Не имея возможности продвинуться в рамках операции «Коготь» 27 мая, оккупация расширилась. Турция объявила о новой операции «Коготь 2» от района Брадост–Хакурке до границы Барзан в Захо, охватывающего район от Бехдинана до Бамерне.

Это еще раз доказывает, что в первой операции результата достигнуто не было. 6 тысяч коммандос и специальные силы жандармерии, к которым присоединились военные СМИ, вели наступление. Беспилотники и самые передовые технологии, использованные в операции «Коготь», оказались бесполезными. Турецкое государство приняло меры по созданию новых военных баз в районах Зап, Загрос, Барзан и Хакурке и приступило к дальнейшему расширению оккупационных районов.

Если этот план будет успешным, в нем будут задействованы различные курдские политики. Турецкая республика получит долю нефтяных месторождений из Южного Курдистана, и будет реализован план, разработанный в рамках Национального пакта (Misaki-Milli).

Так почему же операция, которая началась 27 мая, несмотря на всяческие союзы и игры, провалилась? Какова была роль ДПК (Демократическая партия Курдистана) и ПСК (Патриотический союз Курдистана) в нападениях оккупантов? Какая сила сыграла свою роль? Эта ситуация, вероятно, прояснится в ближайшее время.

ДПК оказала всевозможную поддержку оккупантам

Турецкое государство строило свою политику на протяжении всей истории через создание образов внутренних и внешних врагов. Очевидно, что турецкое государство не в состоянии самостоятельно провести такую ​​операцию без поддержки ДПК: любой, кто хоть немного знаком с историей курдского освободительного движения, может ясно увидеть данную реальность.

Поддержка ДПК этой операции стала очевидной с самого начала. Нечирван Барзани сел в президентское кресло после своего первого визита в Турцию 10 июня, что явилось конкретным примером поддержки правительством Южного Курдистана турецкой оккупации. Публикации Нечирвана Барзани, связанные с турецкими атаками, стали еще одним доказательством того, что ДПК мобилизовала все свои силы для поддержки операции вторжения.

ДПК в течение сорока лет сотрудничает с врагами курдского народа. Они четко дают понять, что ДПК – часть системы, которая хочет разделить и уничтожить Курдистан. Семья Барзани привлекает оккупантов, чтобы укрепить собственную династию. Военная и разведывательная поддержка этой оккупационной операции должна была определить местонахождение высокопоставленных кадров РПК, передать оккупантам координаты и выполнить другие задачи, что было подтверждено признаниями, сделанными агентами ДПК, которые были захвачены РПК.

Кроме того, представители ДПК постоянно выступают перед общественностью, занимаясь пропагандой против РПК.

Роль ПСК в оккупационных нападениях

В данной ситуации встает актуальный вопрос о роли ПСК. На начальном этапе становления они определяли себя как революционная, прогрессивная и национальная партия революционной интеллигенции, рабочих и фермеров, но они никогда не играли серьезной роли из-за своей непоследовательной политики. Отсутствие стратегической и идеологической позиции сделало ПСК олигархической и клановой партией.

То, что произошло в Киркуке 16 октября 2017 года, отношение некоторых курдских политиков, связанных с ПСК и Гораном, стало доказательством организованного предательства. Джелал Талабани, основатель ​​ ПСК, уже забыл свое обещание, что Киркук останется городом Курдистана, пока будет жив последний курд. Некоторые представители ПСК хотят принять участие в деятельности ДПК.

Отсутствие военного успеха

И последнее, но не менее важное: турецкая разведка и разведка ПСК планируют совместную атаку, хотя администрации ПСК всегда заверяла, что не позволяют НРО (Национальная разведывательная орагнизация) сражаться против РПК на своей территории. Убийство Дияра Хариба показало уровень предательства и сотрудничества с оккупантами.

В контексте внутренних отношений между НРО и ПСК возможность этого события становится все более и более ясной. Так, после восстания в 1990-х и кончины Саддама силы пешмерга получили много документов, принадлежащих иракской разведке, и тогда стало ясно, что многие правители партий и организаций Южного Курдистана действовали в качестве агентов Саддама.

Другими словами, они могут предложить всевозможную разведывательную помощь врагу. Оккупационная операция в Южном Курдистане не имеет военного успеха. Поэтому НРО вовлекает ДПК и ПСК в свою деятельность и делает их ответственными за убийства. В Южном Курдистане действует грязная сеть предателей.