Визит организации состоялся 11 февраля, и с тех пор лагерь пополнился немалым количеством беженцев. Однако в докладе, опубликованном Ассоциацией по правам человека, содержится информация о составе населения лагеря, и основных проблемах, с которыми сталкивается администрация лагеря.

На момент визита Ассоциации по правам человека в лагере находилось порядка 38 000 беженцев, в основном из Ирака (13 429), Сирии (14 185) и других стран (1 124).

Также в нем находились беженцы из Хаджина, недавно освобожденного Демократическими силами Сирии, 28 748 человек. И все еще не было места для размещения 3000 семей.

Это первая проблема. Как отметили представители делегации: «Лагерь заполнен до предела, на данный момент в нем находится в 4 раза больше беженцев, чем позволяет его потенциал. Тем не менее, — добавили проверяющие, -руководство лагеря делает все возможное, чтобы разместить всех нуждающихся должным образом».

Основной проблемой беженцев и руководства лагеря является тот факт, что помимо администрации Джазиры, их почти не поддерживают другие учреждения, как внутри страны, так и за ее пределами.

«К примеру, — говорят представители Делегации по правам человека, — большой проблемой является обогрев, т.к. переполненность лагеря означает также нехватку обогревателей. 4000 семей на данный момент находятся без тепла. Другая проблема — это вода. По той же причине перенаселенность означает меньшее количество воды на душу населения.

На момент нашего визита администрация смогла предоставить 15 литров воды на человека в день».Еще один вопрос — нехватка палаток, и плохое состояние большинства из них. Сейчас 3000 человек остаются без жилья, а в некоторых палатках размещается до пяти семей.

Срок эксплуатации большинства палаток — 8 лет или даже больше. Это означает, что они износились и почти непригодны для жилья.

Продовольствие предоставляется администрацией лагеря, но они не могут обеспечить всех нуждающихся, в связи с чем обращаются за посторонней помощью.

Относительно состава беженцев, представители Делегации по правам человека подтвердили, что многие женщины и дети связаны с наемниками из ИГИЛ*, т. е. являются их женами и детьми. Большинство из них — это граждане Марокко, Бельгии, Афганистана, Дагестана, Индии.

Посетители лагеря побеседовали с Аишей Амир Бек из Дагестана. Она была замужем за Тахой Мирза, тоже из Дагестана, у них двое детей: одному 3 года, а другому всего 3 месяца. Ее муж был убит, а саму Аишу спасли Демократические силы Сирии.

Она жалуется на нехватку молока (что также подчеркнуло руководство лагеря) и говорит, что хочет вернуться в Дагестан.

Другая женщина, Надя Багури из Бельгии, училась в университете, работает медсестрой.  Она приехала в Сирию со своим мужем Мухаммедом Мазруи шесть лет назад. У них 4 детей в возрасте 6, 5, 3 и 2 лет (последний страдает эпилепсией и нуждается в регулярном лечении). Семья приехала из Або Бадрана и сдалась Демократическим силам Сирии.

Замира из России была замужем дважды.  Ее первый муж убит, что случилось со вторым мужем — она не знает.У Замиры трое детей, в лагерь она тоже приехала из района або Бадран.

Помимо насущных и материальных проблем, существуют также трудности адаптации наемников из ИГИЛ и их семей в лагере.

Многие из таких беженцев, по словам администрации лагеря, по-прежнему поддерживают ИГИЛ, придерживаются их правил и «принципов».

Поэтому они не соглашаются на сотрудничество со стороны администрации лагеря и заявляют, что готовы выполнить любые приказы, которые получат от организации.

Есть проблема с детьми, которые проходят военную подготовку и попадают под влияние экстремистских идей.

По словам Делегации по правам человека, эти дети срочно нуждаются в реабилитации, которая облегчила бы их интеграцию в общество, не создавая угрозы другим людям.

*- террористическая организация, запрещённая на территории РФ