Туркмены из Манбиджа заявили, что они не хотят, чтобы турецкие солдаты или банды пришли в Манбидж, и добавили, что народы Манбиджа живут вместе в равенстве и с уверенностью в завтрашний день.

Председатель туркменской ассоциации Манбиджа Сервет Сабри заявил, что туркмены жили под большим давлением в период ИГИЛ, как и другие народы. Сейчас ситуация кардинальным образом изменилась, туркмены живут вместе с другими народами в  мире и братстве. Сервет Сабри заявил: «В то время, когда ИГИЛ впервые захватило Манбидж, мы были в городе. Спустя время мы не смогли вынести притеснений, и мы сбежали. Как туркменский, курдский и арабский народы мы увидели, что ИГИЛ обезглавливает людей, мучает женщин и детей, и люди не представляли никакой ценности для этих бандитов. Чтобы избавиться от ИГИЛ, мы все участвовали в операции по освобождению Манбиджа. Наш командир Ботан Туркмен героически погиб во время операции освобождения. При поддержке СДС и ОНС мы освободили Манбидж».

Где был Эрдоган, когда здесь было ИГИЛ ?

Сервет Сабри сказал, что они построили свою собственную систему, и они начали жить красивой жизнью. Что касается планов турецкого государства по Манбиджу, Сабри сказал: «В Манбидже нет террора, а турецкое государство утверждает, что он есть. Истинный террор был здесь, когда присутствовало ИГИЛ. Где были Эрдоган и солдаты Турции, когда ИГИЛ терроризировало нас? Где они были, когда террористы обезглавливали гражданских лиц, женщин и детей? Почему они нас не спасли? Мы не слушаем Эрдогана, и здесь у него нет никаких дел. Мы не хотим, чтобы он или его банды находились здесь. В настоящее время здесь нет банд и никакого террора. Мы живем вместе в мире с армянским, арабским народами».

Сейчас Манбидж свободен!

Туркмены из Манбиджа говорят, что у них сейчас больше свободы, чем в любой другой период до этого, и добавляют: «ИГИЛ — это Эрдоган. Турция не может дать нам ничего, кроме терроризма. Мы не хотим прихода сюда Турции». Фатима из туркменской общины заявила, что  женщины Манбиджа начали избавляться от ран, полученных в период ИГИЛ. Фатима находилась в Манбидже, когда город находился под властью ИГИЛ, и она видела, как обезглавили мужчин, а  ​​женщин лишали какой-либо общественной жизни: «Во время операции по освобождению Манбиджа, в то время как ИГИЛ было здесь, мы бежали к СДС. Но террористы заложили мины на всех дорогах. 8 детей моего дяди, моей сестры и других моих родственников вышли на мины и погибли. Два сына моего дяди были похищены ИГИЛ, мы не слышали о них последние 4 года. Когда появились СДС, мы снова смогли выйти на свободу. Сегодня у нас нет страха, так как мы свободны».

Фатима сказала, что женщины Манбиджа, избавившись от ИГИЛ, теперь могут принимать участие во всех сферах общественной жизни и что они  не хотят прихода турецкого государства: «Сейчас женщины работают и имеют женские советы. Когда женщина подвергается насилию, она может пойти в женский совет, и совет решает эту проблему. Если женщина не в школе, у нее может быть свое дело. Например, есть швейные мастерские, парикмахерские, рестораны, а теперь открыли и пекарню. Женщины работают в таких местах. Женщины с образованием могут стать учителями или медицинскими работниками. Турция хочет восстановить ИГИЛ, потому что они сами являются ИГИЛ. Турция – создатель ИГИЛ. Приход Турции сюда означает приход ИГИЛ. Мы, как жители Манбиджа, не хотим, чтобы Турция приходила сюда».