержать турецкую лиру. Тем не менее, перспективы выглядят мрачными. Падение индекса отраслевого доверия, произошедшее в июле, указывает на то, что экономические субъекты мало доверяют мерам правительства. Это является преимуществом для инициативы Бабаджана.

Как возникла такая ситуация? Экономические проблемы Турции переросли в полномасштабный кризис во второй половине 2018 года. Увидев его приближение, правительство провело досрочные президентские и парламентские выборы 24 июня 2018 года — т.е. на год раньше, чем следовало. Эрдогану удалось собрать 52% голосов, получив широкие полномочия в рамках новой президентской системы, которая заменила парламентский режим. Однако, несмотря на свои чрезвычайные полномочия, он не смог предотвратить кризис.

Резкое падение лиры и последовавший за этим скачок цен потрясли страну. Инфляция взлетела до более чем 20% в годовом исчислении прежде чем немного ослабнуть в последние месяцы, в то время как продовольственная инфляция достигла 30%, нанеся серьезный удар по средствам к существованию избирателей. Резкое снижение внутреннего спроса привело к сокращению производства во всех секторах, при этом число безработных турок за год выросло на 1,1 млн., достигнув 4,2 млн. человек, что означает, что примерно 3000 человек в день вступают в ряды безработных (безработица в Турции достигает 15%, прим.).

Избиратели ответили на муниципальных выборах 31 марта. РНП выиграла ключевые мэрские гонки в 21 крупной провинции, включая Стамбул, экономический центр страны и столицу Анкару — на них приходится 63% валового внутреннего продукта Турции. Эрдоган отказался смириться с поражением в Стамбуле и заставил провести повторные местные выборы в этом городе в июне, только для того, чтобы снова увидеть своего кандидата разбитым. Опросы говорят о том, что популярность ПСР на спаде. По словам Бекира Агирдира, главы уважаемой исследовательской компании Konda, основной электорат партии — избиратели, которые говорят, что они поддержат ПСР, несмотря ни на что, — сократился с 38% до 27% с момента местных опросов. Другая компания, PIAR, обнаружила в июле, что треть избирателей ПСР считают, что Турции нужна новая партия на правоцентристской основе.

Эрдоган выглядит встревоженным и уже перешел в наступление. Он обвинил Бабаджана в «разрушении умов» и пригрозил, что «те, кто совершает измену, заплатят за это». «Несмотря на угрозы, однако, экономические субъекты и организации, недовольные экономическим управлением страной, установили контакты с Бабаджаном, хотя и сделали это очень тихо. Сам Бабаджан хранит молчание, за исключением письменного заявления от 8 июля, в котором он объявил о своем уходе из ПСР и подчеркнул, что Турции необходимо «совершенно новое видение будущего».

Турецкая Ассоциация промышленности и бизнеса (TUSIAD) объединяет крупнейших магнатов, которые были вполне довольны экономическим управлением Бабаджана с 2002 по 2014 годы, как сообщается, поддерживает новое партийное предприятие. По словам видного турецкого журналиста Фатиха Алтайли, Бабаджан встречался с лидерами TUSIAD, наслаждаясь «большим вниманием и похвалой», в дополнение к контактам с иностранными инвесторами и представителями, которые поощряли его продвигаться вперед. Никто не опроверг это сообщение.

Осман Аролат, главный обозреватель крупнейшей финансовой газеты Турции Dunya, написал: «Али Бабаджан находится в процессе разработки ориентированного на экономику манифеста и принципов платформы будущей партии. Он стремится собрать команду за пределами кварталов, лояльных ПСР, включая бизнесменов, либералов и даже некоторых левых, стремясь объединить их на прозападной политической платформе». Аролат процитировал «мудрого человека из ПСР» в качестве своего источника, отметив, что Бабаджан намерен продолжить подготовку к созданию новой партии, оставаясь пока вне общественного внимания.

Турецкий союз палат и товарных бирж (TOBB) — еще одна влиятельная бизнес-группа, представляющая как крупных, так и мелких предпринимателей. Его давний председатель Рифат Хисарджиклиоглу в значительной степени поддерживал ПСР, как во время основания партии, так и после. Он еще не дал никакого намека на то, как он рассматривает ход Бабаджана. В прошлом, однако, он похвалил Бабаджана, предоставив ему возможность успешно решать «хронические проблемы», такие, как государственный долг и инфляция. Вопрос о том, как председатель ТОББ будет себя вести в противостоянии Эрдоган-Бабаджан, весьма любопытен, но по мере роста проблем, связанных с экономическим управлением, он, как ожидается, в конечном итоге выберет ту сторону, которая окажется более способной к эффективным решениям. Его решение, вероятно, будет разделено основными участниками TOBB, такими как промышленные палаты Стамбула, Анкары и Эгейского региона.

Опасаясь гнева Эрдогана, представители бизнес-сообщества до сих пор воздерживались от открытой поддержки Бабаджана, но они, вероятно, повысят голос, поскольку Бабаджан продвигается вперед.