14:24 Окт. 24, 2017
Эфир
Референдум состоялся. Что дальше?

Референдум состоялся. Что дальше?

Азиз э Джаво
Короткая ссылка
158

… Курдский народ выразил свою волю  на референдуме 25-го сентября 2017 года. Проголосовал за свою независимость!

Курдский народ в этот день высказал всю свою вековую мечту за свободу!..

И, в соответствии с логикой и целью этого события, Парламент региона (представитель воли народа!) должен был собраться, утвердить результаты голосования и от имени народа провозгласить независимость региона…

Но это не было сделано, а народ, ещё находясь под влиянием победного настроения референдума, продолжает ликовать! Будто он забыл уже, что такой же референдум состоялся ещё в 2005 году, и 90% населения южного региона Курдистана голосовали за независимость…

Хорошо, этот вопрос оставим в сторону. Но интересно, что никто не спрашивает: «А где независимость?» Разве в течение этих 12 лет в направлении независимости, кроме того, что говорили про неё, создали реальную основу для независимости: экономическую, политическую, общественную основу … кроме нового референдума?.. Среди народа (и даже за пределами региона!) некоторые спрашивают о том, что, с точки зрения законности, результаты референдума 2005 года были достаточны. Почему сразу же не провозгласили независимость?

Скажем прямо, для этого не сделали  ничего. Но после второго референдума почему не провозгласили независимость региона? Ведь народ выразил свою волю, а воля народа для руководства — самый главный наказ,  волю народа никто не вправе игнорировать! Народ вправе спросить и требовать…

До референдума была проведена пропагандистская кампания (и то, ни столько для референдума!), и после референдума по инерции продолжается эта кампания …

Чтобы решение о проведения референдума узаконить, снова активизировали парламент, который пиратски был парализован. Когда узаконили решение о проведении референдума, сразу же его отставили в сторону и забыли о его существовании. И вместо него, спустя пять дней после референдума, в городке Пирмам Южного Курдистана (а не в столице Эрбиль, не в Парламенте!) собирается Высшая комиссия референдума, с участием г-на Масуда Барзани и г-на Косрата Расула Али, где они проводят своё последнее заседание. На этом заседании Комиссия изменив своё название в «Высший политический совет Курдистана-Ирак» («Serk’irdatiya Siyasiya K’urdistan-Iraq»), прекращает свои полномочия.

Интересно, а что означает «Высший политический совет Кудистана-Ирак»? Это означает, что все законные организации и учреждения (Парламент, Правительство…) отставляют в сторону и вместо них вступает в силу этот «Совет» или…?

И, обратите внимание, если цель – независимость, тогда почему и для чего прикрепили к названию  Курдистан «Ирак»? Или это тоже своего рода послание?

Этот новый «Высший Совет» выступает с заявлением из семи пунктов. В  документе выражается благодарность тем, кто поддержал референдум и в конце говорится, что «… народ Курдистана готов к диалогу на принципах мирного решения и никакие угрозы народу Курдистана не заставят их отказаться от своего решения 25-09-2017 г.» [1]

И здесь опять возникает вопрос:

– А где  независимость?

Ведь народ Курдистана сказал своё слово? И, если бы в соответствии с волей народа и от его имени была бы провозглашена независимость, то так легко не требовали отменить акт независимости!

Или и этот референдум, как предсказали многие политологи и политические комментаторы, был проведён только для того, чтобы начать новый раунд переговоров – торгов?

Продолжаются угрозы и предупреждения руководителям и другим представителям колониальных государств региона вокруг Курдистана. Обстреливаются приграничные районы региона…

В данной ситуации, если регион внутри не будет сплочён, если с остальными частями Курдистана не создадут всекурдское национальное единство, вряд ли регион сможет удержаться против  натисков агрессивных государств.

Исключительно при условии Национального Единства, при объединении всех национальных сил, народ Курдистана сможет противостоять этим натискам. А если – нет, если опять, как и раньше, проблемы южного региона и его завоевания будут рассмотрены вне рамок единства всего Курдистана, тогда это будет означать, что снова надеются на внешние силы…

Однако, смотрите:  руководство ДПК делает заявления, которые никак не соответствуют логике референдума о независимости. Пример, заявление руководства ДПК, о том, что: «Референдум не означает изменения границ!»

