07:49 Сен. 24, 2017
Эфир
Рыза АЛТУН: «Одна часть не решит проблему всего государства»

Рыза АЛТУН: «Одна часть не решит проблему всего государства»

Интервью
Короткая ссылка
172

Уважаемые читатели! Предлагаем интервью Рыза АЛТУНА, члена Исполнительного Совета Ассоциации обществ Курдистана, агентству «Рожньюс».— Как организация, какую оценку Вы даете единению курдского народа?

 

— Курдский вопрос существовал на протяжении всей истории, но курды никогда не могли его решить. Здесь всегда доминировала политика раздробленности, расчленения и захватничества извне. И такой процесс порождал более глобальные проблемы.

Мы должны хорошо проанализировать курдский национальный вопрос в историческом контексте и дать оценку освободительной борьбе курдов. С Первой мировой войны и по сей день борьба не прекращалась. И каждый раз она наталкивалась на сопротивление. Сопротивление существует до сих пор, и оно приносит с собой неразрешимые проблемы.

Пока мы не ликвидируем эти сложности внутри самого народа, освобождение курдов не представляется возможным. С момента создания РПК и по сегодняшний день именно на этом мы базировали свою работу.

Борьба курдов за разрешение своих проблем сейчас становится неким потенциалом к свободе. Курдская проблема имеет обоюдоострый характер. Курды, на фоне Ближневосточного кризиса, который не может быть незамеченным, достигли определенного уровня для получения статуса.

Более того, во всех четырех частях Курдистана курдский потенциал заключается в единой политике, а это, в свою очередь, приведет к единению нации. Для этого сейчас есть все возможности. И это очень важно для нас.

 

— Вы говорили о разъединении курдов. Но ведь речь идет не только о народе, но и о территории. Какую модель Вы себе представляете?

 

— Для создания основ цельного курдского государства нужно создать движение. Причина раздробленности находится за пределами Курдистана. Мы же видим Курдистан единым целым. Только на этой базе нация может развиваться. Но на протяжении всей истории захватчики не давали курдам такую возможность. Именно по этой причине Курдистан расчленен, и народ разъединен.

Курды должны признавать единое государство Курдистан. Имеется в виду, конечно же, все четыре его части. Вопросы нужно рассматривать именно с этой точки зрения. Конечно же, мы имеем в виду ситуацию после Первой мировой войны, когда был заключен договор Сайкса-Пико в Лозанне, который и привел к расчленению Курдистана.

Наши проблемы всплыли наружу тогда, когда политические партии выдвинули свои предложения по решению вопроса объединения. Речь идет обо всех четырех частях Курдистана, и каждая организация старается политизировать эту тему. На словах вроде бы все против договора Сайкса-Пико, но на практике получается, что они выражают с ним свое согласие. Сейчас отношение к Национальному конгрессу говорит о его немедленном проведении.

 

— В 2013 году курды сделали попытку создания Национального конгресса. Но затея провалилась. Недавно вновь об этом заговорили, но некоторые курдские партии идею не поддержали. Как Вы планируете разрешить этот кризис?

 

— Сейчас другая ситуация. У нас мало шансов против тех международных сил, которые выступают за расчлененность Курдистана. На протяжении 30-40 лет мы боремся за объединение народа и сталкиваемся с большими трудностями. Дело не только в гегемонии, но и в региональных организациях.

Мы провели немалую работу, но тем самым обострили недовольство захватчиков. Они вновь стали активизировать свою политику разъединения. В результате этого мы не смогли провести запланированный конгресс. Сейчас это для нас большая проблема.

Несомненно, когда проводится работа среди народа, то прошлые ситуации представляются невыгодными, но на самом деле это не так. Условия 2013 года были гораздо хуже. Предчувствие наступающего кризиса на Ближнем Востоке заставляло прибегнуть к объединению. С тех пор многое произошло.

Наступления ИГИЛ, политический оскал Ирана, Турции и арабов, а также ситуация в Южном Курдистане и Рожаве. Все перевернулось. С новыми ситуациями пришли и новые достижения. Ближний Восток принял новый облик. Если после такого хаоса на Ближнем Востоке сформируется благоприятная ситуация, можно будет говорить о том, что курды получат статус.

Тут причина не в кризисе между организациями, а в расчленении народа на четыре части. Смысл Национального конгресса заключается в их объединении, достижении свободы курдов и их статуса.

Сейчас для его проведения важно, какой метод использовать. В этом вопросе мы всегда придерживаемся одного метода. Существующие политические организации, неважно, в каком формате они работают, должны пойти навстречу друг к другу и направить свою идеологию на объединение народа. В перспективе именно этот путь может привести к разрешению всех проблем, чего, к сожалению, не скажешь, глядя на нынешнее положение курдов.

