Это произошло в четверг в ходе голосования представителей обеих партий, направленного против попытки администрации Трампа обойти Конгресс. Трамп пытался разрешить экспорт оружия, объявив чрезвычайную ситуацию по Ирану.

Спина к спине республиканцы выступили вместе с демократами, дабы продемонстрировать свой растущий гнев в связи с использованием администрацией Трампа чрезвычайных полномочий, нацеленных на то, чтобы удалить законодателей из процесса принятия решений по национальной безопасности, а также в связи с неизменной поддержкой саудитов со стороны Белого дома, несмотря на давление Конгресса. Последний стремится наказать наследного принца Мухаммеда бен Салмана после убийства в октябре оппозиционного саудовскому руководству журналиста Джамаля Хашогги (Хашогги, возможно, был убит и разрублен на части в консульстве Саудовской Аравии в Турции. – Прим. ред.).

В опубликованном в среду докладе ООН содержится самое авторитетное на сегодняшний день расследование убийства Хашоги, согласно которому ответственность за убийство и его сокрытие лежит на представителях саудовского королевского суда самого высокого уровня.

Ни один другой вопрос внешней политики не создал такого большого разрыва между президентом Трампом и Конгрессом, и голосование по блокированию продажи оружия углубляет данный разрыв. Это второй раз всего за несколько месяцев, когда члены партии Трампа публично выступили против его внешней политики. Причем как Палата представителей, так и Сенат одобрили двухпартийный законопроект этой весной, чтобы отрезать поставки оружия для войны, которую Саудовская Аравия ведет в Йемене, используя закон о военных полномочиях 1973 года, только чтобы увидеть, что Трамп наложил вето на этот закон.

В то время как контролируемая демократами палата представителей также, как ожидается, заблокирует продажи, Трамп пообещал наложить вето на этот закон, и маловероятно, что любая из палат сможет собрать достаточную поддержку, чтобы отменить вето президента. Позицию своей партии, отказавшись одобрить продажу оружия Саудовской Аравии, отвергли сенатор Сьюзан Коллинз из штата Мэн, сенатор Линдси Грэм из Южной Каролины, сенатор Майк Ли из Юты, сенатор Джерри Моран из Канзаса, сенатор Лиза Мурковски из Аляски, сенатор Рэнд Пол из Кентукки и сенатор Тодд Янг из Индианы. Семь республиканцев – недостаточное число, чтобы преодолеть вето.

«Это голосование является голосованием за то, чтобы полномочия этого учреждения сохранились, чтобы оно продолжало иметь право голоса по одному из наиболее важных элементов внешней политики и национальной безопасности США, – сказал сенатор Роберт Менендес из Нью-Джерси, главный демократ в Комитете по международным отношениям и ведущий сторонник резолюций неодобрения. – Нельзя допустить, чтобы это право было подорвано какой-то ложной чрезвычайной ситуацией. Необходимо сохранить это институциональное право, независимо от того, кто сидит в Белом доме».

Белый дом объявил о продаже в конце прошлого месяца и сослался на пункт о чрезвычайном положении в законе «О контроле за экспортом оружия», позволяющий американским компаниям продавать вооружение на сумму 8,1 млрд долл. Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты ведут воздушную войну в Йемене, которая подверглась резкой критике со стороны Конгресса и правозащитных организаций. (Согласно оценке международных экспертов, война в Йемене угрожает голодом от 8 до 22 млн жителей Йемена. – Прим. ред.)

Члены Конгресса от обеих партий задерживают продажу оружия американскими компаниями странам Персидского залива и пытаются остановить американскую военную поддержку коалиции во главе с Саудовской Аравией, которая борется с повстанцами-хуситами в Йемене, что привело к тому, что ООН называет худшей гуманитарной катастрофой в мире.

Объявив чрезвычайное положение, администрация смогла преодолеть эти ограничения.

«Если мы позволим этому чрезвычайному положению пройти без протеста, без голосования, я не знаю, получим ли мы когда-либо власть контролировать продажу оружия как орган», – сказал сенатор Кристофер С. Мерфи, демократ из Коннектикута и один из авторов резолюции.

Госсекретарь Майк Помпео настаивал на признании чрезвычайного положения, несмотря на возражения кадровых сотрудников дипломатической службы и законодателей, утверждая, что продажа американского оружия поддержит союзников, таких как Саудовская Аравия, чтобы противостоять Ирану и его партнерам – арабским шиитским ополченцам, хотя на производство и доставку некоторых видов оружия потребуются годы. В течение нескольких недель после объявления декларации законодатели тщательно изучали роль, которую бывший лоббист Raytheon сыграл в этом решении.

(Raytheon – американская военно-промышленная компания, один из крупнейших поставщиков вооружения и военной техники для вооружённых сил США и стран союзников. Поставки выскоточных боеприпасов этой компании составляют значительную часть оружейной сделки США с Саудовской Аравией и ОАЭ. До своего назначения в июне прошлого года исполняющий обязанности помощника госсекретаря Майка Помпео Чарльз Фолкнер был щедро оплачен Raytheon, чтобы лоббировать законодателей по вопросам оборонных закупок. Некоторые политики подозревают Помпео и Фолкнера в том, что они лично заинтересованы в проталкивании сделки. – Прим. ред.)

Некоторые республиканцы Сената одобрили позицию администрации в четверг, утверждая, что отказ от продажи оружия был бы слишком резким решением с непредсказуемыми последствиями, поскольку напряженность в отношениях с Ираном обостряется.

Сенатор Митч Макконнелл из Кентукки, лидер большинства, сказал: «Вопрос в том, будем ли мы набрасываться на несовершенного партнера и подрывать наши собственные усилия по налаживанию сотрудничества с ним, по контролю над Ираном и достижению других важных целей, или будем держать наших несовершенных партнеров близко и использовать наше влияние на них».

Но аргумент администрации в конечном итоге оказался неудовлетворительным даже для некоторых из ближайших союзников президента, таких как Грэм, который выступил соавтором закона вместе с Менендесом.

«Причина, по которой я голосую сегодня вместе с сенатором Полом и другими, заключается в следующем: мы хотим послать сигнал Саудовской Аравии, что если вы действуете так, как вы действуете, нет места для стратегических отношений, – сказал он. – Нет такого количества нефти, которое вы могли бы добыть, чтобы заставить меня и других дать вам разрешение рубить кого-нибудь на куски в консульстве».

Первоначальный законопроект, внесенный Менендесом и Грэмом, вынудил бы сенаторов голосовать по 22 отдельным резолюциям о неодобрении, по одному голосованию за каждую продажу оружия. Но сделка, заключенная с Макконнеллом, сгруппировала резолюции, а также обеспечила положение, при котором Комитет по международным отношениям рассмотрит законопроект, продвигаемый Менендесом, который ограничит способность президента использовать чрезвычайные полномочия для продажи оружия.

Голосование состоялось в тот же день, когда Великобритания объявила, что временно приостановит одобрение любых новых лицензий на продажу оружия Саудовской Аравии после неожиданного решения суда о том, что министры действовали незаконно, разрешая продажу оружия, когда была явная возможность того, что оно может быть использовано в нарушение международного гуманитарного права в Йемене.