Эпицентр столкновений на северо-западе Сирии, похоже, переместился из Идлиба, поскольку поддерживаемые Россией сирийские правительственные войска сосредоточили свои усилия на западном Алеппо. Сирийский режим стремится перехитрить Турцию, вызвав массовый приток беженцев в эту страну.

В ответ Турция пригрозила сирийскому режиму. «Это наши последние предупреждения, начался последний отсчет времени, — сказал Эрдоган 19 февраля, обращаясь к своей парламентской группе. — Операция в Идлибе неизбежна».

Сирийские правительственные войска захватили около 20% территории в Идлибе и около 15% территории в Алеппо с начала февраля, несмотря на массированное наращивание Турцией сил в регионе для противодействия наступлению. Боестолкновения были в основном сосредоточены в Саракебе, примерно в 20 километрах к юго-востоку от города Идлиб.

Сдвиг боевых действий в сторону западного Алеппо, где ситуация была относительно стабильной с 2012 года, произошел после того, как поддерживаемые Турцией группировки Сирийской национальной армии (СНС) сбили вертолет режима близ Найраба 12 февраля.

Силы президента Башара Асада и проиранские ополченцы неожиданно начали наступление на западный Алеппо, чтобы захватить Атариб, город на дороге к Баб-эль-Хава, главный пункт снабжения на турецкой границе. У сирийских правительственных сил, похоже, есть две цели в связи с этим неожиданным шагом: перерезать основные маршруты снабжения, соединяющие Турцию с Идлибом и Африн с Идлибом, а также захватить северо-западную сирийскую деревню Бариша, чтобы контролировать действия турецких войск и заставить сирийских беженцев, разместившихся вдоль пограничной зоны, бежать в Турцию. В настоящее время в пограничном районе скопилось около 600 000 беженцев.

Турция, похоже, полна решимости не открывать пограничные переходы и настаивать на создании безопасной зоны внутри города Идлиб, которая была бы достаточно большой, чтобы разместить всех беженцев в этом районе. Она продолжает посылать подкрепления, невзирая на риски, чтобы укрепить свои позиции за столом переговоров.

Совсем недавно Турция направила в западный Алеппо подразделение вооруженных коммандос для защиты города Атариб и создала два военных контрольно-пропускных пункта на главной дороге, соединяющей регион с Атарибом.

14 февраля поддерживаемые Турцией боевики СНС (Сирийская национальная армия) сбили сирийский вертолет в западном Алеппо, что еще больше обострило обстановку. В ответ российские истребители Су-35 и силы режима обстреляли позиции повстанцев в этом районе 15 февраля. Интенсивные столкновения почти прекратились 16 февраля, за день до встречи турецкой и российской делегаций в Москве. Однако сторонам не удалось достичь компромисса, и столкновения возобновились 18 февраля.

Разногласия между Москвой и Анкарой в основном связаны с различными толкованиями Сочинского соглашения 2018 года.

Турция утверждает, что Москва не реализует вторую статью соглашения, которая призывает Россию поддерживать режим прекращения огня в Идлибе и вокруг него, принимая все необходимые меры для предотвращения военных операций и нападений.

По мнению Турции, Россия несет ответственность за предотвращение наступления войск Асада в Идлибе, однако силы Башара Асада нарушают режим прекращения огня с 2019 года. Тем более что с мая Москва, похоже, прекратила попытки сдержать дамасскую администрацию, подготовив почву для недавнего наступления. Турция утверждает, что неизбирательные бомбардировки Россией гражданских объектов, включая больницы и рынки, представляют собой еще одно нарушение этой статьи.

Москва в ответ делает упор на 10-ю статью соглашения, которая призывает к борьбе с терроризмом в зоне деэскалации Идлиба. По мнению России, присутствие джихадистских элементов на местах легитимизирует наступление правительственных сил Сирии, сводя на нет перемирие. Таким образом, в основе противоречивых взглядов лежат различные трактовки Сочинской сделки.

Какая стратегия остается возможной для Турции?

Тактика Турции состоит в том, чтобы полагаться на фракции СНС в качестве основного направления атаки, но эта тактика, по-видимому, не работает, поскольку фракции не могут действовать как единая сила из-за внутренних разногласий и отсутствия механизмов общего командования.

Тем временем около 10 000 турецких военнослужащих и силы режима, похоже, избегают решающего сражения за город Идлиб. Поскольку Турция не контролирует воздушное пространство там, турецкие войска пытаются поддерживать давление на силы режима с помощью тяжелой артиллерии, минометов и ракетного огня. Предполагая, что Турция не отважится на полномасштабную атаку на силы Асада, Москва, вероятно, считает, что лихорадочные заявления президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана предназначены для внутреннего потребления.

«Если хоть малейший вред будет нанесен нашим войскам на наблюдательных пунктах или где-то еще, мы ударим по силам режима где угодно, не ограничиваясь Идлибом», — заявил Эрдоган 12 февраля, сигнализируя о том, что главным условием деэскалации является безопасность турецких войск. Число погибших турецких военных в последнем бастионе антиасадовских боевиков достигло 14 человек.

Военная ситуация в Идлибе заходит в тупик. Тем не менее, если давление сил режима продолжится, Турция, по-видимому, готова обострить ситуацию в западном Алеппо путем значительного укрепления позиций между турецкой границей и Атарибом.