Это был праздничный день. Курдский национальный лидер Абдулла Оджалан с группой своих друзей вышел за пределы города Анкара. Они вышли из автобуса, направились к соснам и сели под одним деревом. Это было местом отдыха. Их было пять человек, и они знали друг друга. Но они впервые провели тут официальное собрание. В этот день и в этом месте в противовес перевороту 12 марта они обсудили борьбу и организованность в Курдистане.

Здесь, в Чубуке, при участии пятерых человек под деревом была заложена основа движения РПК. Это собрание, которое Оджалан организовал на Наврузе 1973 года, стало началом создания группы Апоистов. На этой встрече не было Хаки Карера и Кемаля Пира.

Когда Оджалан создал у плотины в Чубуке курдскую группу, у него уже была другая основная команда. Она была создана в одном из домов окрестностей Эмека и Бахчелиэля. Этот дом был вроде школы, местом изучения и тайным организационным центром.

Член Исполнительного комитета РПК Дуран Калкан рассказал о деятельности Хаки Карера в Анкаре и его роли в формировании РПК газете «Yeni Özgür Politika» (Новая свободная политика).

— Какова роль Хаки Карера в формировании курдского освободительного движения РПК?

— Лидер Апо заложил основу движения РПК на встрече Навруза 1973 года у плотины в Чубуке района Анкары. На ней присутствовали пять человек. Но товарища Хаки Карер там не было. Лидер Апо до того, как провести это собрание, уже был знаком с Хаки Карером и Кемалем Пиром, с которыми жил в одном доме окрестностях Эмека и Бахчелиэля Анкары. Выйдя из заключения в ноябре 1972 года, Лидер Апо, по советам своего тюремного друга, попросил товарищей Кемаля и Хаки оставить его у себя дома. В этом случае они жили в одном доме и, кроме того, Лидер Апо, товарищ Хаки и Кемаль оставались друзьями и в студенческом общежитии.

Вот как, по словам Кемаля Пира, домой к ним пришел Лидер Апо: «В первый день, казалось, он пришел как гость, после второго дня начал командовать». Другими словами, организовав у плотины Чубук курдскую группу, в тоже время у него уже была подобрана дома основная команда. Этот дом был вроде школы, местом изучения, где проводились размышления и тайным организационным центром. В этом доме Лидер Апо формировал свои мысли в идеологическую и политическую линию, и дальнейшее их обсуждение с товарищем Хаки и Кемалем приносило результат.

Те, кто видел талант Лидера Апо и понимал его, приходили к нему. Как сподвижник Али познал и принял пророка Мухаммеда, так же сыграли большую роль в признании Апо и товарищи Кемаль и Хаки.

На встрече у плотины Чубук было создание команды, которое стало официальным свершением, но корнем ее появения стала группа в доме. Личность Хаки Карера стала известна в плане организованности, Кемаля Пира — как активиста. Эти два помощника познали идеи Лидера Апо и до конца жизни вели пропаганду, стремясь превратить их в организацию и движение.

С того момента Хаки Карер принял на себя сложную революционную работу просвещения людей, их обучение и подготовку и достойно справлялся с этой работой.

Группа Апоистов сложилась благодаря упорному труду и безусловной решимости товарища Хаки Кареры. Поэтому Лидер Апо говорил о нем: «Он был моим тайным духом», и добавлял: «Раньше мы много не разговаривали с друзьями и понимали друг друга по глазам». Действительно, он понимал Лидера Апо. И когда товарищ Хаки был озадачен чем-то, Лидер Апо уверенно говорил: «Хаки и так знает, что нужно делать». Разумеется, если бы товарищ Хаки не понимал идеи Лидера Апо, он бы не смог воплотить их на практике. Благодаря именно таким фигурам и новаторам РПК заложила крепкое основание.

— Как вы познакомились с Хаки Карером? И где была ваша первая встреча с ним?

— В 1971-1972-х годах Хаки Карер поступал на факультет математики университета Анкары. Я также поступил на эту специальность в 1972-1973-х годах. В это время товарищ Хаки поступал на второй курс. Но на втором курсе у нас было два общих предмета, которые он не прошел. Таким образом, в 1972-1973-м учебных годах мы познакомились на кафедре наук университета Анкары.

Все специальности этого факультета находились в одном здании. Продолжался военно-фашистский переворот 12 марта 1971 года. Сопротивление Махира и Дениза оказало сильное воздействие на молодежь высшей школы. Поэтому среди молодых людей быстро и интенсивно популяризировались «революционно-антифашистские» идеи. И сколько бы не было арестовано бывших сотрудников или же распущено организаций, увеличивалось количество сочувствующих и симпатизирующих им массы революционной молодежной. Во всех факультетах и академиях развивались естественные молодежные революционные движения.

