После того как на прошлой неделе в регионе были развернуто крупные турецкие военные соединения для предотвращения дальнейшего продвижения войск президента Сирии Башара Асада, новая атака сирийской армии привела к гибели еще пяти турецких военнослужащих. В ответ министерство обороны Турции сообщило, что оно поразило 115 сирийских целей и «нейтрализовало» 101 сирийского военнослужащего.

Российская делегация вернулась в Турцию в понедельник утром после того, как первая встреча российских и турецких переговорщиков в Анкаре в субботу не принесла никаких результатов. Источник, который общался с «Аль-монитор», сказал, что переговоры зашли в тупик.

Почему это важно: требования Анкары о выводе сирийских войск за демаркационную линию, определенную Сочинским меморандумом 2018 года, вряд ли приемлемы для России. Москва не может требовать от Дамаска выполнения этих условий, в то время как войска Асада продолжают наступление, несмотря на турецкое военное присутствие. Если Россия озвучит такие предложения и будет настаивать на их реализации, то это только повредит двусторонним отношениям с Сирией без всяких на то оснований.

Россия также не откажется от поддержки войск Асада, если турецкие войска и подразделения оппозиции попытаются перейти в наступление и вытеснить сирийскую армию за пределы зоны деэскалации в Идлибе. Анкара, кажется, понимает это. Понимание этой динамики означает, что Турция вряд ли захочет проводить подобную операцию перед лицом угрозы прямого военного столкновения с Россией. Москва также не открыла воздушное пространство над Идлибом для турецких ВВС, что снизило вероятность успеха операции, даже если Москва избегнет прямого военного участия в боевых действиях.

Возможно, наиболее удобным вариантом для Турции сейчас является продолжение полноценного позиционного военного развертывания в Идлибе и удержание тех районов, которые еще не захвачены силами режима Асада, одновременно блокируя попытки сторонников Асада продвинуться вглубь региона. Это может привести к тому, что Россия признает эти территории в качестве новой турецкой зоны безопасности, что, в свою очередь, приведет к новому российско-турецкому соглашению, которое откажется от любых антитеррористических операций в этой зоне.

Напротив, настойчивость Турции в требовании вывода сирийской армии за линию, установленную сочинскими соглашениями, без подписанного сторонами документа могла бы только ужесточить российскую позицию, и тогда Москва откажется от компромиссов. Это привело бы к холодной войне между Россией и Турцией в разделенном Идлибе. Дамаск сможет захватить большие участки территории в зоне деэскалации, пока не достигнет турецких позиций, где будет продолжаться постоянная напряженность с нападениями и провокациями.

Что дальше? Претензии Анкары к Москве также могут быть истолкованы как намеренное повышение ставок ради дальнейшего торга. Это может позволить Москве сохранить лицо в Дамаске, продемонстрировав настойчивость в отстаивании сирийских интересов на переговорах с Турцией, если будет достигнуто новое соглашение по Идлибу, учитывающее новые реалии на местах.