Беседа с членом Исполнительного Совета Ассоциации обществ Курдистана Рыза АЛТУНОМ англоязычной службы агентства «Фрат».

— В некоторых западных странах, особенно в Латинской Америке, сирийский и иранский режимы принято считать антиимпериалистическими, поскольку они противостоят США. Не так давно турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган также начал использовать антиамериканскую риторику. Но что стоит за антиамериканизмом этих государств? Действительно ли они антиамериканские, или же это можно считать результатом внутренней борьбы колониальных держав?

— На Западе есть несколько движений «против системы». Исторически сложилось, что эти движения и силы действительно боролись за свободу. Теперь это колоссальные силы, борющиеся с системой. А Латинская Америка – один из важных центров. Рассматривая события с момента открытия Америки, в особенности – партизанские войны и социалистические движения 1960-х годов, мы видим, что это – важное поле революционной борьбы. Но в обоих случаях есть свои нюансы. Например, для Запада антисистемные движения выглядят обособленными и маргинальными. Они встречают серьёзные трудности, решая идеологические, политические и организационные проблемы. У них есть трудности с перевоплощением себя в антисистемные и либеральные движения, а также – с самим созданием настоящих идеологических, политических и военных антисистемных движений, и в итоге не могут проявить дальновидность в развитии своей идентичности. В этом отношении перед ними появляется проблема. Несмотря на их борьбу против системы, здесь присутствует серьёзный обскурантизм и догматизм.

Стоит взять любое движение на Западе, и мы можем точно раскритиковать его. Например, оценивая 150-летнюю историю марксизма, мы видим, что его развитие привело к реальному социализму. Существование реального социализма можно обсуждать с разных точек зрения. Безусловно, марксизм – это проявление антисистемной позиции. Его становление – поворотный момент в борьбе с гегемонией, имеющий сто или сто пятидесятилетнюю историю. Невозможно отрицать этот факт. Но в итоге, мы должны оспорить тот путь свободы, который трансформируется в реальный социализм и приобретает положение, дающее свежую кровь системе.

Сегодня, имея перспективу реального социализма, невозможно достичь уровня либеральной линии, ровным счетом, как и оценить существующую линию победы и поддержать её. Рассматривая подобным образом анархизм, мы видим, в основном, количественные различия между его направлениями. Принципиальных же различий нет. С философской точки зрения, его подход к свободе и равенству, а также позиция против гегемонии вкупе представляют большую ценность. Но поскольку они не воплощают эту ценность в единстве аспектов идеологии, борьбы, сопротивления и организации, они не могут закрепиться в обществе и олицетворять силу, представляющую линию свободы. И, будучи не в состоянии сделать это, они рассматривают борьбу, развёрнутую где-то в другой части мира, с точки зрения соответствия своим подходам, смыслам и критериям.

Несмотря на весь радикальный дискурс, они не могут освободить себя от образа жизни и способа отношений, присущих капиталистической системе. Это одна из главных проблем фронта свободы. К этому фронту также можно добавить феминистскую и экологическую фракции.

Наблюдая за их позицией, можно увидеть, что, несмотря на то, что они вроде бы против системы, здесь присутствует сильный догматизм. Наблюдается серьёзная политическая оторванность и отстранённость. Если изолировать себя от всего, это приведёт к саморазрушению.

То же самое касается и Латинской Америки. Латинская Америка проходила критические периоды в истории. Велась борьба против испанского и португальского колониализма, американского империализма. Это привело к борьбе за социализм, которой позже способствовала партизанская война. Мы должны отдать им должное. Но теперь серьезная проблема содержится в их способе решения проблемы.

Например, мы можем с уверенностью сказать, что те, кто действует от имени социализма, не могут выходить за рамки реального социализма. Если основываться главным образом на национально-государственном и пластическом подходе, невозможно достичь истинной линии социализма. Отсюда и вытекает проблема антисистемных движений в Европе и Латинской Америке.

Их подход выражается так: «кто против системы, тот анти-капиталист». Но у анти-капитализма есть свои критерии. Есть страны, которые представляют собой капитализм и империализм, и это враги. Существует заблуждение, что в основе всего – разрыв отношений с этими странами, и свобода определяется исходя из этого постулата. Но когда мы смотрим, как живут эти страны, то видим, что капитализм и империализм – часть их жизни. Они живут в своих городах, подчиняясь своим органам власти, со своей идентичностью и собственным рынком. Они живут, по уши погрузившись в это, но всё же – в заблуждении, считая себя свободными. Что-то идёт не так. Мы видим, какова проблема реального социализма. Они же полагают, что социализм можно построить инструментами капитализма.

Большинство антисистемных движений закрывают глаза на то, что они во всех аспектах представляют собой капитализм и империализм во плоти и обманывают себя идеологиями и догмами. Такие движения занимают позиции, не задумываясь о том, что происходит на Ближнем Востоке, каковы исторические и социологические факторы или каковы отношения между ними и глобальными силами. На самом деле, здесь существует большая опасность.

Фактически, они должны иметь в виду глобальную империалистическую систему и её подразделения – национальные государства. Им следует понимать, что противоречия между этими силами проистекают из эксплуатации и гегемонии, а не потому, что кто-то из них выступает за равенство, свободу или справедливость. Эти силы не могут быть противопоставлены друг другу в идеологическом аспекте. Только народ, революционные социалистические движения и социальные группы могут занимать позицию против них.