На факультете наук большинство было фашистских студентов, поддерживающих MHP. Факультет находился в руках фашистов. Поэтому левые студенты и революционеры общались и действовали отдельно. Окружающая среда заставила их организоваться. В таком обществе на предметах математики я узнал и подружился с Хаки Карером.

Первый год он редко посещал учебу, так как занятий было мало; по этой причине мы не часто виделись. Второй год мы стали больше видеться и общаться. Тогда мы были молоды и горячи, мы особо не понимали происходящее, но на основе познания мы укрепляли дружбу. У него и так было правильное понимание. Когда я поступил на свой факультет, он уже прояснил свой путь. Со второго класса в лицее я признал левые взгляды и примкнул к революционной молодежи. Поэтому с самого начала нашего знакомства мы понимали друг друга и держались в том же окружении. Первая наша встреча была во время учебы в обществе революционной молодежи. Мы вдвоем и так участвовали в этих группах, но я был еще бессознательным и наивным. Я входил в их состав просто из-за симпатий к революционерам. На мою сознательность тогда большое влияние оказал товарищ Хаки Карер.

— Каков был процесс переезда Хаки Карер из Анкары в Курдистан?

— Подробности этого мне не известны. Товарищ Хаки в 1973-1975 годах работал в Анкаре. В этом городе были организованы домашние группы, которые возглавлялись друзьями товарища Хаки. До осени 1974 года он жил в доме района Бахчелиевра. После чего с 1974 по 1975 год он снял дом в Дикмене. А с 1975 по лето 1976 года арендовал дом в Аниттепе. Летом 1976 года он передал все свои вещи в пользование товарища Карасу и, чтобы больше не возвращаться, уехал из Анкары.

Но это была не первая его поездка в Курдистан. То ли осенью, то ли зимой 1975 года он отправился туда на заработки. Из-за языкового барьера, он не знал курдский язык, ему пришлось недолго там оставаться, и поэтому вместе с товарищем Мазлумом они уехали в Батман. В общем, за короткий промежуток времени он побывал во многих районах Курдистана. Но его окончательный переезд состоялся в 1976 году.

— Он сам отправился в Курдистан, или это было решение, принятое на встрече в Дикмене?

— В то время не было организации, это было дилетантством, поэтому поездки туда и обратно не основывались на решениях организации, а на пожеланиях и имеющихся возможностях.

И сколько бы он не приезжал в Курдистан, зачастую для передачи результатов деятельности Лидеру Апо он отправлялся в Анкару.

Другими словами, важно понять, что поездки товарища Хаки в Курдистан не являлись решением или одноразовым событием, а процессом постоянного взаимодействия. На самом деле, даже после возвращения из Аданы в Дилок летом 1976 года, в начале 1977 года он вернулся в Анкару для участия в собрании в доме Пилота Неджати. Также товарищ Хаки, не выставляя себя, смог создавать под руководством Лидера Апо все его организации.

— В каких городах Турции и Курдистана вели работу? Кто из товарищей был организатором?

— Конечно, я не смогу ответить на все эти вопросы. Он учился в лицее своего родного города Орду, и как сочувствующий молодой революционер вел там работу.

Он были известен среди молодых людей Орду. Я знаю, что в мае 1975 года он отправился в Синоп к учителю Чермуги, известному по имени Орхан, но он не оставался здесь надолго и ни с кем не связывался. Долгое время он работал в Анкаре и был связан со всеми университетами и соседними районами. Некоторое время он работал в Батмане. Первый фундамент в основание группы РПК он заложил в Батмане. Возможно, во время землетрясения он отправился в Ван. Некоторое время он также работала в Адане. Позже он устроился в Дилоке, Гургуме, Семсуре и Урфе.

На митинге в Суруче весной 1976 года он присутствовал на похоронах Февзи Аслансоя. Я не знаю, кого из соратников непосредственно организовал товарищ Хаки. Например, товарищ Мазлум следующими словами говорил о своем присоединении: «Мы сели, товарищ Хаки четыре часа рассказывал нам об идеях группы, и после того, как он завершил, я сказал, что хочу присоединиться к ним, и стал Апоистом». Товарищ Хаки до конца жизни был с командой Апоистов и занимал особое место в подвижничестве этих людей. Он был самой узнаваемой личностью в команде. И своей гибелью он сыграл важную роль в движении каждого.

Завтра:

— Воспоминания о Хаки Карера

— Почему Хаки Карер стал целью

— Член Исполкома РПК Дуран Калкан

Источник: газета Новая свободная политика «Yeni Özgür Politika»