Интервью с командиром Отрядов народной самообороны Западного Курдистана Сипаном Хемо.

— Сегодня начался 22 день исторического сопротивления Африна. Турецкие оккупанты направляют против нас десятки тысяч своих солдат, 25 тысяч бойцов, связанных с Аль-Каидой. Агрессор имеет при себе современное натовское вооружение, включая танки немецкого производства. Каков, по вашему мнению, баланс сил на текущий момент в противостоянии между СДС и оккупантами?

— Турецкое государство всячески пытается подавить курдский народ на всей территории Курдистана, не ограничиваясь никакими агрессивными выходками и нарушениями прав человека. Эти нервные действия турецкого руководства обусловлены боязнью успешных результатов борьбы курдского народа, в чем особенно преуспели иракские курды, равно как и курды Рожавы, за шесть лет кровопролития. Турция пытается использовать любую возможность навредить курдскому освободительному движению, что мы сейчас можем наблюдать в Африне, где агрессор использует все доступные ему средства, включая авиацию.

Что касается позиции, занятой Россией, то я считаю ее глубоко ошибочной. Я не знаю, что повлияло на Москву, из-за чего было принято подобное решение. Возможно, там поверили, что Эрдоган поддержит мирный план, предложенный Россией, и будет координировать с ней свои действия в Сирии, и вместе они смогут найти решение сирийского кризиса, соответствующее планам Москвы. Но давайте говорить начистоту. Россия просто «повелась» на демагогию турок, а политические планы Анкары гораздо более глубоки и стратегически продуманы. Турецкое руководство пытается использовать открывшиеся возможности в Сирии для укрепления своего присутствия в регионе, для воссоздания Османской империи, и ради этого оно пойдет на любые ухищрения.

Когда турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган во всеуслышание заявляет о своих планах расширить свою экспансию вплоть до Шенгала, ни у кого не может остаться каких-либо сомнений по поводу его настоящих намерений, однако может показаться, что Россия не вполне отдает себе в этом отчёт. Мы знаем, что скоро наступит тот момент, когда Турция раскроет свои истинные мотивы на Ближнем Востоке и в Сирии в частности. Позиция, занятая Москвой, объективно играет на руку Анкаре. Если туркам удастся закрепиться в Африне, их экспансия на этом не остановится – они пойдут дальше, вплоть до Алеппо и Идлиба. Если в России не понимают, в чём состоят реальные планы Турции, мы сделаем все от нас возможное, чтобы донести до российской общественности истинное положение дел, однако мы не можем не опасаться того, что будет уже поздно.

— Оккупанты заявляют, что смогли значительно продвинуться вглубь региона. Как вы прокомментируете эти заявления? Как вы оцениваете эффективность сопротивления ваших бойцов атакам со стороны оккупантов?

— Сейчас идет третья неделя исторического сопротивления Африна, успешно отражающего атаки турецких оккупантов. Если посмотреть на происходящее, можно с уверенностью подтвердить тот факт, что турецкое государство в своей агрессии прибегает к использованию всех доступных ему видов вооружения, включая тяжелое и запрещенное международными конвенциями. Стороннему наблюдателю может показаться, что Турция ведет войну с каким-то крупным государством, но на деле окажется, что целью этой агрессии является Африн. На наш народ обрушилась враждебная, по-варварски действующая сила, целью которой является геноцид курдского народа, и все это происходит на фоне молчания мирового сообщества, большинство стран решило занять выжидательную позицию, что говорит только об одном – мировое сообщество приняло агрессивные действия турецкого руководства против курдского народа как данность. Эта страусиная позиция есть не что иное, как грубое нарушение прав человека. Во-первых, до последних событий Африн был самым безопасным районом Сирии, где смогли найти себе приют тысячи беженцев  со всех концов страны, а во-вторых, народы Африна никак не вмешивались в события, происходящие в других регионах, и поэтому никоим образом не заслужили этого вторжения.

Кроме того, наши бойцы в Отрядах народной самообороны Западного Курдистана (ОНСЗК), Женских отрядах самообороны Западного Курдистана (ЖОСЗК) и Сирийских Демократических Силах (СДС) ведут беспощадную, героическую борьбу со всеми силами, прибегающими к варварским методам в своих действиях. Мы также смогли одержать ряд важных побед на ИГИЛ. Мы воюем не только за курдский народ – здесь мы защищаем все человечество.

Сегодня мы видим, как при молчаливом согласии мирового сообщества те силы, которые бились на передовой войны с терроризмом, подверглись нападению. Если мы обратимся к недавним событиям, то весь мир был свидетелем того, как наступление турецких оккупантов захлебнулось на второй день благодаря нашему сопротивлению, полностью поддерживаемому народом Африна, курдским народом. На данный момент турки не смогли добиться ни одной из поставленных целей, а мы находимся на выгодных позициях и чувствуем себя уверенно. Мы продолжим сопротивляться  ударам турецкой оккупационной армии, и до последнего будем реализовывать наше право на самооборону.

 — С каких направлений на вас наступают турецкие оккупанты? Какова ситуация на этих участках фронта?