Интересно… Что означает такое заявление после референдума о независимости?!

Ведь народ голосовал за независимость?

Тогда почему и Ирак, и Турция, и Иран заявляют о незыблемости границ Ирака!

Пока делаются такие заявления, те же колониальные государства усердно готовятся, чтобы задушить волю курдского народа: уже начали вводить всякого рода эмбарго, готовятся совместные военные учения на границе с Южным Курдистаном этими государствами, а Иран со своей стороны подвергает обстрелу близлежащие населённые пункты региона. Турецкие войска начали наступать со стороны района Барзан… Но пока этим натискам бойцы Народных сил самообороны (НСС) дают отпор… Руководство одного южного региона Ирака дало 48 часов курдам региона, что бы они собрали вещи и переселились в автономный регион Курдистана… Эрдоган везде выступает с решительными заявлениями, что накажет руководство Южного Курдистана, и что он так сделает, чтобы они сожалели о своем  поступке! … И даже Лига Арабских Государств (ЛАГ) подключилась!

И это ещё начало! Они ещё хотят узнать реакцию западных государств (особенно – США!), изучают международную конъюнктуру.  Более серьёзные шаги ещё ожидаются…

Нет, нет! Здесь я не имею виду войну! Для нашего народа, который ещё не успел раскрыть глаза, не выпрямил спину, сегодня война совсем не кстати! Но, если будет война, хорошо бы знать – за что?!

От одного названия референдум все так взбесились!

До последнего времени ждали ответа от США! И они уже официально заявили, что не признают итоги референдума!

А господин Масуд Барзани в ответ заявляет, что они (США) должны уважать волю курдского народа!

Правильно.  Однако, перед тем, как потребовать от иностранцев уважать волю курдского народа, сначала сами должны уважать её! И, если бы руководство региона (читай – ДПК) уважало бы волю курдского народа и провозгласило бы независимость,  если бы руководство региона реанимировало бы Парламент региона и на его заседание заявило бы:

– Так как наш народ выразил свою волю быть независимым, мы провозглашаем независимость нашей родины!- тогда было бы понятно, за что это всё! И тогда мы бы имели право выразить другим своё недовольство.

И здесь самое интересное то, будто, никто не ожидал такой реакции против референдума.

Почему?

Да потому, что была скрытая надежда на тесные и тёплые отношение между ДПК и ПСР, Масуда Барзани и Эрдоган-бейа. Ни для кого не секрет, что между ними есть торговля Курдистанской нефтью. Или Барзани думает, что  на основе их отношений шейха и мюрида, Эрдоган не выступит против?

Может быть, потому,  что кто-то не за долго до референдума в общественных сетях поделился статьёй Юрия Набиева под заголовком: «Исламизация курдского движения против «мягкого ислама» Гюлена-Эрдогана», которую  около пяти лет назад опубликовало ИА «Regnum»? Для чего? Чтобы заново обратить внимание на отношения Барзани-Эрдогана?  Посмотрите внимательно, в интервью о чем говорится: «…президент Курдистана Масуд Барзани – потомок шейхов ордена Накшбанди. А один из мюридов Накшбанди –    Реджеп Эрдоган. Во время своего недавнего визита в Эрбиль Эрдоган общался с Барзани как мюрид с шейхом…». [2]

Однако, несмотря на сложившуюся ситуацию в Южном Курдистане, всё же, в преддверии референдума и в день его проведения,  силы всех четырёх частей Курдистана выразили свою поддержку и вступили на его защиту!

И это  не ради какой-то партии или личностей – это было проявление национального самосознания и национальных чувств. Курдский народ доказал, что он сегодня, больше чем никогда либо, готов к созданию Национального Единства!

Когда была угроза со стороны колониальных государств  для защиты народа,  для психологической поддержки, чтобы он без всякого опасения и страха уверенно пошёл голосовать, отряды НСС  вошли в Киркук. Из Рожавы руководство Демократического самоуправления заявило, что, если кто-нибудь попробует вмешаться во внутренние дела Южного Курдистана и препятствовать процессу референдума, то они туда введут свои силы и будут защищать свой народ от нападок захватчиков!

