Слова о том, что Россия продала курдов,  ошибочны. Так же, как и слова, что США продали курдов. Несмотря ни на какие отношения или связи с кем бы то ни было, Курдское освободительное движение  имеет свою собственную ответственную позицию и ведёт борьбу, придерживаясь именно неё. Наши главные союзники – демократические силы.

В создавшейся ситуации руководство Сирии не в состоянии устоять на ногах и принимать самостоятельные решения, потому что оно связано отношениями с Ираном, проиранской Хезболлой и Россией.

До сих пор не ясно, что представляют собой отношения Сирии с Турцией, но понятно, что роль России здесь явная и основная, хотя существуют сомнения, насколько режим заинтересован в них. Такие же сомнения есть и относительно отношений с Ираном. Всё это ещё ждёт своего анализа.

Из-за главенствующей роли России Сирия осталась без собственного мнения, и, даже привлекая внимание к происходящему, но, оставаясь под давлением России, не может подать свой голос.

Россия проводит прагматичную политику, изменяющуюся в зависимости от ежедневных интересов, соответственно, использует и силу. Политику ведёт, опираясь на интересы и региональной оппозиции, и правящего режима Сирии… Режим Асада Россия поддерживает для укрепления своих стратегических позиций (военные базы) и создания стратегического центра влияния на Ближнем Востоке.

Россия, насколько это было возможным, пыталась подмять под свои решения  и Освободительное движение курдов, и, вообще, борьбу курдского народа, для чего демонстрировала политику близости к ним. Однако она не имела успеха из-за своей шаткости,  из-за ясной позиции Отрядов народной самообороны Западного Курдистана (ОНСЗК). Однако после уничтожения ИГИЛ международные проблемы  обострились из-за нового политического статуса Сирии. Россия попала в положение, когда нужно либо интегрировать курдов с режимом, либо осложнить ситуацию для них, чтобы поддержать свои отношения с Турцией.

В этой ситуации и в этот период Африн стал целью. Однако, это бессмысленная политика. Обессиливание Сирии, возможное тактическое использование Турции против Сирии и Ирана, «понимание» ради гегемонии… Но, заглянув далеко вперёд, мы видим, что хаос в стране будет только нарастать, а сама она будет разделена.

Если бы Россия приняла решение о построении Демократической Сирии, то могла бы играть важную роль в этом процессе. Она могла бы найти благодатную почву для своих интересов. Действуя наоборот, она получит большие проблемы. Может случиться война в десять раз более страшная, чем предыдущая. Именно ради этого сейчас сошлись интересы Турции и России.

Первое – Россия хочет использовать отношения с Турцией, зная, что она – член Атлантического Альянса и имеет там свои проблемы.

Второе – использовать присутствие Турции на земле Сирии для давления на власти Сирии, Ирана и Хезболлу.

Третье – она хочет укрепить унитарный, государственно-национальный характер власти в стране, а тем самым — ограничить ожидания свободы курдами и другими народами. Таким образом, Россия стремится подмять Сирию под себя, вступив с Турцией в заговор.

Что же касается Америки, то никакой особой политики США на Ближнем Востоке не проглядывается. Это та же, изменяющаяся под влиянием разных причин, политика, стратегически никому не ясная. Точка зрения высказывается только перед самим событием, и она имеет очень прагматичный характер. Относительно Рожавы мы наблюдаем то же самое.

Непонятно, по каким причинам организаторы  женевских встреч, США и их блок, не вызывают туда авангард курдов – ОНСЗК. Ведь это политическая сила, участвующая в разрешении сирийского кризиса, тактически занимающаяся борьбой с ИГИЛ и находящаяся с США в серьёзных отношениях в этой связи. Считаю, что во вторжении Турции в Африн проглядывают особые отношения США и России. Не думаю, что Россия без Америки, а Турция без них решилась бы на это. Какова была реакция США на вторжение в Африн? Они появились без всяких переговоров с армией в 30 – 40 тысяч человек, готовой к сопротивлению. А затем делается обратный шаг. Даже после начала операции в Африне США заявляют о том, что Африн – вне зоны их влияния, таким образом приглашая турок к действиям. Всё это близко к беспринципности.

Для начала надо понять, что у нас есть, чтобы Россия могла это продать. Да, она многое продаёт. Уже ничего не осталось, что она не продала бы. Всё продаётся. Особенно, если мы обратим внимание на заявление: «Никакого долга у нас перед курдами нет». Да, конечно! Если рассмотреть реальную линию политики России, то, действительно, заметно, что никакого гуманитарного долга  там нет, нет долга вины, а, значит, и нет нужды что-либо предпринимать.

Для нынешней России торговля – основное. Однако она не решается торговать Рабочей партией Курдистана (РПК) и Отрядами народной самообороны Западного Курдистана (ОНСЗК), так как не имеет с ними соответствующих отношений. Ни по линии союзничества, ни по идеологическим или политическим соображениям. Остаётся продать наши горы. Себя продаёт, свой народ и свою этику,- это правда. Нас не продать. Не потому, что мы уже проданы. А потому, что Россия ничего не сделала для нас, чтобы теперь продавать.

Об Америке говорят, что она продала курдов. Она может купить наши горы. Если курды будут хозяевами стратегических отношений с Америкой, то она сможет их продать. Если мы будем строить своё будущее для Америки и за её счёт, то можно использовать такое слово, как «торговля». Но на территории Рожавы это слово в политике не используется.

Кто кого продаёт? Если мы задумаемся об идеологической, политической и стратегической целях Америки и сравним их с ОНСЗК, то не увидим никакой общей концепции, которая могла бы лечь в основу будущих отношений.

Наша борьба – антиимпериалистическая. Невозможно представить, чтобы сила, занимающаяся этим, заявляла, что империалист предал её. Из истории, а особенно во времена Первой  мировой  войны, хорошо известно, как поступили с курдами. И, если это можно назвать предательством, то и теперь это явление весьма используемо, оно у всех перед глазами. Ничего не изменилось. Борьба за свободу ради изменения положения дел – наша судьба.

Чтобы изменить эту судьбу, мы ставим во главу своей борьбы за свободу новую идеологию, политику, продвижение и способ разрешения проблем, с новой парадигмой  в идеях, политике и военном деле. У нас есть свои принципы. Как и международный империализм, страны-гегемоны в регионе имеют свои принципы, линию поведения. В противовес им есть и принципиальный подход у курдов. Наши главные союзники – демократические силы. Народные силы. Силы, сопротивляющиеся установленным порядкам. Существование или несуществование предательства  может открыто обсуждаться только в такой среде.

Обращаем ваше внимание на то, что организации «Исламское государство Ирака и Леванта»(«ИГИЛ/ИГ») , «Султан Мурад», «Имарат Кавказ», «Аль-Каида» в странах исламского Магриба, «Исламский джихад — Джамаат моджахедов», «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Общество возрождения исламского наследия», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), движение «Талибан», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Братья мусульмане», «Исламская группа», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Асбат аль-Ансар», «База» («Аль-Каида»), «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Лашкар-И-Тайба», «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Синдикат „Автономная боевая террористическая организация (АБТО)“», «Джабхат ан-Нусра („Фронт победы“)», «Свидетели Иеговы» признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.