Анкара и Москва снова сталкиваются с эскалацией насилия на последней части территории Сирии, удерживаемой боевиками. Это ставит сотрудничество Турции и России под вопрос, так как они поддерживают противоположные стороны в восьмилетней войне в Сирии. 

Тотальное наступление сирийских правительственных сил с целью захвата Идлиба на северо-западе Сирии и вытеснения оттуда боевиков может развязать беспрецедентный гуманитарный кризис, поскольку в этом районе проживают 3 миллиона человек. 

Турция, которая уже приняла более 3,6 миллиона сирийских беженцев, сталкивается с сильным давлением со стороны Сирии, Ирана и России, чтобы выполнить свое обещание контролировать вооруженные группировки боевиков в Идлибе. 

Но Турции также нужна Россия, чтобы обуздать президента Сирии Башара Асада и предотвратить массовый отток беженцев в Труцию. 

«Президентыы Турции и России имеют стимул к сотрудничеству и обеспечению того, чтобы ничьи интересы не были полностью растоптаны», – говорит Аарон Штайн, директор ближневосточной программы Американского научно-исследовательского института внешней политики. 

В сентябре в Сочи два лидера выступили посредниками в прекращении огня в Идлибе, предотвратив кровавый натиск на этот регион, несмотря на то, что Россия твердо поддержала Асада, а Турция поддерживает оппозиционные силы. Девять месяцев спустя перемирие провалилось. 

Соглашение предусматривало создание демилитаризованной зоны протяженностью 15-20 километров (9-12 миль), свободной от боевиков и тяжелого вооружения, и открытие двух ключевых автомагистралей, пересекающих Идлиб. Демилитаризованная зона была нарушена, и шоссе находятся в центре нынешнего наступления правительства. 

Сирийские сухопутные войска наступают с юга на опорные пункты повстанцев под прикрытием сирийских и российских авиаударов. 

Представители «Сирийского центра мониторинга за соблюдением прав человека»  сообщили, что с 30 апреля в оплоте боевиков были убиты более 290 гражданских лиц и 369 боевиков. В тот же период 269 военнослужащих правительственных войск и 22 гражданских лица были убиты в правительственных районах огнем боевиков. Представители ООН заявили, что более 130 детей были убиты в ходе столкновений. 

Уже более 200 000 человек были перемещены, по данным ООН, некоторые ищут безопасности вблизи границы с Турцией, в то время как другие оказались втиснуты в переполненные лагеря в Сирии. 

Турция обвинила сирийское правительство в нарушении режима прекращения огня, а министр обороны Турции Хулуси Акар сказал, что его страна заявила России: «Режим Асада должен находиться под контролем». 

Россия нанесла авиаудары по Идлибу и обеспечивает воздушное прикрытие наступления сирийского правительства. Российские военные жалуются, что боевики все чаще совершают нападения на их военную базу в соседней провинции Латакия. 

Но на данный момент Москва вряд ли поддержит тотальную сирийскую операцию в Идлибе, потому что преимущества долгосрочного союза с Турцией перевешивают возможный эффект одной битвы. 

«Россия не хочет разрушать свои отношения с Турцией из-за Идлиба», — говорит Кирилл Семенов, московский аналитик по Ближнему Востоку и эксперт Российского совета по международным делам. 

В конце апреля Путин заявил, что не исключает крупномасштабного штурма, но оговорился: «Вместе с нашими сирийскими друзьями мы считаем, что это было бы нецелесообразно из-за гуманитарных вопросов». 

Тем не менее терпение России на исходе – она обвиняет «Хайят Тахрир аш-Шам» в нападении на свою военную базу. США и Россия считают ХТШ террористической организацией, несмотря на ее заявления о том, что она отмежевалась от «Аль-Каиды» (обе организации запрещены в России). Высокопоставленные российские чиновники часто называют Идлиб рассадником террористов.

Несмотря на соглашение о прекращении огня, Турция не смогла нейтрализовать экстремистов. Большая часть Идлиба перешла под контроль ХТШ, которые разгромили другие вооруженные группировки, поддерживаемые Турцией (правда, существуют свидетельства того, что и ХТШ получают от Турции определенную поддержку. – Прим. ред.). 

Эмре Эрджан, доцент кафедры международных отношений и политологии Стамбульского университета Мармара, считает, что Турция, возможно, переоценила свое влияние на ХТШ. Он говорит, что план Турции по расколу группы и поглощению ее более умеренных членов не сработал. 

Вместо этого, по словам Эрсана, ХТШ использовала Турцию в качестве рычага давления на Россию и Иран, поддерживающих Асада. 

Кроме того, турецкие войска находятся на линии огня. Два турецких солдата были ранены в начале мая в результате артиллерийского обстрела наблюдательного пункта турецкой армии сирийским правительством. Три других нападения были упомянуты официальным турецким агентством Anadolu. Это поднимает вопрос о том, были ли нападения случайными или предназначались для давления на Анкару с ведома России. 

«Турецкие вооруженные силы не отступят ни на шаг с тех позиций, где они находятся», – заявил на прошлой неделе министр обороны Турции Акар. 

Эрдоган и Путин поговорили по телефону, договорившись продолжить работу по соглашению о прекращении огня, чтобы предотвратить гибель гражданских лиц и потоки беженцев. Они также договорились встретиться на конференции G 20 в следующем месяце в Японии. 

«Кроме этого диалога и сотрудничества нет ничего, что могло бы предотвратить катастрофу в Идлибе», – комментирует Эрсан. 

Президенты России и Турции стали сближаться с 2016 года, восстанавливая отношения после драматического кризиса 2015 года, когда Турция сбила российский самолет у сирийской границы. Их взаимопонимание стало возможным на фоне хрупких отношений Турции с союзником по НАТО Соединенными Штатами, особенно из-за поддержки Вашингтоном сирийских курдских сил, которые контролируют большие участки в восточной Сирии. Анкара объявила эти силы продолжением курдского повстанческого движения, действующего на территории Турции. 

Эрдоган до сих пор придерживается своего обещания купить ракеты С-400 российского производства, несмотря на предупреждения США, что система поставит под угрозу участие Турции в программе истребителей F-35 и безопасность НАТО. Штейн называет это большой победой России. Он отмечает, что Турция ищет способ получить как С-400, так и F-35. 

Турция также говорит с США о безопасной зоне на северо-востоке Сирии и неоднократно просила США прекратить военную поддержку возглавляемых курдами Сил демократической Сирии (СДС). Эрдоган встретится и с президентом США Дональдом Трампом на G 20. 

Эрсан считает, что Россия может позволить Турции отбить северный город Тель-Рифат у курдской милиции. Поддержка России, если она появится, могла бы помочь Турции оказать давление на СДС, расширить турецкое влияние и укрепить свои позиции в текущих переговорах с США. 

В обмен, утверждает он, Турция может быть открыта для какой-то ограниченной сирийской операции в направлении Идлиба. Таким образом, возможен своего рода обмен территориями между Турцией и Россией.