В аналитической статье, подготовленной экспертом Джошем Родженом для газеты The Washington Post, указывается, что на этой неделе Соединённым Штатам и Турецкой республике удалось добиться знакового прорыва в двусторонних отношениях. После нескольких месяцев тяжёлых переговорам сторонам удалось прийти к соглашению о координации действий в создаваемой общими усилиями буферной зоне, которая протянется вдоль сирийско-турецкой границы на её центральном и восточном участках.

По мнению автора статьи, данное событие даст Трампу уникальную возможность отойти от края обозначившейся катастрофы. В частности, он пишет в связи с этим: «Президент всё ещё может спасти будущее американской политики на сирийском направлении, если он даст чётко понять, что Вашингтон и дальше продолжит отстаивать свои жизненно важные национальные интересы в этой ближневосточной стране».

Роджен указал в своём материале для The Washington Post, что с тех пор, как в декабре прошлого года Дональд Трамп объявил на своей странице в Твиттере о выводе большей части американского воинского контингента из Сирии без каких-либо предварительных консультаций с командованием вооружённых сил, политический курс Соединённых Штатов на сирийском направлении, в особенности, по вопросам, касающимся северо-востока Сирии, оставался значительно искажён.

Однако постепенно президент пришёл к пересмотру данного решения, и в феврале 2019 года он заявил, что небольшая часть американского контингента останется на сирийской территории для продолжения борьбы с террористами «Исламского Государства», а также для «поддержания дружественных отношений с жителями северо-восточных районов Сирии и сдерживания проиранских сил».

По мнению автора статьи, разногласия в отношениях между Турцией и США, лишь усугубившиеся в связи с угрозами Анкары провести одностороннюю военную операцию на территории сирийского Северо-Востока, «чреваты риском полного провала и без того неясной американской политической линии в регионе».

Многие эксперты предполагают, что нападение Турции на Автономную администрацию северо-восточной Сирии может привести к сближению курдов с Дамаском. Иными словами, в таком случае остатки американского влияния, которое можно было бы использовать во имя достижения приемлемого политического решения конфликта, испарятся.

Сам Роджен пишет: «После нескольких недель бесплодных переговоров Государственный департамент США объявил сегодня, что Вашингтону и Анкаре наконец-то удалось договориться о координации усилий по созданию «зоны безопасности» в приграничной полосе на сирийской территории в качестве своеобразного «коридора мира». Первым шагом в рамках реализации данной инициативы станет создание совместного оперативного центра в Турции».

В статье также приводятся слова высокопоставленного чиновника американского внешнеполитического ведомства, который сообщил The Washington Post: «На данный момент план заключается в организации совместного патрулирования американскими и турецкими войсками предполагаемой зоны безопасности для обеспечения на её территории мира и порядка. Укрепление двухстороннего сотрудничества между Соединёнными Штатами и Турцией в этом регионе Сирии, ставшем зоной столкновения противоречащих друг другу интересов, внесёт свой вклад в выполнение задач американской внешней политики в более широком контексте сирийского конфликта в целом».

Роджен подтверждает, что Вашингтону, если Белый Дом захочет иметь рычаги воздействия на исход противостояния в Сирии, нужно будет преодолеть разногласия с Турцией, в основе которых лежит сложный и запутанный комплекс взаимосвязанных факторов. В то же время, он подчёркивает, что Соединённые Штаты должны доказать сирийским курдам, партнёрам по коалиции, участвовавшим в разгроме ИГИЛ*, что они не станут жертвами чисток со стороны турецкой армии.

В статье приводятся слова источника в Государственном департаменте: «Необходимо убедить Турцию в готовности Сил Демократической Сирии отойти из приграничных районов. Пока добиться этого не удалось. Однако оглашённое коммюнике, несмотря на свой временный характер, является впечатляющим шагом в верном направлении».

Кроме того, Роджен приводит в статье слова сенатора Линдси Грэма, который заявил, что командование ВС США и лидеры Конгресса, в отличие от Белого Дома, признают необходимость сохранения большей части американского воинского контингента численностью примерно в 900 человек (а возможно, даже его увеличения) для реализации достигнутых договорённостей.

Сенатор также отметил, что Дональд Трамп должен ясно и открыто заявить о поддержке Соединёнными Штатами инициативы создания «зоны безопасности».

Он добавил: «Президент должен дать понять нашим союзникам, что мы не бросим северо-восточную Сирию на произвол судьбы. Люди находятся в замешательстве. Настало время расставить всё по своим местам. Никто не идёт за теми, кто не готов на решительные меры».

По словам Грэма, американское командование непосредственно в регионе предпочло бы усилить контингент в Сирии, впрочем, лишь на несколько сотен, а не тысяч военнослужащих. Это позволило бы реализовать идею «зоны безопасности» без отвлечения сил и средств, столь необходимых для борьбы с террористами, и предотвратило бы переход курдов на сторону правительства Сирии.

Сенатор пояснил своё мнение касательно опасностей, которые таит в себе потенциальный вывод всех американских войск из Сирии:  «Можно себе представить, что в таком случае уже через год на сирийской территории вновь поднимет голову ИГИЛ, СДС примкнут к правительству в Дамаске, а присутствие Ирана лишь расширится». По его мнению, всё это станет болезненным ударом по национальной безопасности США.

Он также заметил: «С политической точки зрения, если ИГИЛ сможет перегруппироваться после нашего ухода, то ответственность за это будет лежать на плечах Трампа, что скомпрометирует утверждения об отличии его политического курса от политики его предшественника Барака Обамы».

Сам Грэм говорит, что обещание Трампа прекратить американское участие в ненужных стране военных конфликтах за рубежом было верным решением, однако необходимо также реализовать и другое обещание, а именно, не допустить повторения иракского сценария, когда вывод войск из этой страны по инициативе Обамы привёл к образованию вакуума, который заполнил ИГИЛ. Как отмечает сенатор, если стоит выбор между выполнением одного из этих обещаний, выбрать нужно то, которой обеспечит нашу безопасность.

Наконец, Грэм подчеркнул: «Речь не о каких-то военных авантюрах, заговорах с целью захвата нефтяных месторождений или свержении режимов. Речь о защите наших жизненно важных национальных интересов: это и борьба с терроризмом, и недопущение превращения Сирии в источник региональной нестабильности и страданий многих миллионов человек».

*– террористическая организация, запрещенная на территории РФ.