Вот он, настоящий курдский патриотизм!

А как были ответили на национальные чувства и готовность курдского народа?!

После референдума в Рожаве должен был пройти Съезд Партии Демократического Союза (ПДС). И, когда делегаты и гости поехали к пограничному контролю на границе между Автономным регионом и Рожавой, контролёры ДПК их не пропустили,  объяснив это политическими мотивами…

Интересно, что эта за политика такая и чья она?

Возникает вопрос: «Разве национальные отношения и национальное единство такими бывают?!

Если даже спросите ребёнка, далёкого от политики, он скажет вам:

– Здесь только политика Турции может стать препятствием!»

И всё это – после референдума!

И после этого господин Масуд Барзани выражает благодарность народу Рожавы – за его поддержку референдуму – как чужому народу! …

Человек не знает, что сказать! Интересно, наш народ из других частей Курдистана ради благодарности пришли на помощь и поддержку своему народу? Ведь, где бы проблемы не возникали, они без всяких условностей идут на помощь! А те, кто в эти трагические дни пошли на помощь Шенгалу, который по приказу господина Барзани оставили без защиты перед угрозами людоедов ИГИЛ,  отдали самое дорогое, что у них было – собственную жизнь. Кто были они? А те, кто от ИГИЛа защищали Киркук, Махмур и Эрбиль, кто были они?

И после этого, видите ли, «по политическим соображениям», препятствуют делегатам и гостям Съезда Партии Демократического Союза и потом говорят – спасибо!

Интересно, что хотят этим сказать – у каждого у нас свой дом, давайте расходимся по домам? Да?!

Что это такое? Разве это не является основой ещё большего углубления той разобщённости, которую враги нам навязывали?

Разве так можно?

Тогда мы чего жалуемся на колонизаторов?

Тогда, интересно, а  при ДПК, при таком понимании, на пути становления Национальное Единство не будет помехой? Насколько она смогла освободиться от своих связей с ПСР и Эрдоганом? Для этого хоть есть малейшее желание и старание в этом направления?

Конечно, вопрос риторический и не нуждается в ответе – история свидетель!

Не знаю, не знаю, интересно, найдётся ли кто-то, кто мог бы объяснить эту ситуацию или найти ответы на возникшие вопросы?

Или не нужно – и так всё ясно?!

И в данной ситуации, когда референдум ещё не достиг своей цели, представители ДПК заявляют, что они в течение недели объявят имя своего кандидата на пост президента региона!

И выборы, скорее, состоятся, несмотря, на принятие Конституции. Что  является наиболее важным вопросом для региона. Конституцией закладывается основа государственности… И, как предвещают политологи, опять представитель ДПК будет избран президентом. И снова по мнению и прогнозам политологов,  он будет продолжать связи с мюридом семьи Барзани – Рейджепом Эрдоганом, они вновь совместно продадут нефть Курдистана дёшево, за пол цены,  «на радость» преподавателям, работникам искусства и культуры, госслужащим, всему народу Южного Курдистана. Ведь они не такое видели, будут нести и эту нагрузку! …

Руководство региона не слушает голос народа, а было бы хорошо, если бы оно пересмотрело свою деятельность прошлых лет и сделало бы соответственные выводы. А сам народ всё это проанализировал бы, привлёк их к ответу…

Мы в своё время в качестве помощи в разных статьях высказали свое видение и  сделали выводы из наших наблюдений. Есть и наблюдения иностранцев, есть и их статьи. Конечно, было бы хорошо, если бы они в своё время были бы переведены на курдский и были представлены вниманию руководства региона… ОДНАКО! …

А сейчас готовятся к новым выборам, и время совсем не терпит. Народ ещё находится под влиянием эйфории референдума… Интересно, достаточно ли такого  времени, чтобы трезво проанализировать и осмыслить ситуацию в регионе и существующие проблемы? …

