По словам нескольких высокопоставленных чиновников администрации, участвующих в обсуждениях или информированных о них, уже в 7 часов вечера военные и дипломаты ожидали удара после интенсивных дискуссий и дебатов в Белом доме среди высокопоставленных сотрудников национальной безопасности президента и лидеров Конгресса.

Чиновники сказали, что президент первоначально одобрил атаки на несколько иранских целей, таких как радары и ракетные батареи.

Операция находилась на ранних стадиях, когда была отменена. Об этом сообщил высокопоставленный чиновник администрации США. Самолеты уже были в воздухе, и корабли находились на позициях, но никаких ракет не было выпущено.

Резкое изменение курса положило конец тому, что могло бы стать третьей военной акцией президента против целей на Ближнем Востоке. Трамп дважды нанес удар по целям в Сирии – в 2017 и 2018 годах.

Неясно, что случилось: Трамп изменил свое мнение об ударах или администрация изменила курс из-за логистических проблем или из-за изменения стратегии. Неясно также, будут ли атаки на Иран продолжаться.

 

Белый дом отказался от комментариев, как и представители Пентагона. Никто из правительственных чиновников не просил «Нью-Йорк Таймс» отказаться от публикации статьи по этому вопросу.

План возмездия был задуман как ответ на сбитый беспилотник стоимостью 130 миллионов долларов, который был поражен в четверг утром иранской ракетой класса «земля-воздух», по словам высокопоставленного чиновника администрации. Этот чиновник был проинформирован о военном планировании и говорил на условиях анонимности о конфиденциальных планах американского руководства.

Удар должен был состояться незадолго до рассвета в пятницу в Иране, чтобы свести к минимуму риск для иранских военных и гражданских лиц.

Возможность ответного удара висела над Вашингтоном большую часть дня. Официальные лица обеих стран обменялись обвинениями о местонахождении беспилотника, когда он был уничтожен ракетой класса «земля-воздух», запущенной с иранского побережья Оманского залива.

Советники президента Трампа по национальной безопасности разделились в вопросе о военной операции. Старшие должностные лица администрации – госсекретарь Майк Помпео, Джон Р. Болтон, советник по национальной безопасности, и Джина Хаспел, директор ЦРУ, – выступили за военный ответ. Но высокопоставленные чиновники Пентагона предупредили, что такие действия могут привести к спирали эскалации рисков для американских сил в регионе.

Руководители Конгресса были проинформированы должностными лицами администрации.

 

Уничтожение беспилотника обострило уже и без того напряженные отношения между двумя странами после недавних обвинений Трампа в том, что Иран виноват во взрывах на прошлой неделе. Эти взрывы повредили нефтяные танкеры, проходившие через Ормузский пролив – жизненно важный водный путь для большей части транспортировки мировой нефти. Иран отрицает это обвинение.

Заявление Ирана на этой неделе о том, что он скоро нарушит одну из ключевых красных линий, на которые он согласился, подписав пакт (речь идет о ядерной сделке. – Прим. ред.) 2015 года, предназначенный для ограничения его ядерной программы, также подпитывает напряженность (Иран намерен заняться обогащением урана выше норм, указанных ядерной сделкой, и увеличить запасы обогащенного урана). Президент Трамп, который вытащил США из ядерной сделки 2015 года, пообещал, что не позволит Тегерану создать ядерное оружие.

В четверг Трамп настаивал на том, что беспилотный самолет Соединенных Штатов, предназначенный для наблюдения, летал над международными водами, когда был сбит иранской ракетой.

«Этот беспилотник был в международных водах, это очевидно, – сказал президент журналистам в четверг днем в Белом доме, когда он начал встречу с премьер-министром Канады Трюдо. – У нас все задокументировано. Это задокументировано научно, а не только словами».

На вопрос, что же будет дальше, Трамп ответил: «Давайте посмотрим, что произойдет».

Правительство Ирана яростно оспаривает заявления президента, настаивая на том, что американский беспилотник забрел в иранское воздушное пространство. Иран опубликовал GPS-координаты, которые указывают на присутствие беспилотника в восьми милях от побережья страны, в 12 морских милях от берега, в районе, который Иран определяет как свои территориальные воды.

Маджид Тахт-Раванчи, посол Ирана при ООН, написал в письме в Совет безопасности, что беспилотник проигнорировал неоднократные предупреждения по радио, прежде чем был сбит. По его словам, Тегеран не стремится к войне, но полон решимости энергично защищать свою землю, море и воздух.

Демократы Конгресса вышли с секретного брифинга президента в ситуационном зале и призвали г-на Трампа деэскалировать ситуацию. Они также призвали президента получить разрешение Конгресса, прежде чем предпринимать какие-либо военные действия.

«Это опасная ситуация, – сказала спикер Нэнси Пелоси. – Мы имеем дело со страной, которая является плохим актером в регионе. У нас нет иллюзий относительно Ирана с точки зрения их поставок баллистических ракет, относительно того, кого они поддерживают в регионе, и в остальном тоже».