— Ударные силы турецкой армии в первую очередь пытаются прорваться в направлении районов Шара, Раджу – в особенности в округе Шие, Джендересе. Тем не менее, наши бойцы сумели остановить продвижение оккупантов на всех вышеозначенных фронтах и смогли нанести ощутимый урон противнику, который потерял немало живой силы и техники. Только вчера в результате контратак, предпринятых нашими бойцами в Джендересе, Раджу и Бильбиле турецкие оккупанты потеряли около 60-70 своих наёмников, еще 11 солдат регулярной турецкой армии были уничтожены вместе с ними. Операция наших сил на этих участках фронта продолжается. Уверен, что эти цифры – не окончательные.

— Средства массовой информации, принадлежащие оккупантам и их наёмникам, на каждом углу кричат, что они всячески заботятся о гражданских лицах, о том, чтобы не дай бог по ним не попали их снаряды. Своей «заботой» они и пытаются оправдать отсутствие реального прогресса своего наступления вглубь кантона Африн. Насколько эти заявления соответствуют реальному положению дел?

— Разумеется, СМИ, обеспечивающие информационную поддержку действий турецкой оккупационной армии, должны трубить о «беспокойстве» своих патронов за жизни гражданского населения, но все это – просто наглая ложь. На данный момент, 90% всех ударов агрессора пришлось на гражданские цели, больше всего от действий оккупантов страдает мирное население. Все это делается турецким командованием целенаправленно – они пытаются посеять страх среди народа, панику, чтобы спровоцировать массовый исход населения.  Однако наш народ не запугать этим, и мы это доказываем каждый день нашим сопротивлением агрессору. Наши люди не верят ничему, что говорит Эрдоган, и своей стойкостью демонстрируют готовность биться до победного конца. Атаки оккупантов не только не ослабили нашей воли, наоборот – мы стали только сильнее. И народ Курдистана полностью солидарен с бойцами сопротивления.

— Турецкие СМИ также сообщают, что силы сопротивления подвергли артиллерийскому и ракетному обстрелу приграничные турецкие города Килис и Рейхание. Насколько правдива эта информация? Располагают ли ваши войска орудиями, способными «дотянуться» до этих городов? Чего хочет добиться Турция, распространяя подобные заявления?

— Как я уже и говорил, турецкое государство по полной использует возможности своей пропагандисткой машины, ведет с её помощью настоящую психологическую войну против народа, и все демонстрируемые ими кадры тщательно подобраны с целью оправдания варварских действий турецкой военщины, о чем мы неоднократно рассказывали в наших официальных заявлениях. Могу лишь в очередной раз подтвердить, что мы никогда не наносили ударов ни по каким турецким населенным пунктам, будь то Килис или Рейхание. В отличие от Турции, которая со своей территории устраивает артиллерийский и ракетный обстрел наших позиций.  Кроме того, они  пытались спровоцировать нас на активные действия против приграничного лагеря Атма, который является опорным пунктом агрессоров, из него координируются нападения на Джендерес, но наши товарищи раскусили замысел оккупантов и не купились на эти дешевые выходки. Еще раз заявляю, что мы наносим свои удары исключительно по военным целям, от наших оборонительных действий не пострадал еще ни один гражданский объект.

— Недавно в интернете появилось видео, на котором солдаты турецкой оккупационной армии издеваются и позируют над телом погибшего бойца СДС. Их представители подтвердили, что на записи присутствуют солдаты ВС Турции. Какую цель преследуют эти действия агрессоров?

—  Турецкое государство старается прикрывать свои варварские действия, но иногда им приходится признавать содеянное. То, что было сделано с телом нашего бойца, является поистине ужасным, неприемлемым действием. В этом и состоит истинное проявление идеологии ПСР, для которой в порядке вещей террор для тех, кто не согласен с ними. В своих действиях они ничем не отличаются от игиловцев.

— Жители Африна демонстрируют стойкость, несмотря на непрекращающиеся бомбежки. Как вы оцениваете боевой настрой его жителей? Что бы вы хотели передать тем тысячам людей, которые пришли со всех концов северной Сирии в Африн, чтобы поддержать их, продемонстрировать готовность защищать его, осуждающих турецкую агрессию? Что бы вы хотели передать всем курдам, живущим как в Курдистане, так и за его пределами?

— Без сомнений, готовность жителей Африна бороться за свое будущее благотворно сказывается на боевом духе его защитников, благодаря этой поддержке мы смогли нанести ряд поражений агрессору и отразили многие его атаки. Все это стало возможно только потому, что народ Африна верен своей земле. Уверен, что это сопротивление войдет в историю человечества, вместе мы разрушим этот заговор. Мы преклоняемся перед матерями Африна, которые также оказывают сопротивление врагу. Их смелость не знает границ, ведь их дети воюют на передовой.

Всему нашему народу, и особенно молодежи, я хочу сказать, что сегодня пришел день защитить честь и гордость нашей родины. Вступайте в ряды ОНСЗК! У нас нет другого пути, кроме сопротивления.

Мидия Хенан, корреспондент