Однажды, да будет Божья милость над родителями слушателей, жил-был пастух, жил он на краю деревни, в пещере; однажды жена его забеременела и родила. Но всевышний послал ей вместо ребенка Тыкву. Тыкву эту положили на полку, да там и оставили. Сидели пастух с женой и о чем-то разговаривали.
Вдруг слышат: Тыква заговорила.
— Батюшка! — сказала она.
Испугался пастух.
— Чего тебе? — спрашивает.
— Я хочу, чтобы ты пошел посватать за меня дочь хакима[1], — отвечает Тыква.
А дочь хакима была необычайная красавица.
Взамен калыма хаким требовал за нее выполнения одного условия. У дворца хакима стояли два курси[2] — одно золотое, другое серебряное. Каждый, кто приходил свататься за дочь хакима, садился на золотое курси, а тот, кто приходил с какой-нибудь просьбой, садился на серебряное.
Когда услышал такую просьбу пастух, перепугался он насмерть и говорит:
— Сынок, ведь я пастух, хаким отрубит мне голову!
— Да нет же! — отвечает Тыква. — Говорю тебе, иди сватай за меня дочь хакима!
Наутро встал пастух, оставил свое стадо, пошел ко дворцу хакима и сел на золотое курси.
«Пусть хаким рубит мне голову, — думает он про себя, — я хоть избавлюсь от всех своих хлопот!»
Проснулся хаким, выглянул в окно и увидел, что на золотом курси сидит пастух. Сжалился он над ним и крикнул:
— Эй, пастух, ты ошибся! Если тебе нужно несколько курушей, то пересядь на серебряное курси! Я дам тебе деньги, ты, видно, в большой нужде!
— О мой хаким! — отвечал пастух. — Ведь я пришел сватать твою дочь за моего сына.
— Ну тогда я тебе скажу свое условие, оно очень легкое!
— Говори.
— Я хочу, чтобы завтра на заре передо мной стояли сорок всадников в пурпурных одеяниях, с золотыми доспехами и на пегих конях. Не сумеешь этого сделать, отрублю тебе голову.
— Слушаюсь, мой хаким, — отвечал пастух.
Встал пастух с золотого курси и с тяжелым сердцем отправился домой.
— Ну, что сказал тебе хаким? — спрашивает жена.
— Да вот велел завтра на заре привести к его дворцу сорок всадников в красной одежде, с золотыми доспехами, на пегих конях. А не приведу, так голову отрубят!
Тут с полки послышалось:
— Батюшка!
— Чего тебе? — спрашивает пастух.
— Знаешь ты большую скалу около леса?
— Знаю.
— Ну вот, пойди к скале, в ней ты увидишь отверстие. Приложи к нему лицо и крикни: «Ахмед-хан! Твой брат Мехмед-хан шлет тебе салам и просит, чтобы завтра на заре ты привел бы в дом хакима сорок всадников в пурпурной одежде, с золотым оружием и на пегих конях!» А потом возвращайся домой и ни о чем больше не беспокойся.
Не поверил пастух. «Ах, эта Тыква разрушит мой очаг», — подумал он про себя. Но все-таки пошел к скале и выполнил все, что велела ему Тыква.
Вернувшись домой, он лег в постель, но так и не сомкнул глаз от страха.
А между тем хаким приказал палачу:
— Завтра утром отрубишь голову пастуху. Я поставил ему условие, которое ни он и никто другой выполнить не смогут!
Встал палач утром, глядит, а около дворца стоят сорок всадников в пурпурной одежде, в золотых доспехах и на пегих конях.
Проснулся хаким, увидел всадников и удивился.
А пастух, дрожа от страха, пришел на заре к дворцу хакима. Обрадовался он несказанно, увидев всадников, и говорит хакиму:
— Ну, хаким, я выполнил твое условие, отдавай мне свою дочь!
Делать нечего, посадил хаким свою дочь на лошадь, пастух взял повод и пошел домой.
Дома усадил он девушку на кулав[3], а сам с  женой пошел в деревню.
Сидит девушка и вдруг видит, что с полки упала Тыква и подкатилась к ней.
Перепугалась девушка. А тыква раскололась, и из нее вышел красивый, статный юноша.
— Пойдешь ли ты за меня замуж? — спрашивает девушку Мехмед-хан, так звали юношу.
— О да, клянусь Аллахом!
— Ну, тогда свари скорей мне кофе. Только смотри, не кипяти. Если кофе закипит, то нам с тобой суждена разлука.
Девушка взяла кофейник, засыпала в него кофе и поставила на огонь. Засмотрелась она на Мехмед-хана, закипел кофе — и Мехмед-хан в ту же минуту исчез, словно его и не было. Села девушка на кулав и горько заплакала.
Вернулись между тем пастух с женой, видят, девушка вся в слезах.
— Что с тобой? — спрашивают.
— Да нет, ничего, я так просто! — отвечает девушка.
Попросила девушка пастуха сделать ей железные сандалии и толстый железный посох. Пастух исполнил ее желание. Надела девушка сандалии, взяла в руки посох и пошла бродить по свету.
«Буду я бродить по свету до тех пор, — сказала она, — пока не сотрутся мои сандалии и не переломится посох. После Мехмед-хана мне никто не нужен». Семь лет странствовала она по белому свету, но так и не нашла следов Мехмед-хана.
