Журналист Сэйс Дж. Францман в статье, опубликованной израильской газетой “The Jerusalem Post”, рассказал о ситуации, сложившейся на Ближнем Востоке.

«Сирийский город Манбидж существенно пострадал от вторжения террористов ИГИЛ* в 2013 году, — пишет он. – Большинство районов с преобладанием курдского населения были брошены на произвол судьбы сирийским правительством.

После 1962 года около 120 тысяч курдов были лишены гражданства. Официальное правительство САР притесняло курдское население. Кроме того, многие лишились не только своего гражданства, но их также заставляли покинуть свою землю и выгоняли из страны. Многие районы и города были переименованы, чтобы стереть из памяти курдские названия, и репрессии вызывали недовольство, которое вылилось в восстание в 2004 году в городе Камышло.

Районы северо-востока Сирии — это огромная территория, размером почти с Западную Вирджинию (один из штатов США). Этот регион богат ресурсами, там имеется нефть на юге, пшеница и другие сельскохозяйственные культуры на севере, вдоль турецкой границы.

В этих районах уже была обеспечена относительная безопасность и стабильность благодаря Силам демократической Сирии (СДС), которые защищают регион от угрозы ИГИЛ и других террористов, связанных с организацией “Аль-Каида”.

ИГИЛ уже побеждено в большей части восточной Сирии. Именно курдские районы в основном были окружены ИГИЛ, которое оккупировало обширные территории Сирии и Ирака, установив господство над миллионами жителей этих мест. В итоге СДС стали мощной армией, в состав которых входят бойцы всех национальностей и конфессий.

Территории, находящиеся под охраной СДС, были регионом Ближнего Востока, который не вступил ни в одну из сформированных региональных коалиций. Например, коалиция Ирана включает собственно Исламскую Республику Иран (ИРИ), официальное правительство Сирийской Арабской Республики (САР), ливанское движение «Хезболла», другие вооруженные группировки в Ираке и хуситов в Йемене. В то же время, существует еще одна коалиция в составе Турции, Катара и их группировок наемников. Третий альянс включает в себя Королевство Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет. У каждой коалиции есть свои интересы, которые не совместимы с интересами других альянсов. Но большинства арабских государств, таких, как Иордания, Оман, Кувейт, Бахрейн, Палестинская администрация и многие другие, связаны с Эр-Риядом больше, чем с Дохой или Анкарой.

Недавнее решение Трампа о скором выводе войск из Сирии вызовет множество конфликтов в результате столкновения интересов трех упомянутых выше коалиций.

Феномен северо-восточной Сирии, которой управляют СДС, уже проявил себя в отличие от той нестабильности, которая возникла в странах “арабской весны”. Автор подтвердил, что районы северной и восточной Сирии были одним из тех мест, которые являются исключением из правил.

Именно Отряды народной самообороны (ОНС) освободили регион в течении 2012-2013 годов. Принципы самоуправления, применяемые на северо-востоке Сирии, являются уникальным политическим опытом.

Кое-что уже было достигнуто в рамках спокойных переговоров с сирийским режимом и даже с Ираном. Территория, которая подверглась влиянию экстремизма, возникшего в Сирии и Ираке, стала целью для пятидесяти тысяч наемников-иностранцев. Именно это делает ее стратегическим активом для всего Ближнего Востока.

Что касается России, то она пытается играть роль посредника между официальным сирийским правительством и самоуправлением на северо-востоке Сирии, чтобы установить власть центрального правительства над этими территориями, что увеличивает роль Москвы в регионе. Россия выступала посредником в отношениях между Ираном и Турцией в Астане, Сочи, Женеве и Идлибе. Повсюду возросло влияние России, и, по сути, можно сказать, что она стремится занять ту роль, которую Соединенные Штаты должны были играть в регионе. Именно северо-восток Сирии станет новым козырем Москвы.

Для Ирана Восточная Сирия также очень важна. У него есть группировки, занимающие позиции на всем протяжении реки Евфрат. У него есть влияние, которое препятствует возрождению ИГИЛ. Хумам Хаммуди, член Исламского Верховного Совета в Ираке, полагает, что вывод американских войск увеличит шансы на возрождение ИГИЛ. Он заявил это не для того, чтобы побудить Соединенные Штаты остаться, а чтобы побудить Ирак и Иран играть большую роль.

Телевидение Ирана пролило свет на этот вопрос. В ближайшее время иранские СМИ будут оказывать давление с целью увеличения иранского присутствия, через Ирак, в рамках своего намерения создать коридор влияния в Сирии.

США держатся в стороне, но в Америке есть те, кто желает сохранить американское влияние на северо-востоке Сирии. Кроме того, союзники Соединенных Штатов, такие, как Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия, хотят играть свою роль. Государства Персидского залива восстанавливают отношения с Дамаском. Они уже взяли на себя роль инвесторов в восстановлении северо-восточной Сирии. Очевидно, что СМИ в Объединенных Арабских Эмиратах и Королевстве Саудовская Аравия обеспокоены тем, что может произойти в связи с расширением влияния Турции, России и Ирана.

Что же касается правительства Башара Асада, то его действия вполне очевидны. Оно хочет контроля над северо-востоком Сирии. Что касается Самоуправления на северо-востоке Сирии, то оно продолжает быть значительной силой. Это также не означает, что экстремистские ячейки ИГИЛ или группировки сирийских наемников остались в прошлом. ИГИЛ продолжает контролировать некоторые территории».

* — террористическая организация, запрещенная на территории РФ