Когда после публикации интервью сайта Kurdistan.today со мной, под заголовком: «Демократическое самоуправление в Шенгале и референдум в автономном регионе Курдистана! – Что это, противоречие, или естественный ход исторических процессов?» [3] и моей статьи: «Так трудно увидеть правду, или? …» [4] в общественных сетях начались дискуссии по теме, и, естественно, я бы хотел обсуждать отношение некоторых читателей к обсуждаемому вопросу, самому познать причины отношений и осмыслить их, … в общественных сетях видел одну статью, она мне казалась интересной, и я её с большим интересом прочитал…

Эта была статья Дарьи Асламовой в «Комсомолке», под заголовком: «Надо ли России спасать вслед за Сирией гибнущий Ирак». [5]

Автор статьи перед концом крушения Саддамовского Ирака была там, была свидетельницей его последних дней, всех проходящих тогда сложных процессов, спустя некоторое время она опять возвращается туда, но уже не в тот Ирак, а постСаддамовский, который погибает… Она побывала в южной (иракской) и западной (сирийской) частях Курдистана, и там она стала свидетелем героических, сложных и противоречивых событий, наблюдала, анализировала … И своими видениями, эмоциями и мыслями она делится со своими читателями…

Можно сказать, она эти две части Курдистана увидела в той ситуации, в которой они находились и реалистично их воспроизводит, со своими комментариями и видениями…

Читаешь, с одной стороны тебя охватывает чувства удовлетворённости, с другой стороны — удивляешься. Выходит, те, кто так громко кричат о патриотизме и независимости, правду о своей родине не столько знают, сколько автор этой статьи, которая фактически является иностранкой, или…? Интересно, почему?  Возникает вопрос.  Ведь они, наверное, не один раз побывали в Южном Курдистане, наверное, какое-то время оставались там, у них, наверное, есть связи с представителями руководства региона. … И они не видели того, чего увидела эта иностранная журналистка. Почему? Потому, что здесь сыграл свою роль психологический момент: впервые побывали на родной земле, чувства тоски, … или тут другие причины? …

И здесь возникает вопрос: «Интересно, те, кто себя считают патриотами, почему об этой ситуации не говорили с представителями руководства региона (особенно, с представителями руководства ДПК»), основываясь на своих наблюдениях и видениях,  не предупредили руководство региона и политическую оппозицию?! …»

Наоборот, они враждебно смотрели на наши статьи и выступили в социальных сетях  с разного рода нападками в наш адрес, потому что в них есть критика в адрес политического руководство региона, указываются на их ошибки и упущения!…

Чтобы не было, мы не будем снова обсуждать их поступки, а вместо «Предисловия к свершившимся событиям», предлагаю вниманию уважаемым читателям некоторые отрывки из упомянутой статьи Дарьи Асламовой …

Смотрите, события, которые  происходят в автономном регионе Южного Курдистана, не новы, просто  время от времени повторяются.

Так же представители разных политических партий, которые готовятся участвовать в предстоящих выборах 1-го ноября, могут рассмотреть эту статью, как дополнительный аналитический материал о ситуации в регионе, оттуда почерпнуть мысли, и соответственно, скорректировать свои планы и проекты, касающиеся будущего региона.

Итак, пожалуйста:

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ К СВЕРШИВШИМСЯ СОБЫТИЯМ

(Отрывки из статьи Дарьи Асламазовой: «Надо ли России спасать вслед за Сирией гибнущий Ирак» – с незначительными сокращениями)

ПОРОЧНОЕ ПОКОЛЕНИЕ

Каждый четверг в Анкаве, в христианском районе иракского города Эрбиль, начинается настоящее столпотворение (четверг и пятница — выходные дни в Ираке.) Весь город на дорогих машинах (каждая вторая стоит не менее ста тысяч долларов) съезжается в местные шикарные рестораны, потому что только здесь продают алкоголь и сигареты. Идёт гульба напоказ. Шведские столы ломятся от деликатесов. Пышные матроны в усыпанных блёстками платьях запихивают свои пухлым разряженным деткам огромные куски шоколадного торта прямо в рот. Когда я смотрю на их тарелки с мясом, меня начинает тошнить. Столько нормальный человек съесть не может! Ночью в моей гостинице невозможно спать от грохота — на первом этаже танцует свадьба, а на пятом отмечают помолвку. Так прогуливают последние нефтяные деньги иракские курды. И это при том, что последние шесть месяцев госслужащие и учителя не получают зарплату. Многие из них, даже полицейские, пошли работать таксистами.

