«Шервано» исполняют на похоронах в честь погибших. Эта песня поется хором скорбящих, которые знают её наизусть.

Песня стала культовой после распространения видеороликов с похорон бойца ОНС (Отрядов народной самообороны) Юсифа Неби, который попросил свою семью не плакать, а петь и танцевать, если он умрет в бою. Окруженные толпой скорбящих, его брат и мать танцевали под эту песню в знак сопротивления фашизму.

Немецкий журнал Kurdistan Report взял интервью у автора песни — курдского артиста Широ Хинде, который работает в студии «Хунергеха Велат» в Рожаве и является  членом Коммуны кинематографистов Рожавы. Он  — режиссер документальных фильмов Darên bi tenê («Одинокие деревья») и Bajarên wêrankirî («Разрушенные города»).

При каких обстоятельствах была создана песня «Шервано»? Где был снят видеоклип?

В тот вечер 9 октября, когда турецкое правительство и его союзники начали вторжение, мы были в Камышло вместе с музыкантом Махмудом Берез и писателем Ибрагимом Факе. Мы вместе написали слова и сочинили музыку. В это время на Камышло падали бомбы, убившие шесть человек и ранившие многих.

Эта ночь была очень важной, потому что бойцы сопротивления неустанно и бесстрашно занимали позиции, чтобы защитить гражданское население и в то же время подготовить его к новой войне. Вид этих храбрых бойцов убедил нас записать то, что мы видели, и виде стихов и в виде музыкальной композиции. Таким образом, мы буквально «увидели» песню «Шервано» перед нашими глазами и на следующий день начали снимать видео, основанное на событиях предыдущей ночи. Мы сознательно работали без экстравагантных образов и приемов, чтобы быть максимально аутентичными.

Боец Отрядов народной самообороны (ОНС) из видео, Али Феке, также является членом Коммуны кинематографистов Рожавы. Он — оператор и активно участвует в кинематографическом процессе.

Ожидали ли вы такой большой популярности «Шервано»? Какова была реакция на песню?

Мы ожидали, что песня всколыхнет людей и заставит их действовать, но тоже были удивлены масштабами этого аффекта. Мы всегда стараемся создавать искусство, которое отражает Zeitgeist («Дух времени»). Однако для нас также важно отдать должное нашим многовековым художественным традициям, выразить нашу фольклорную культуру и музыку денгбеев.

Я хотел бы подчеркнуть, что наш товарищ Махмуд Берез, композитор «Шервано», вносит значительный вклад в создание музыки в Рожаве и имеет большое влияние на нее.

Люди любят наши песни, особенно «Шервано». Конечно, раньше были и другие популярные песни, такие как «Нивишта Герилла», «Тина Чия», «Эдлайе» и «Тола Саланийя Африн», которые также часто звучат на похоронах наших погибших друзей, во время акций протеста или на фронте. Существенными элементами этой музыкальной культуры являются бойцы женского и мужского сопротивления, которые не выказывают страха перед врагом. Конечно, наша музыкальная работа влияет и трогает нас не меньше, чем кого-либо другого. Эмоциональные особенности нашего произведения искусства проистекают из любви и уважения, которые проявляются по отношению к нам.

Это стало очевидным и на примере погибшего Юсуфа Неби. Его последняя воля заключалась в том, чтобы люди не плакали на его похоронах, а танцевали. Следуя его последней воле, его семья исполнила на похоронах песню «Шервано», подпевала исполненным смысла стихам и танцевала. Это зрелище было одновременно и очень трагичным, и очень трогательным. Для нас, как и для всех остальных.

Вы продолжаете свою работу во время революции. Чем вы занимаетесь?

Мы занимались активной художественной работой еще до начала революции. Однако мы не могли самовыражаться так свободно, как сейчас. Действительно, удивительно, что мы чувствуем себя свободнее, чем раньше, в развитии нашего искусства, учитывая неблагоприятные условия жизни, интенсивность войны, ежедневные потери наших бойцов и жертвы среди мирных жителей. Таким образом, мы, как курдские деятели искусства, хотим внести свой вклад в революцию. У революции есть разные направления. Наша задача – донести до внешнего мира эмоции и дух революции в связи с той болью, которую приходится терпеть нашему народу. При этом мы не обращаем внимания на то, как публика воспринимает наше искусство – позитивно или негативно. Наша главная цель – воздать должное нашему народу. Чтобы открыть всю правду о его борьбе, а также облегчить страдания и поддержать его моральный дух.