Единая нация является оплотом для всего Курдистана, а не какой-то отдельной ее части. Речь не идет об отдельной части народа, которая безуспешно занимаются своими внутренними проблемами. Внешние силы в свое время хорошо поработали, чтобы разделить наш народ и удалить от правды.

Например, одним из национальных критериев является национальное мышление. Мы должны ориентироваться именно на это мышление, чтобы оправдать свое предводительство и ответственность перед курдским народом.

 

— Без участия тех, кто не желает присоединиться, можно ли будет завершить данный процесс?

 

— Несомненно, политические партии важны. Мы не можем их игнорировать. Но в целом идеология всех партий должна максимально быть близка к объединению народа. Ибо в той ситуации, в которой мы находимся, шансов на победу очень мало. Прошлый опыт нам это показал.

Чтобы контролировать перспективу, нужно взять ситуацию в свои руки. И для того, чтобы использовать свой потенциал, необходимо политические организации объединить в одно представительство. Там, где народ игнорируется, где он не может воспользоваться своим правом голоса, где он не участвуют в процессах – будет провал.

Наше мышление должно быть тесно связано с народом. В противном случае мы должны будем жертвовать интересами народа ради какой-то отдельной партии, либо прекратить нашу бесполезную работу. Или же нам придется без их участия проводить политику объединения народа.

Иными словами, нас поставят перед фактом. В таком случае ответ очевиден и однозначен: единство народа важнее и выше всего и его невозможно игнорировать. Поэтому для нас принципиально и объединение всего народа, и защита наших достижений, и получение для курдов определенного статуса. На мой взгляд, те, кто не смогут присоединиться, многое потеряют.

 

— Каждая политическая партия представляет свою идеологию. Как они будут представлены в рамках объединения, Национального конгресса, когда речь идет о целостности нации? Какое место Вы собираетесь им предоставить?

 

— Однобокая идеология не отражает всю политику. В ней должны отображаться интересы народа в вере, культуре, социологии, экономике. С точки зрения национальной демократии, раздробленность не является естественным явлением. Во всех четырех частях Курдистана есть много организаций, и каждая работает в рамках своей части. И именно это мы критикуем.

Получается, Курдистан расчленили, на каждой части установили свою гегемонию и тем самым заполучили политический статус, что в целом ошибочно. Если в таком ракурсе смотреть на Курдистан, тогда колонизация и международная коалиция оправдываются.

Необходимо, чтобы мы все взялись за руки и вместе решали свои проблемы. Решения могут быть разными, но во имя национальной борьбы мы можем прийти друг к другу и совместно решать свою судьбу. Это и есть единство народа. Другого пути нет.

 

— В декларации НКК говорится о собственных, жизненно важных, правах во всех четырех частях Курдистана. Если каждая часть будет бороться за свои права, то к какому общему знаменателю они могут прийти? Какова позиция Вашей организации по поводу референдума?

 

— Все знают, что требование элементарных человеческих прав естественно. А как это сделать, уже зависит от политической ситуации. Мы в своей программе предусматриваем права своего народа. Необходимо ставить под сомнение те права, которые не отвечают жизнеспособности курдов.

Например, прежде чем рассматривать курдов по частям, необходимо, чтобы курды выразили свое отношение к целостности всего народа. Мы изначально говорим о правах курдов во всех частях Курдистана. Но, как я упоминал, есть и реальная ситуация.

А реальность заключается в расчленении Курдистана, как со стороны внешних международных сил, так и со стороны некоторых политических партии внутри самого Курдистана. Настало время выбора правильной политической конъюнктуры по отношению к частям Курдистана. Немалая ответственность лежит и на самих отдельных частях.

Вместо того, чтобы заниматься демагогией, нужно просто друг друга поддерживать и не создавать проблемы. Тогда все политические организации будут чувствовать личную ответственность за события в любой другой части. Только так можно наладить здоровые связи, в противном случае мы получим бесконечные проблемы.

Теперь что касается референдума. Говоря о жизненно важных национальных правах в любой части Курдистана, когда идеологическое движение становится оплотом для этой части, на референдуме определяется национальный статус в целом. Я не против этого. И никто не против.

Сейчас мы поставлены перед фактом референдума. Интересно, в Южном Курдистане у народа спрашивали об их желании, или хотя бы у какой-то политической организации спрашивали их согласия на референдум? Если несколько политических организаций сели вместе и решают судьбу своего народа и их решения признаются, то мы не можем воспринимать это как обобщающее. Это вызывает вопросы. Но если предоставить возможность, чтобы весь народ вместе вышел на референдум, тогда и исход референдума понятен. Участие или неучастие других организаций уже не столь важно.

