Сотни тысяч людей из Африна, которые мигрировали в кантон Шахба после вторжения турецких войск, живут в лагерях и испытывают нехватку ресурсов. Жители Африна не получают никакой поддержки от международных гуманитарных организаций и призывают ООН помочь им вернуться на свои земли.
Согласно данным всеобщей переписи, проведенной администрацией кантонов Африн и Шахба, сейчас более 175 тысяч жителей Африна живут в тяжелых условиях. Люди, которые покинули свои дома в одной только одежде во время нападения, грабежей и вторжения турецких войск и союзных им банд, не получают никакой поддержки со стороны международных гуманитарных организаций.

Хайри Рашид, который поселился в недавно построенном лагере Сардам в деревне Тиль Сосин в районе Шахбы Фафине, после того, как он был вынужден уехать из деревни Кахре района Мабата в Африне, рассказал, что они вынуждены бороться с несколькими проблемами. «После того, как мы покинули нашу деревню, мы поехали в Африн, но турецкие войска продолжали атаковать. Затем мы приехали в Шахбу. Мы живем здесь в действительно очень суровых условиях. Дети болеют. Палатки слишком нагреваются в течение дня, и мы не можем найти никакого укрытия. Мы хотим вернуться на наши земли, но не можем поехать туда в этих условиях. Мы хотим вернуться туда под наблюдением ООН и других международных сил». 

Фикрат Михамад Джафар, который уехал в Африн из Алеппо, но был вынужден переехать снова из-за вторжения турецких войск, сказал: «Мы думали, что в Африне ничего не случится, но враг и там обрушил на нас град бомб. Они хотят, чтобы мы оставили Африн им. Но мы никогда его не бросим».
Ибрагим Рашид заявил, что никто, кроме курдского народа, не предложил им никакой поддержки, и сказал: «Мы сейчас живем за счет милости незнакомых нам людей, мы разорены. Но мы выживем. Если у нас есть кусок хлеба, то это все благодаря нашим друзьям». 
Зайнап Камус сказала: «Мы сейчас находимся в действительно сложной ситуации. Мы покинули Африн, но никто не спрашивает, все ли у нас в порядке. Приближается лето, и здесь будет еще труднее жить. Мы хотим вернуться в Африн. Мы хотим, чтобы ООН взяла на себя ответственность».