Мы также производим фильмы. Коммуна кинематографистов Рожавы была основана в 2015 году. Мы снимаем документальные фильмы, короткометражки, клипы и художественные фильмы. Лично я больше всего сосредоточен на музыке, но и своими кинопроектами тоже занимаюсь. На данный момент я снимаю документальный фильм о музыкальной культуре денгбеев. Документалка Darên bi tenê («Одинокие деревья») рассказывает о песнях денгбеев в Шенгале. Мы также сняли документальный фильм о жизни незабвенного артиста Мухаммада Шехо. Я лучше всего выражаю себя с помощью музыки.

Как деятели искусства и члены Коммуны кинематографистов Рожавы и группы «Хунергеха Велат», мы хотим добавить новые элементы в революционное искусство. Мы хотим не распространять классическое, хорошо известное лозунгоподобное искусство, а скорее отражать современный, революционный дух и чувства общества Рожавы.

Сталкиваетесь ли вы с какими-либо трудностями во время работы?

Мы работаем в очень тяжелых условиях, в разгар войны. Тем не менее, мы стремимся снимать качественные фотографии и записывать качественную музыку. Наши начинания возможны только благодаря коллективной работе, потому что мы ведем наше сопротивление все вместе. Насколько времена сопротивления пронизаны творчеством, настолько они также связаны с трудностями. Очевидно, что большие проекты невозможны в разгар войны. Мы начали большой проект по исследованию песен денгбеев из Рожавы. Мы хотели записать некоторые из них от Дикле (Тигриса) до Хабура и собрать их вместе в документальном фильме. Но из-за нынешних военных действий мы были вынуждены отложить этот проект. Единственное, что мы можем в данный момент– показать общественности с помощью наших проектов массовость сопротивления. Но, к сожалению, этого недостаточно. Для реализации наших проектов нам нужны ресурсы, которые в достаточной мере предоставляются другим организациям, которые не хотят сотрудничать с нами и никак не связаны с нами или Рожавой. Они крадут наши проекты и продают их как свои собственные. В ближайшее время мы, конечно, хотим принять меры по предотвращению этих и других краж.

Следует ли ожидать появления дальнейших проектов?

На данный момент мы работаем над проектами, которые в первую очередь документируют сопротивление. Важным местом в этом великом и сильном сопротивлении является Сарекание. Мы хотим запечатлеть это великое сопротивление для истории с помощью художественных проектов.

Для нас важно не создавать типичные революционные фильмы, а реализовывать проекты, которые создают у людей осознание того, что они – это те, за кого борются бойцы сопротивления и жертвуют своей жизнью. Это направление нашей работы, и оно будет раскрыто в ближайшее время. В той же мере, в какой мы получаем любовь и признательность от людей, иногда мы также получаем критические отзывы. Это важно для совершенствования наших дальнейших проектов. Наши певцы Халит Дерик, Гаджи Муса, Сидар, Эйше и Шефика Шахрибан Гюнеш, всегда с глубокими чувствами поющие старинные народные песни, стараются сохранить живую фольклорную традицию.

Как была основана студия «Хунергеха Велат» и на что она нацелена?

Студия «Хунергеха Велат» была основана первого июля 2014 года в городе Камышло. У нее два направления – музыка и документалистика. Каждый год мы выпускаем музыкальные работы с участием певцов и музыкантов-денгбеев, а также художественные и документальные фильмы.

90% песен и видеороликов, посвященных революции и выпущенных в Рожаве, произведены на «Хунергеха Велат». Название воскрешает память о нашем погибшем товарище Велате, убитом в результате взрыва заминированного автомобиля так называемого Исламского государства. Он был очень близким нашим другом, постоянно занимался музыкой и искусством и много в нем понимал.

«Хунергеха Велат» была проектом, который мы хотели реализовать вместе с ним. Вместо этого мы создали проект и увековечили нашего друга, назвав проект в его честь. Товарищ Махмуд Берез в данный момент работает над музыкой. Так же и другие друзья, такие как Кава, Серхебен, Комерд, Озан, Эван и многие другие.  За документальное кино у нас отвечают товарищи Алаб и Али. Конечно, есть еще много членов, которых я не упомянул, но которые выполняют важную роль в нашей работе.