 

— Если несколько конкретизировать, говоря о единстве Курдистана. С политической точки зрения, каковы полномочия Национального конгресса? Можете по этому поводу предложить какую-нибудь модель?

 

— Так как курдская проблема еще не решена, а наоборот, усугублена, ни о каких проектах нет речи. Сейчас в Курдистане мы говорим об объединении всех четырех его частей. И говорим о сближении политических организации из всех этих частей. Сначала нужно это решить.

На мой взгляд, нет необходимости в использовании былых проектов. В целом во всех четырех частях национальная концепция и национальная демократия по отношению к разъединению народа отодвинулись на задний план из-за принятия соглашения Сайкса-Пико. Мы против этого. Для начала нам нужно государство, которое охватит все четыре части, где будет править одна народная партия. Только после этого мы можем обсуждать возможные модели. Национальный конгресс одна из моделей.

Если сегодня мы ценности Востока, Запада или же других частей соберем на Юге – как это будет выглядеть? Ничего хорошего не получится. Но если мы их правильно сопоставим, тогда мы защитим эти ценности. В таком случае мы должны проводить совместную политику.

У курдов имеется какой-нибудь общий документ? Нет. На революцию в Рожава каждый смотрит со стороны. В восточной части происходят какие-то сдвиги – каждый наблюдает со своей колокольни.

На Юге имеется определенный статус, и каждый имеет на него свой взгляд. Словом, проблемы только усугубляются и принимают вид нескончаемости. Этого не должно быть. Мы все должны защищать революцию в Рожава, встать стеной перед массовыми убийствами Эрдогана на Севере, поддерживать потенциалы Востока и почувствовать свою ответственность за происходящее на Юге. Это очень важно.

Зачем нужно, чтобы мы вели дипломатию второго плана? Сейчас курды своей упорной борьбой достигли определенного уровня, неся большие человеческие потери. Тем не менее, этим путем курды пришли к организованности.

Теперь под лозунгом «в политике мы независимы», своими ценностями пытаются создать собственную политику. Бесконтрольность ситуации разрушает ценности. В таком случае нет никакой надобности, чтобы курды защищали эти ценности и достигали какой-то совместной национальной дипломатии.

Нужно хорошо знать; что полезно, а что нет.

 

— Во многих частях имеются курдские движения и военные силы. На какое место Вы ставите военную силу?

 

— В нынешней ситуации у всех организаций имеются военные силы. Мы все должны быть под зонтом Национального конгресса. Только таким образом мы можем достичь всеобщей курдской организации. Иными словами, каждый остается при своих силах, но Национальный конгресс будет решать, где и какая сила будет необходима.

В международных организациях это практикуется, например, в Америке, Европе и других странах. Курды также могут к этому прийти. Во всех четырех частях Курдистана имеются военные силы. И во всех частях есть риск нападения врагов. Вспомним нападение ИГИЛ на Махмур, там же, не за горами, находился и Эрбиль. Как бы в этом случае курды защищались, если бы сказали: «Это территория ПСК или территория ПДК»? Тогда Эрбиль пал бы. И такой риск был. В таких случаях национальный конгресс будет решать, какие силы и куда дислоцировать.

И, наконец, работа, которую начал НКК, очень важна. Курды говорят о Национальном конгрессе: мы это обсуждали и всякий раз мы не могли достичь успеха. И мы должны воспринимать критику в свой адрес. Каждый воспринимает по-своему. В этом и причина всех наших проблем. И мы должны критически относиться к своим недостаткам.

 

 

Обращаем ваше внимание на то, что организации «Исламское государство Ирака и Леванта»(«ИГИЛ/ИГ») , «Султан Мурад», «Имарат Кавказ», «Аль-Каида» в странах исламского Магриба, «Исламский джихад — Джамаат моджахедов», «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Общество возрождения исламского наследия», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), движение «Талибан», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Братья мусульмане», «Исламская группа», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Асбат аль-Ансар», «База» («Аль-Каида»), «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Лашкар-И-Тайба», «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Синдикат „Автономная боевая террористическая организация (АБТО)“», «Джабхат ан-Нусра („Фронт победы“)», «Свидетели Иеговы» признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

По этой же теме:

У Трампа наступили трудные времена
Манифест демократического общества
«Женева-2» и будущее Сирии
Курдская притча-сказка «Три вола и волк»
Погибла курдская Анжелина Джоли
Женская организация ПДС в Западной Европе
Немецкая газета «Frankfurter Rundschau»
Теги:
АОК, ДПН, ДПР, ИГИЛ, Курдистан, НКК, ОГС, ОНСЗК, ПСР, Ракка, Рожава, РПК, Рыза АЛТУН, СДС, ССШ, турция, Шенгал, Эрдоган