Рассматривая сейчас латиноамериканскую реальность, я не буду рассуждать, антиимпериалистическая она или нет. Мы не возражаем против линии демократической борьбы с империализмом. Но есть точка, которой она достигла. Нужно осознавать этот факт.

Здесь присутствует большое заблуждение. Нужно задаться вопросом, насколько антиимпериалистическим является реальный социализм в Латинской Америке. Без сомнения, он антиамериканский. Но антиамериканизм не означает антиимпериализма. Америка – империалистическая. Можно занимать позицию против американского империализма. Но придерживаться антиимпериализма – это другое дело. Быть антиимпериалистом означает быть против капиталистического миропорядка, против гегемонии империализма в мире и против подчинённых ему «суб-гегемонистских» центров империализма. Высказывание «мы против США» не имеет смысла. Это та точка, где находится Латинская Америка. Она против США и добилась огромных успехов в этой борьбе, но также она имеет отношения с «суб-гегемонистскими» странами, которые связаны с империализмом. Отсюда возникает очень нежелательная ситуация. Западноевропейский капитализм также является выражением империализма. Революционизм Латинской Америки в своих позициях должен дойти до такого уровня антиамериканизма, который включал бы в себя весь западный империализм. В этом проблема Латинской Америки. Нельзя сказать, что империализм, который не нападает на меня, хорош.

Империализм – основное направление, проявившее себя в разных центрах. Если не противостоять каждому из этих центров, невозможно победить его. Из-за такого подхода антиамериканизм в Латинской Америке никогда не мог одержать победу. Всё потому, что они не могли поменять позицию в сторону антиимпериализма в целом. Вот почему, несмотря на успехи в борьбе с португальцами и испанцами, они не смогли разрушить свои зависимые отношения.

Партизанские войны, ведущиеся от имени социализма, не дали желаемых результатов. Почему так произошло? Рассмотрим этот вопрос. Основная причина здесь – неправильное отношение.

Рассмотрим реалии Курдистана. Курдистан был разделен на четыре части. Это произошло во время Первой мировой войны. Это не было самостоятельным решением Турции, Ирана и арабских государств. Мировая капиталистическая система разделила Курдистан, поделив его между Турцией, Ираном, Сирией и Ираком.

Латиноамериканские движения не видят этих реалий. Они не рассматривают империалистическую систему и её локальных коллаборационистов как единое целое. Если Турция, Иран, Сирия или Ирак противоречат США, некоторые склонны считать их антиимпериалистами. Но в то же время они не видят геноцида, совершаемого этими странами в Курдистане. Следует изменить такой подход. Государственная система – это капиталистическая, империалистическая и колониальная система в целом. Противоречия между государствами нельзя рассматривать как антиимпериалистические.

Например, нынешнее правительство в Турции, будучи колониалистским, фашистским и фундаменталистским правительством, нашло поддержку из-за своих противоречий с США, поскольку рассматривалось как антиимпериалистическое. Но его колониальный характер и его отношения с империализмом остались незамеченными.

Турция является капиталистическим центром в националистическом, а также фундаменталистском и национально-государственном аспектах. Турция – стратегический союзник США. Итак, можем ли мы оценивать Турцию как антиимпериалистическую державу только из-за её противоречий с США? Это капиталистически-либеральный подход, который находит своё место внутри системы.

То же самое справедливо и для партий Баас, которые когда-то были фаворитами революционных движений в Латинской Америке. Всем известно, что партии Баас – самая прогнившая и самая империалистическая форма арабского национализма и арабского национального государства. Позорно, что их оценивают как антиимпериалистов только потому, что у них были тесные связи с советским блоком, и что они иногда вступают в противоречия с США. Баасистские режимы известны своей жестокостью к народам Ближнего Востока.

Также и Иран – фундаменталистский режим, основанный на одной из конфессий ислама. Его нынешняя структура не отделена от капиталистического мирового порядка. Она тесно связана с империализмом. Отношения, основанные на мнении, что Иран является антиимпериалистической державой из-за своих противоречий с США, указывают на проблемное состояние антиимпериалистических сил Латинской Америки. Посмотрим на Кубу, Венесуэлу и другие страны Латинской Америки, где есть левое правительство: они восхваляют суб-гегемонистские империалистические державы на Ближнем Востоке и в Азии только из-за их антиамериканской позиции. Это серьезное заблуждение.

Повторю снова: «антиамериканский» автоматически не означает «антиимпериалистический». Антиамериканизм должен быть направлен против самой сути империализма. Сохранять лишь антиамериканские позиции означает признавать законными другие колониальные и империалистические силы. Поэтому необходимо иметь прочную, укоренившуюся парадигму для нашего видения мировой капиталистической системы и её империалистической гегемонии.

Перевод подготовил Hevale: революция в Курдистане

Обращаем ваше внимание на то, что организации «Исламское государство Ирака и Леванта»(«ИГИЛ/ИГ») , «Султан Мурад», «Имарат Кавказ», «Аль-Каида» в странах исламского Магриба, «Исламский джихад — Джамаат моджахедов», «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Общество возрождения исламского наследия», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), движение «Талибан», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Братья мусульмане», «Исламская группа», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Асбат аль-Ансар», «База» («Аль-Каида»), «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Лашкар-И-Тайба», «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Синдикат „Автономная боевая террористическая организация (АБТО)“», «Джабхат ан-Нусра („Фронт победы“)», «Свидетели Иеговы» признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.