Слова французского поэта Поля Элюара “Умер человек, у которого, кроме открытых рук, не было какой-либо защиты” вкратце рассказали всю биографию.

В небольшой книге, состоящей из 35 страниц, представлены свидетельства десятков людей. Все из них знали Рожбин и каждому есть что рассказать.

В книге, озаглавленной «Rojbîna me» (Наша Рожбин), подготовленной Бретонской Ассоциацией Друзей курдов, рассказывается про Рожбин (Фидан Доган), одну из трех курдских женщин-революционерок, которых 9 января 2013 года убили в Париже.

Почетный президент Ассоциации Андре Метейер 10 января 2013 года сказал: “Кто осмелился убить Рожбин?” Эта книга также начинается с этих слов. Метейер говорит: “Рожбин являлась истинным светом, который озарял курдскую общину”.

Книга в свете свидетельств фотографий на каждой странице описывает жизнь и трагический конец Рожбин. Это история выходит за рамки политического представления. Эта книга сердцем и верой посвящена ей. Вкратце эта книга о праве и справедливости.

На 50 фотографиях мы встречаем Рожбин иногда серьезной, иногда смеющейся, улыбающейся, а иногда смущенным и хохочущей с горячим взглядом. Эта та Рожбин, которую вокруг все ценили, любили и уважали.

Куратор Координации национальной солидарности с Курдистаном Джоэль Дутто говорит: “Раны быстро не сойдут и след ее исчезнет, однако каждый раз, когда я вижу красную звезду посреди трех цветов, то в них отражается ее дух, а веяние ее волос похож на дуновение ветра, идущего из моря в Марсель. Убийцы проиграли”.

Президент Ассоциации Франция-Курдистан Силва Ян говорит: “Не забывайте, что мы этого не допустим… Свобода никогда не будет убита”.

Также ее отец Хасан Доган говорит о Рожбин: “Фидан была естественной и с чистым сердцем. Она любила смеяться и ее смех завораживал многих”.

Глава муниципалитета и мэр города Ренн Даниэль Делаво, который призывал к политическому и мирному решению курдской проблемы со словами “Я поддерживаю ваше дело” выражает солидарность к письму главы департамента Иль-и-Вилен Мари Энн Чапделейн и всех тех, кто совместно выражал печаль, гнев, решимость, неравнодушие и борьбу.

Андре Метэйер говорит, что эта маленькая книга, однако ее вес заключается в политической чувствительности, которая подразумевает под собой сообщение “я беру на себя это знамя”.

Метэйер в книге обращает внимание на расследование данного массового убийства, обнаруженных документов и заявления адвокатов о том, чтобы власти вновь открыли дело и говорит: “Это дело еще не закрыто, мы всегда заявляли об этом, оно не закроется…”