Согласно заявлению Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша от 22 апреля 2017 года «окончание сирийского кризиса еще «очень далеко». По его словам, необходимо политическое урегулирование конфликта и прекращение гражданской войны, которая создает общую нестабильность в мире и повышает риск террористической угрозы. С этим тезисом нельзя не согласиться, поскольку в условиях продолжающегося вооруженного противостояния правительства и оппозиции десятки радикальных исламистских группировок не снижают уровень своей террористической активности.
Вместе с тем, в последнее время наметились некоторые позитивные подвижки в борьбе с террористами в Сирии и создании условий для поиска путей мирного решения этого конфликта. Ракетно-бомбовые удары ВКС России и ВВС западной коалиции существенно ослабили военный потенциал наиболее крупных террористических группировок: «Исламского государства» и «Джабга ан-Нусра» (запрещены в РФ), была снята угроза артиллерийско-минометных обстрелов Дамаска, правительственными войсками были освобождены от боевиков-джихадистов десятки населенных пунктов. Свыше сотни отрядов ополчения и умеренной оппозиции подписали в центре примирения враждующих сторон на российской авиабазе Хмеймим соглашение о прекращении боевых действий. Все это подтверждает, что российские ВКС в Сирии не участвуют во внутри сирийском вооруженном конфликте, а лишь выполняют задачу, поставленную Президентом России В.В.Путиным, — нанести максимальное поражение силам международного терроризма.
Очередным шагом на пути преодоления сирийского кризиса можно считать достигнутое в конце 2016 года при посредничестве России соглашение о прекращении огня (перемирии) между правительственными войсками и вооруженной оппозицией. В качестве стран-гарантов выполнения этого соглашения Россия привлекла непосредственно вовлеченных в сирийский конфликт Турцию и Иран. Важное стратегическое и политическое значение имело освобождение восточного Алеппо, где наряду с успешными действиями сирийских войск при поддержке ВКС РФ были приложены и значительные дипломатические усилия. В целях спасения мирных жителей и сохранения жилого фонда боевикам и их семьям была предоставлена возможность эвакуации в находящуюся под контролем оппозиции и боевиков «Джабга ан-Нусра» провинцию Идлиб.
Страны-гаранты перемирия организовали переговоры сторон конфликта в Астане. И, хотя стороны оказались пока не готовы к обсуждению других ключевых вопросов повестки дня: созданию временного коалиционного правительства, которое бы пользовалось доверием всех сирийцев и включало бы в свой состав представителей различных политических, этнических и конфессиональных групп населения страны, обсуждению основных положений новой конституции, а также подготовке свободных и справедливых выборов в высшие законодательные и исполнительные органы власти под наблюдением ООН, все же сам факт начала этого диалога заслуживает всяческой поддержки и одобрения. Россия представила тезисы проекта новой конституции страны, где предусматривается возможность федеративного устройства будущей Сирии.
Одной из причин пробуксовки переговоров является отсутствие единого мнения у разношерстной оппозиции по вопросам повестки дня. Внешняя оппозиция состоит из многих групп (каирская, московская, эр-риядская, стамбульская и т.п.), внутри страны насчитывается не менее сотни отрядов вооруженной оппозиции. Их объединяют лишь требования немедленных политических реформ и безусловного отстранения Башара Асада от власти. К тому же, интересы курдского меньшинства (около 12 % населения страны) игнорируются обеими сторонами конфликта и рядом иностранных государств (Турция, Иран). За годы гражданской войны отряды самообороны курдов не только успешно отразили все нападения боевиков-исламистов, но и смогли создать в трех северных кантонах свои органы самоуправления и провозгласили автономный район «Рожава». Они по праву требуют участия в переговорном процессе и гарантий их национальных прав в будущей конституции страны.
Не способствуют налаживанию прямого продуктивного диалога Дамаска с оппозицией и внешние игроки (США, Саудовская Аравия, Катар, Иордания), непоследовательно ведет себя Турция. Каждая из заинтересованных стран под предлогом защиты своих национальных интересов проводит довольно эгоистичную политику. И, если Россия и Иран поддерживают легитимное сирийское правительство и сосредотачивают свои усилия на борьбе с упомянутыми выше террористическими группировками, то Анкара продолжает считать террористами, в первую очередь, режим Башара Асада и Партию демократического союза (сирийские курды). Периодически ВВС Турции наносят ракетно-бомбовые удары по позициям курдских ополченцев в Сирии.
С исламистами-террористами турецкие власти предпочитают не воевать, а договариваться. Вашингтон и Тель-Авив относят к террористам Иран и воюющую на стороне Асада ливанскую военно-политическую группировку «Хизбалла». Правящие круги и неправительственные организации Саудовской Аравии, Катара, других монархий Персидского залива, Иордании продолжают оказывать помощь и поддержку радикальным исламистским группировкам (салафиты, ваххабиты), их не смущают террористические методы ведения войны этими организациями.
Воспользовавшись перемирием и ограниченностью возможностей Дамаска вести наступательные действия, США и Турция активизировали действия союзной им вооруженной оппозиции, чтобы расширить контролируемые ею районы за счет вытеснения из страны боевиков-джихадистов. Эта тактика соответствует так называемому американскому плану «Б»: закрепить расчленение Сирии на анклавы и по возможности изолировать режим Башара Асада.
В этих условиях ожидать прочного и долговременного мира на сирийской земле не приходится. Не исключаются новые масштабные провокации и попытки сорвать с таким трудом достигнутое перемирие. Последние удары ВМС США и беспилотников Израиля по военным объектам и позициям правительственных войск тому подтверждение. Состояние «ни войны, ни мира» может сохраняться в Сирии неопределенно долго. Борьба с силами международного терроризма в таком случае может неоправданно затянуться. Проблематичным станет и достижение скорого консенсуса по обозначенным выше ключевым вопросам повестки дня и, соответственно, переход к решению насущных и жизненно важных гуманитарных проблем, восстановлению разрушенной инфраструктуры, жилого сектора, экономики, созданию условий для возвращения миллионов беженцев. Сирия может надолго остаться ареной военного противостояния в регионе между Ираном, с одной стороны, и монархиями Персидского залива с Турцией, — с другой. Власти каждого из этих государств хотели бы видеть в Дамаске свое марионеточное правительство или сохранить влияние хотя бы на отдельные анклавы Сирии. США, в силу своих антагонистических отношений с Тегераном и Дамаском, будут всячески поддерживать своих региональных союзников (Израиль, Турция, монархии Персидского залива).

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Иванов Станислав Михайлович