Член Национального конгресса Курдистана (НКК) Салахаттин Соро прокомментировал атаки на Африн и сравнил их с заговором против курдского национального лидера Абдуллы Оджалана.
— Сначала курдов атаковали Сирийская Свободная Армия, Аль-Нусра и поддерживающие их другие группировки, — сказал он. — Здесь курды одержали уверенную победу. С этой победой Африн превратился в островок мира и стабильности, народ Африна почувствовал себя наиболее защищенным. Интересно, что все было очень организованно. Турции не понравилось, что на Ближнем Востоке курды обрели право голоса, поэтому она стала направлять туда всяких бандитов, но особых успехов в этом не достигла. Однако победы курдов в Ракке и Дейр эз-Зоре вывели сторонников Партии справедливости и развития (ПСР) и Партии националистического движения (ПНД) на улицы. Также с ними вышли бандиты, которые потерпели поражение.
Затем турки стали вести захватническую политику, и в Сирии произошли важные события. Турция не только напала на Африн, но и начала войну против всех курдов. Она стала торговаться с Россией, как в свое время с Дамаском: мы вам Идлиб, а вы нам Африн. Известно, что на встречах в Астане Турция представляет исламскую группу.
У Турции очень прочные связи с террористическими группировками. Ее войска беспрепятственно перемещаются по территориям, контролируемым группировкой Хайат Тахрир аш-Шам, и мы видели, как ан-Нусра приветствовала прибытие турецкого конвоя. Игроки заняли в Сирии новую позицию. После войны с ИГИЛ здесь началась новая стадия, в которой предусматривается пожертвование курдами. Две основные силы – США и Россия. США, воюющие в Ракке и Табке против ИГИЛ силами афринцев, заявили, что Африн не входит в планы коалиции, и отвернулись. Россия контролирует воздушное пространство. Она отозвала свои войска и освободила место для турецких операций. Курдам же Россия сказала: «Если вы дружите с США, то пусть они вам и помогают», и предпочла свои достижения передать режиму. Курды, таким образом, остались между двух огней.
На Ближнем Востоке курды проявили достаточную настойчивость и не отступили от своих принципов. На встрече в Сочи Россия планировала утвердить свое господство в Сирии. Изначально она хотела, чтобы и курды присутствовали на встрече. Вступление, которое было написано изначально, приняли только курды. Даже режим Асада не принимал его.
Встреча в Сочи привела к перепалке между группировками, которых поддерживали Турция и сирийский режим. После сочинской встречи новая конституция не будет отвечать интересам народов Сирии.
Хочу подчеркнуть, что нападение на Африн – это начало расчленения Сирии. И хочу обратить внимание на глубокие связи Англии с Германией. Уже 300 лет Англия представляет национальное государство. Россия присоединила все террористические организации к Турции, преследуя свои глобальные планы, связанные с атаками на Африн.
В этих глобальных планах Турции представлена роль запускающего механизма, где курды принесены в жертву. Эрдоган хочет поступить с курдами, как при Лозаннском соглашении. Оккупацию при этом переименуют в безопасность.
Проектом периода становления Республики стал западный берег Евфрата. После резни в Мараше, Кочгире, Севасе перешли на Африн. Это не случайно, Эрдоган и Бахчали берут на себя роль Ататюрка и Иноны.
Нападение на Африн – это продолжение международного заговора против курдского лидера Абдуллы Оджалана, потому что все, кто участвовали в заговоре, сегодня атакуют Африн. Оружие, которое там применяется, произведено на западе. Оно направлено против курдов. Все просчитано. В первой мировой войне армян принесли в жертву, во второй мировой войне ими стали евреи. В нынешней войне хотят принести в жертву курдов. Турки сами никогда не смогут и не посмеют этого сделать.
Чтобы курдов не постигла участь армян и евреев, они должны сопротивляться. Ибо все враги объединены в единый кулак для уничтожения курдов, точно так же, как и в изоляции Оджалана, и в осаде Африна. Это те же игроки, что и в 1998-99 годах. Но с тех пор в курдах произошли кардинальные изменения, о чем говорит их уверенная победа над ИГИЛ.
Победа в Африне будет глобальной победой для курдов. Как мы отважно защищали Кобани, так же мы должны защищать Африн. Восстание и сопротивление в Африне должно занять свое почетное место в истории».