Неделю назад официальный представитель Курдского Красного Полумесяца сообщил, что по меньшей мере 348 гражданских лиц погибли во время более чем 50-дневного конфликта в маленьком кантоне Африн в северной Сирии. Хотя Турция признала, что многие были убиты в результате военных действий, она раскритиковала утверждения о том, что преднамеренно целилась в гражданских и даже намекнула, что жертвы среди гражданского населения были курдскими бойцами Отрядов Народной Самообороны (ОНС) переодетые в гражданскую одежду.
Независимо от того, честна или нет Турция в этом отношении, обвинения отражают общепринятое мнение, что с точки зрения общественной морали хуже умышленно убивать мирных жителей, чем убивать их либо случайно, либо ненароком.
Но когда эта «моральная интуиция» будет записана в международное право, она может сделать гражданское население скорее даже более уязвимым, а не защищенным.
Итак, как Турция оправдывает убийство мирных жителей?
Позвольте мне рассказать о проблемах, связанных с мониторингом военных и гражданских потерь. Во-первых, как бы трудно это ни было признать, но международное право разрешает государствам убивать гражданских. Государства могут убивать мирных жителей, пока эти убийства пропорциональны ожидаемым военным достижениям. Умышленное убийство даже одного мирного жителя является военным преступлением, однако авиаудары, которые «случайно» убивают гораздо большее число гражданских лиц, могут расцениваться как «допустимые», если военные решат, что их смерть пропорциональна достижениям. Это дает большую власть военным, принимающим такие решения. Если они определяют цель, важно, смогут ли они оправдать гибель и страдания мирного населения. Целью может быть дом, школа, дамба, деревня или весь город.
Во-вторых, международное право допускает «правдоподобное отрицание» гражданских убийств. При практически полном контроле над военными операциями «суверенных стран» практически невозможно контролировать нападения: намеренно ли военные атаковали на гражданских или нет. В результате, можно утверждать, что их смерть что-то вроде аварии. И доказать это будет проще пареной репы. Трудно определить, намеренно ли военные, принимающие решения, убивают мирное население. Они всегда могут исказить свои мотивы — или, чтобы их правильно поняли, они могут лгать. Эрдоган, Нетаньяху, Буш, Трамп или Блэр — список можно продолжить.
Запрет «предполагаемого» и «непропорционального» убийства фактически создает правовые лазейки, которые государства могут использовать для оправдания тактики, которая может, по сути, привести к массовым убийствам мирных жителей.
Когда в середине 1970-х годов были созданы дополнительные протоколы к Женевским конвенциям, многие западные государства, включая США и Канаду, использовали язык намерений и соразмерности для разработки законов войны, которые дают воюющим сторонам значительную свободу в принятии решений. Например, в статье 51 (2) говорится, что «гражданское население как таковое … не должно стать объектом нападения». Когда эта статья обсуждалась, критики утверждали, что формулировка оставила лазейку, позволяющую правдоподобную отрицательность. Но фраза все же осталась.
Запрещение преднамеренных убийств гражданских, позволяя государствам подвергать гражданское население «пропорциональному» случайному вреду, затрудняет использование этого закона для защиты мирного населения.
Что касается Турции, то в докладах о правах человека часто используются фразы, которые позволяют напрямую обвинять суверенные государства в военных преступлениях. Например, 23 февраля Human Rights Watch опубликовала отчет, озаглавленный как «Смерти среди гражданского населения из-за турецких атаках могут быть незаконными».
Тем не менее, действия Турции в Африне, несмотря на все юридические лазейки в международном праве, которые позволяют пользоваться некоторой свободой на поле боя, могут расцениваться как военные преступления и убийства гражданских лиц, что подтверждает растущее количество доказательств.
И каковы были последствия «войны с террором» Эрдогана?
Деревни превратились в руины. Не только дома мирных жителей разрушены, но и вся их повседневная жизнь превратилась в развалины. Мужчины, женщины и дети были убиты или тяжело ранены. Оставшихся в живых ожидает ужасное будущее. Они подвергаются насилию, унижению, сексуальным домогательствам и казням из-за этнической принадлежности или религий. Кроме того, их дома были захвачены поддерживаемыми Турцией джихадистами, уничтожены фермы, убит крупный рогатый скот. Их поселения были отрезаны от водо- и электроснабжения.
Это всего лишь малая доля последствий той войны, которая, по утверждениям Эрдогана, принесет мир народам Африна.
Проблема здесь не в том, что думает или делает Эрдоган. В истории всегда были такие диктаторы, как Эрдоган. Проблема заключается в невозможности осудить то, что он делает или остановить его. Неэффективные международные законы, которые легко обойти, грязные сделки с оружием, очень аморальная сделка в отношении беженцев, тайные политические намерения ЕС, США и России укрепляют Эрдогана в его нападениях на тех самых людей, которые пожертвовали своей жизнью, сражаясь против «общего зла» ИГИЛ.
Турецкая армия убивает мирных жителей в Африне. Выражаясь юридическим языком, турецкая армия убивает гражданских лиц «непропорционально» в Африне. Также Турция формирует джихадистские группировки, которые называют курдов «свиньями-атеистами для уничтожения», а езидов — «приспешниками дьявола». Пришло время вспомнить осаду города Кобани ИГИЛ и геноцид езидов в Синджаре, потому что история повторяется. И именно поэтому молчание западных государств и всех «демократических» институтов является своего рода соучастием. Сегодня поддерживаемые Турцией джихадисты, придерживающиеся той же самой идеологии ИГИЛ, осаждают Африн, а община езидов в Африне вновь подвергается риску массового геноцида по мере продвижения джихадистов в Африн.

Источник: theregion.org