Авиаудар по Тель-аль-Харе в Сирии был нанесен 12 июня. На этой горе находились наблюдательные пункты сирийского режима и некоторых групп, связанных с Ираном. 

На следующий день Корпус стражей исламской революции Ирана (КСИР) обвиняется в нападении на два нефтяных танкера в Йеменском заливе. Инциденты имели место в нескольких тысячах километров друг от друга, и это помогает нам понять масштабы поля битвы, которое связывает Иран и его союзников. 

Альянсы, принимающие участие в этом состязании, хорошо известны. 

С одной стороны, Иран, проиранские шиитские ополчения в Ираке, сирийский режим, «Хезболла» в Ливане, ХАМАС и палестинский Исламский джихад в Газе и, наконец, повстанцы-хуситы в Йемене. 

С другой стороны – союзники США, такие как Израиль и Саудовская Аравия. 

Стратегия Ирана не основана на прямом административном контроле над всеми доверенными лицами. Но Исламская республика Иран, безусловно, поощряет своих союзников различными способами и, вероятно, также призывает их проявлять сдержанность в другое время. 

Например, после того, как в начале мая США предупредили Иран о последствиях каких-либо нападений, режим в Тегеране, похоже, смягчил некоторые провокации. Но он также предпринял другие зондирующие атаки. 

США говорят, что Иран «почти наверняка» стоит за атакой на четыре танкера у берегов ОАЭ 12 мая. Ракета была выпущена возле посольства США в Багдаде 19 мая. Повстанцы-хуситы усилили атаки беспилотников на город и аэропорт Абха в Саудовской Аравии. 

Можно заключить, что стратегия действует и что Иран экспортировал ракетные технологии своим союзникам. Некоторые из них хорошо известны, например, впечатляют успехи в ракетной технике ХАМАС в последнее десятилетие, как и хуситы (шиитские повстанцы в Йемене), стреляющие баллистическими ракетами по Эр-Рияду. Или же сам Иран заявляет, что его ракеты могут поразить американские объекты. Иран даже продемонстрировал свои новые возможности и точность в ходе атак против диссидентов в Койе в Ираке и против ИГИЛ (организация запрещена в России) в прошлом году в Сирии. 

Затем идут последние ракетные и минометные обстрелы, вероятным виновником которых являются поддерживаемые Ираном группировки. 14 июня минометные обстрелы авиабазы Балад в Ираке. 17 июня атаки против лагеря Таджи в Ираке, где присутствуют американские войска. 18 июня нападение в Мосуле. 19 июня атака против нефтяных месторождений в районе Басры, где «Эксонмобил» имеет представительства. Конечно, Иран отрицает свою причастность ко всему этому. В Мосуле «нашли» гранатомет. Ни одна группа не берет на себя ответственность за обстрелы. Некоторые говорят, что это может быть ИГИЛ (организация запрещена в России). 

Так много нападений на множество мест, где представлены США? 

Стратегия Ирана и его союзников заключается в том, чтобы показать, что они могут поджечь весь Ближний Восток, если захотят. От Ливана до Сирии, Ирака, Йемена и Оманского залива Иран противостоит США и их союзникам. 

Такие авторы, как Мартин Чулов, назвали часть этой стратегической карты «дорогой к морю» Ирана – коридором влияния через Ирак и Сирию к «Хезболле» в Ливане. Но есть также южный фланг, который связывает Иран с Йеменом и Оманским заливом и другими частями Ирака. 

Стратегия Ирана не похожа на довоенную стратегию двух враждебных союзов в Европе. Ему не нужно вычислять точное время развертывания конкретных подразделений в духе плана Шлиффена, который немцы придумали, увидев войну как композицию Моцарта. 

Скорее иранский план напоминает сочинения Бетховена, со всей мощью и неожиданностями его симфоний. Стратегия Тегерана сейчас заключается в том, чтобы испытать США и их союзников на многочисленных фронтах, в то время как Вашингтон говорит, что не хочет войны – он хочет только максимального давления на Иран. 

Однако для многих стран, включая Израиль и Саудовскую Аравию, конфликт низкого уровня против доверенных лиц Ирана продолжается уже в течение многих лет.