Тем временем Amnesty International уточнила число погибших в результате протестов в Иране в ноябре – оно составило 304 человека.

Иранские власти до сих пор отказывались сообщать какие-либо официальные цифры о числе погибших среди протестующих, вызывая разочарование даже у консервативных СМИ. Абдулла Ганджи, главный редактор газеты «Джаван», связанной с Корпусом стражей исламской революции (КСИР), написал открытое письмо с вопросом, почему официальные данные до сих пор не опубликованы.

«Причины человеческих жертв в ходе ноябрьских беспорядков еще не были раскрыты официальными лицами, но десятки различных цифр числа убитых были упомянуты враждебными движениями, СМИ и западными деятелями», – написал Ганджи. Иранские официальные лица часто называют ноябрьские протесты «беспорядками» или «недавними событиями».

Протесты вспыхнули после того, как президент Хасан Роухани объявил о сокращении субсидий на топливо. Демонстрации были встречены жесткими репрессиями и длительным отключением интернета.

Ганджи сказал, что число убитых в ходе недавних протестов больше, чем во время протестов декабря 2017 – января 2018 годов, и больше, чем после протестов, состоявшихся после выборов 2009 года. Он сказал также, что, если чиновники не опубликуют точные цифры, другие будут рассказывать «истории, наполненные злобой, об этом историческом моменте». Он добавил: «Не исключено, что будущие поколения прочтут, что люди вышли протестовать против цен на топливо и что государство, без всякой на то причины, не проявило терпения и убило их всех».

Ганджи добавил, что молчание правительства наносит такой же вред, как и комментарии врагов страны. Он спрашивает, почему в ходе предыдущих акций протеста, несмотря на гораздо большее число участников, было убито гораздо меньше людей. Ганджи также попытался объяснить большое число смертей, заявив, что некоторые из них имели место возле зданий полиции, или были связаны с нападениями на машины скорой помощи, или стали результатом вооруженного конфликта, или что некоторые из убитых имели в руках оружие, например ножи.

В то же время Ганджи воздерживается от критики администрации и, похоже, обращается к государству с вопросом о том, почему оно плохо справилось с последствиями одной из самых кровавых волн репрессий в постреволюционном Иране. Независимо от объяснений, Ганджи и, вероятно, многие иранские чиновники понимают, что если они не предложат никаких объяснений, то правительство и средства массовой информации понесут репутационный ущерб.

Лондонская организация Amnesty International сообщила, что число погибших в результате протестов достигло 304 человек. Кроме того, она заявила: «Дети в возрасте 15 лет были задержаны вместе со взрослыми, и некоторые содержатся в тюрьме Фашафуйе, в районе Тегерана, печально известной пытками и другими видами жестокого обращения. Другими местами содержания задержанных являются военные казармы и школы».

Ганджи – не единственная консервативная фигура, обеспокоенная последствиями ноябрьских протестов. Глава судебной системы Эбрахим Раиси задал вопрос местным и провинциальным прокурорам, попросив «прояснить положение арестованных». Считается, что число задержанных исчисляется тысячами. Раиси отдал общенациональный приказ прокурорам, согласно которому у них есть 20 дней для рассмотрения дел «любого лица, которое было арестовано по любой причине, так что лица, чье задержание не является необходимым, могут быть освобождены».