Уничтожение Ираном беспилотника, по-видимому, подтолкнуло к действиям чиновников администрации Трампа, которые долгое время выступали за более конфронтационный подход к Ирану, включая возможность военных действий, и хотели бы наказать иранский режим за его поддержку терроризма и за дестабилизирующее поведение в регионе.

Но в своем публичном выступлении Трамп изначально, казалось, искал способ избежать серьезного военного кризиса. Вместо того, чтобы напрямую обвинять лидеров Ирана, он сказал, что кто-то «расслабленный и глупый» в Иране несет ответственность за сбитый беспилотник.

Президент утверждал, что он подозревает, что какой-то человек в Иране сделал большую ошибку, даже когда Иран взял на себя ответственность за удар и утверждал, что высотный американский беспилотник работает над иранским воздушным пространством, что американские официальные лица отрицали.

Трамп отметил, что ситуация могла бы оказаться гораздо серьезнее, если бы самолет был пилотируемым аппаратом, а не беспилотником.

В прошлом году Трамп вывел Соединенные Штаты из ядерного пакта 2015 года с Ираном, несмотря на возражения Китая, России и американских союзников в Европе. Он также ввел экономические санкции в отношении Ирана, пытаясь перекрыть его и без того ограниченный доступ к международной торговле, включая продажу нефти.

Иран предупредил о серьезных последствиях, если Европа не найдет способ обойти эти санкции, хотя и отрицает свою причастность к нападениям на танкеры вблизи жизненно важного Ормузского пролива. В понедельник Иран заявил, что вскоре прекратит соблюдать центральный компонент ядерной сделки – лимит на количество обогащенного урана, которое ему разрешено накапливать.

Способность Ирана обнаружить и уничтожить высотный американский беспилотник, который был разработан, чтобы уклоняться от ракет «земля-воздух», удивила некоторых чиновников Министерства обороны, которые интерпретировали это как демонстрацию того, насколько сложными Тегеран может сделать вещи для Соединенных Штатов.

Генерал-лейтенант Джозеф Гастелла, командующий ВВС Центрального командования на Ближнем Востоке, сказал, что нападение могло поставить под угрозу «невинных гражданских лиц», хотя официальные лица Центрального командования продолжали утверждать, что беспилотник находился над международными водами. По его словам, ближе всего беспилотник подобрался к иранскому побережью на 21 милю.

Вечером в четверг Министерство обороны опубликовало дополнительные изображения, чтобы поддержать свои утверждения о том, что беспилотник никогда не входил в воздушное пространство Ирана. Но департамент неправильно назвал траекторию полета дрона местом съемки и предложил собственный контекст для изображения предмета, который, казалось, был дроном, взрывающимся в воздухе.

Это была последняя попытка Пентагона доказать, что Иран стал агрессором в ходе ряда международных инцидентов.

Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил в своем Twitter, что он дал, по его словам, точные координаты того места, где находился американский беспилотник.

Комментарии Трампа в четверг днем в Овальном кабинете отразили давнюю напряженность между желанием президента считаться жестким на мировой арене и его предвыборным обещанием сделать так, чтобы США никогда больше не запутались в войнах за рубежом.

Президент пользуется репутацией человека, который наносит ответный удар, когда ему бросают вызов. Всего за несколько месяцев своего пребывания в должности Трамп запустил 59 крылатых ракет «Toмагавк» по авиабазе в Сирии после атаки Асада, в ходе которой сирийцы применили химическое оружие.

Но Трамп часто говорил о прекращении американского участия в длительных конфликтах за рубежом, описывая свою повестку дня как «Америка прежде всего». Такая позиция оставляет мало места для того, чтобы США могли стать мировой полицией. В Твиттере в январе он сказал, что надеется, что «бесконечные войны, особенно те, которые ведутся из-за ошибочных суждений, в конечном итоге придут к славному концу!»

По данным иранских СМИ, представитель министра иностранных дел заявил, что вторжение беспилотника в воздушное пространство Ирана было агрессивным и провокационным шагом со стороны Соединенных Штатов.

Хоссейн Салами, главнокомандующий Корпусом стражей исламской революции, сказал, что пересечение границы страны было «нашей красной линией». Об этом сообщает полуофициальное информационное агентство Mehr. «Мы не собираемся ввязываться в войну с какой-либо страной, но мы полностью готовы к войне, – сказал Салами на военной церемонии в Санандадже. – Сегодняшний инцидент был явным признаком этого точного послания, поэтому мы продолжаем наше сопротивление».

«Это была демонстрация силы – их эквивалент подачи», — сказал Дерек Чоллет, бывший помощник министра обороны по вопросам международной безопасности во время администрации Обамы, говоря о решении Ирана сбить беспилотник.

Джеймс Ставридис, ушедший в отставку после службы в качестве верховного главнокомандующего союзников в НАТО, предупредил, что обе страны участвуют в опасной игре, которая может быстро выйти из-под контроля. Он назвал сбитый Ираном беспилотник стоимостью около 130 миллионов долларов «логичным, хотя и очень опасным эскалационным шагом Ирана».