Несмотря на санкции, наложенные на него Соединенными Штатами и некоторыми европейскими странами, он все еще развивает свой бизнес и даже открыл новую компанию и назвал ее в честь себя.

Махлуф, считающийся самым богатым человеком в Сирии, управляет бизнесом семьи Асадов и поэтому имеет больше контроля над тем, как принимаются экономические решения в этой стране, чем министры экономики. Он сделал свое состояние благодаря участию в строительстве, импорте, СМИ и компании Syriatel (поставщик услуг мобильной связи), которую он возглавляет. Он также представляет государственные и частные иранские компании, которые получили разрешение инвестировать в Сирию в рамках погашения Асадом долгов, связанных с иранской военной и экономической помощью режиму. (Около 50% ВВП Сирии контролируется семьей Асадов через различные государственные и частные компании — прим.)

Тем не менее, у Махлуфа есть мощные конкуренты, например, Самер Фоз, который также является турецким гражданином и поддерживает очень тесные связи с сирийским разведывательным сообществом. Фоз прежде делал деньги благодаря связям с исламскими банками, работающими в Сирии. Через них он управлял финансовой сетью, которая обходила санкции, введенные против Сирии.

Фокс, мусульманин-суннит, создал подставные компании за пределами Сирии, финансировавшие людей, близких режиму Асада, которые не могли получить финансирование иначе.

Наряду с этими двумя магнатами есть ряд бизнесменов, которые обеспечивают экономическую безопасность режиму, в основном семье Асада. Среди них Мохаммед Хамшо, друг Махера Асада, брата президента. (Махер Асад курирует большинство силовых структур Сирии и является вторым по влиянию лицом в государстве, так же он рассматривается в качестве главного проводника иранского влияния в Сирии — прим). Хамшо отвечал за отмывание денег для режима Саддама Хусейна в Ираке два десятилетия назад, а также подписал нефтяные соглашения между Ираком и Сирией до войны против Ирака, когда режим Саддама попал под международные санкции.

Хоссам Аль-Катерджи еще один бизнесмен, служащий режиму. Он действует в северной Сирии, где он создал систему контрабанды нефти для Исламского государства, после того как оно захватило нефтяные месторождения Сирии. Катерджи создал парадоксальную ситуацию: режим Асада покупал нефть у ИГИЛ (с которым он воевал — прим.) по цене значительно ниже рыночной, тем самым помогая финансировать эту группировку.

Это лишь несколько человек, которые финансируют семью Асада и могут извлечь большую пользу из восстановления Сирии. Между тем, существует много возможностей заработать деньги в то время как война продолжается. Например, сирийцы устремляются в северные регионы страны, которые считаются относительно безопасными. Сотни тысяч изгнанных людей достигли Северной области, окружающей провинцию Идлиб.

Эти беженцы испытывают трудности с поиском доступных мест для проживания. Владельцы жилья подняли цены. Правительство и строительные компании, принадлежащие друзьям режима, также оказались заинтересованы в этой ситуации. Самый последний проект предполагает строительство тысяч квартир. Жилье должно быть недорогим, например, двухкомнатная квартира будет стоить около $5,000, из которых $1,000 будет выплачиваться заранее, а остальное — в размере $150 в месяц, что примерно соответствует уровню аренды в этом районе.

Но если вы зарабатываете $150 или $200 в месяц, как многие сирийцы, это жилье вам недоступно. В результате только относительно богатые смогут купить эти квартиры, а затем сдать их в аренду коренным жителям, которые не могут позволить себе купить дом самостоятельно. Таким образом, создаются новые элиты люди, которые имеют немного больше, чем их соседи. Новые домовладельцы и их арендаторы, в свою очередь, будут зависеть от строительных компаний, финансирующих проекты. Те же обязаны своими доходами сирийскому режиму.

Так же обстояли дела и в Сирии до войны. Изменились только клиенты.

В круг выгодоприобретателей от войны входят не только сирийские бизнесмены, но иранские и российские, однако они представляют страны, которые являются союзниками Дамаска. С другой стороны, Турция считается оккупантом, и сирийский режим хотел бы, чтобы она вывела свои силы. Дамаск, конечно, не собирается давать Турции никаких проектов.

Однако у Турции есть свои экономические рычаги влияния, которыми можно воспользоваться. Она захватила город Африн на севере Сирии, а также контролирует другие районы на севере вдоль границы. Десятки тысяч сирийских беженцев достигли Африна при поддержке Анкары. Турция рассматривает иммигрантов как эффективный способ разбавить курдское население, которое враждебно относится к турецкому государству. Новые поселенцы пользуются не только относительной безопасностью, но и экономической поддержкой Турции. Похоже, что турецкие компании скоро будут строить дома для этих беженцев, чтобы побудить их остаться в Африне.

Такие экономические ниши использование проблем перемещенных лиц и беженцев, захват активов, оставленных людьми, которые вынуждены были бежать, и мафии, управляющие инфраструктурой превратили Сирию в страну возможностей для мафиозных группировок и близких к режиму семей, вместо того, чтобы развивать экономическое планирование, необходимое для восстановления страны.