«Вернусь-ка я в дом к отцу, — решила она, — и попрошу, чтобы он выстроил мне дворец на перекрестке семи дорог. Во дворце устрою постоялый двор и буду приглашать всех путников — давать им ночлег и кормить их. А вместо денег пусть каждый рассказывает какую-нибудь историю. Быть может, я узнаю что-нибудь о Мехмед-хане».
Так она и сделала. Когда дворец был выстроен, она наняла слуг и служанок, а сама, с подзорной трубой, села на крышу и стала смотреть на дорогу. Каждого путника, который проходил мимо дворца, приглашали зайти, угощали, а за это он должен был рассказывать какую-нибудь интересную историю.
Оставим пока девушку в ее дворце и послушаем об одном слепом человеке.
Этот слепой человек был очень беден. Ничего у него не было, был лишь единственный сын, его поводырь. Так вдвоем ходили они по деревням и кормились милостыней.
Однажды пришли они к реке, у реки возвышалась огромная скала.
— Сынок, — сказал слепой, — сон одолевает меня, дай-ка я посплю, а ты постереги, чтобы ко мне не подкрались змеи.
Слепой уснул, а мальчик уселся ярдом. Вдруг слышит в скале шум. Он взглянул, видит — выкатилось из отверстия в скале ведро, подкатилось к реке, наполнилось и затем снова вкатилось в скалу.
Пораженный мальчик подошел к реке.
— Валла! — воскликнул он. — Если это ведро появится снова, я сяду в него, проникну в скалу и посмотрю, что там такое.
Ведро выкатилось снова. Мальчик сел в него и вкатился в скалу.
Оглянулся — видит большую комнату с белыми мраморными стенами. В комнате стоят сорок постелей.
Мальчик спрятался под одной из них.
Вскоре он услышал шорох голубиных крыльев, и в комнату влетело сорок голубей. Все они сбросили с себя оперение и превратились в красивых, стройных юношей.
Каждый сел на свою постель. Один из юношей был чем-то сильно опечален.
Наступил вечер, в комнату вошла старая женщина и принесла ужин. Все сели за стол, кроме печального юноши. Подошла к нему старуха и говорит:
— Мехмед-хан, не кручинься! Вот уже восьмой год ты все горюешь и надрываешь мое сердце! Садись, поужинай!
— Матушка, — отвечал Мехмед-хан, — оставь еду на столе, когда мне захочется, я поем!
Старуха вздохнула, поставила на стол еду и ушла. Утром все юноши снова обернулись голубями и улетели. Мальчик же прыгнул в ведро, которое стояло в углу комнаты и снова очутился возле слепого отца. Когда тот проснулся, мальчик взял его за руку, и они отправились дальше. Они дошли до перекрестка семи дорог и увидели дворец. Навстречу им из дворца вышла красивая девушка и пригласила их войти:
— Здесь поблизости нет ни одной деревни, — сказала она, — зайдите и переночуйте, иначе придется вам остаться под открытым небом.
Путники с радостью согласились.
Когда они поели, девушка обратилась к слепому:
— Ну, а теперь расскажи мне какую-нибудь историю.
— Валла, не умею я рассказывать! — сказал слепой.
— Я расскажу, отец, — вызвался мальчик.
Отец толкнул его локтем.
— Помалкивай, что ты там еще знаешь!
— Позволь ему рассказать, отец, — попросила девушка.
— Ну ладно, пусть говорит, — разрешил слепой, и мальчик рассказал все, что произошло с ним на берегу реки и что он видел в скале.
Услышав этот рассказ, девушка вскочила и велела мальчику скорее отвести ее туда.
Пришли они к скале и стали ждать.
Вдруг из скалы выкатилось ведро. Девушка прыгнула в него, и ведро вместе с нею скатилось в скалу.
Забралась девушка под постель и притаилась там.
Вечером в комнату влетели голуби, сбросили оперение и обернулись юношами.
Девушка сразу же узнала Мехмед-хана.
Ночью, когда все уснули, она тихонько разбудила его.
Удивился Мехмед-хан и обрадовался.
— Откуда ты пришла, и как ты сюда попала? Спрячься скорей, а то моя мать погубит тебя.
Девушка спряталась.
Утром Мехмед-хан сказался больным и остался дома. Целый день предавался он с девушкой любовным утехам и ласкам. Когда наступил вечер, Мехмед-хан сказал своей возлюбленной:
— Вставай, убежим скорей отсюда, а то моя мать погубит тебя, они никогда меня отсюда не отпустит!
Они отправились в путь. Вечером старуха-мать — она была волшебница — увидела, что нет Мехмед-хана. Поняла она, в чем дело, и бросилась за беглецами в погоню. Увидел ее издали Мехмед-хан, прочел заклинание, обернулся пастухом, а невесту свою превратил в овцу.
Догнала их мать и сразу же догадалась, что перед ней Мехмед-хан с невестой.
— Послушай, Мехмед-хан, — сказала она, — ты все равно не уйдешь от меня. Прими свой облик. Если я увижу, что твоя невеста не так красива, как ты, то я превращу ее в прах, если же она окажется красивее тебя, то я благословлю вас.
Когда девушка приняла свой облик, волшебница подивилась ее красоте, соединила их руки и сказала:
— Живите друг другу на радость!
Три яблока упали с неба: одно — рассказчику, другое — слушателю, а третье — тому, кто потрудился и записал сказку.


 
[1] Правителя.
[2] Низенькая скамья.
[3] Войлочная подстилка.