Повсюду массажные салоны и спа-центры с фотографиями мясистых восточных красоток, каких обычно рисуют на коробках с рахат-лукумом. Уровень коррупции зашкаливает (по сравнению с восточными бюрократами наши казнокрады нервно курят в углу).

Сказка закончилась ещё год назад, и выяснилось, что все, вплоть до туалетной бумаги, автономия завозит из Турции. Да и весь бизнес целиком зависит от турок, вложивших в экономику Иракского Курдистана 12 миллиардов долларов. Не говоря уже о нефтепроводе, идущем через Турцию (а это единственный источник дохода для страны, который турецкий президент Эрдоган в любой момент угрожает перекрыть).

Я глубоко презираю молодое поколение иракских курдов, развращённых американским образом жизни. Они выросли в атмосфере невероятного нефтяного мотовства и привыкли проводить время порочно и приятно. Они часами сидят в огромных шоппинг-моллах, не отрываясь от гаджетов и попивая дрянной кофе за шесть долларов. В отличие от своих бабушек и дедушек, отцов и матерей, прошедших курс патриотического воспитания в партизанских горах, они никогда в жизни не держали в руках автомат Калашникова. Когда летом 2014 года террористы ИГИЛ (запрещённая в России террористическая организация) были в двух шагах от Эрбиля, все эти пресыщенные хлыщи попросту обделались от страха и бежали в аэропорт, чтобы улететь из Ирака первым же самолётом. Об этом мне честно рассказал один 25-летний знакомый, который сознался, что когда он паковал вещи, его бабушка достала из кладовки автоматы Калашникова и заявила своему внуку с презрением: «Можешь бежать! А я свой дом буду защищать до конца!» И даже это не остановило внука, который все-таки отсиделся в аэропорту, пока опасность не миновала. А местные генералы жаловались мне, что тем страшным летом им пришлось отдать приказ: кто бежит с линии фронта, подлежит расстрелу. И только это остановило ИГИЛ.

Тот прекрасный пассионарный толчок, который поднял на волну истории турецких и сирийских курдов, совершенно не затронул ленивую безвольную молодёжь иракского Курдистана. Дело дошло до того, что трусливые иракские власти во главе с президентом Барзани под нажимом Эрдогана перекрыли границу своим братьям – сирийским курдам, для которых это была единственная дорога жизни. Более того, они даже не пустили сирийских депутатов, которые ехали на встречу в Москву. Позор!

Сирийский Курдистан оказался в полной блокаде. Северная тысячекилометровая граница с враждебной Турцией полностью закрыта и обстреливается. С запада на сирийских курдов наступает террористическая организация «Джабхат Аль-Нусра». С юга их теснит ИГИЛ. И только на востоке для них была надежда – переправа через реку Тигр к своим так называемым «братьям». Я сама видела, как через реку в Сирию люди везли на хлипких лодочках строительные материалы (город Кобани почти полностью разрушен исламистами), генераторы, холодильники, чайники, печки, телевизоры.

Сирийские курды в условиях ужасающей нищеты посмели создать первую на Ближнем Востоке настоящую демократию, учитывающую интересы всех меньшинств. Они отчаянно и успешно сражаются с террористами. Они бредят великими, благородными целями спасения человечества от власти капитала и переживают настоящий взлёт идеализма. И вот они получили кинжал в спину от развращённой нефтью родни.

Президент иракского Курдистана Барзани, давно спевшийся с Эрдоганом и даже впустивший в Ирак пятитысячную армию турецких солдат для шпионажа и подавления внутренних волнений (против чего энергично возражают Багдад, Россия и мировое сообщество в лице ООН), забыл старую восточную поговорку: с дьяволом, конечно, можно договориться, но правила будет диктовать он.

Когда я смотрю, как в субботу утром после гуляний рестораны в Эрбиле выбрасывают на свалку горы дорогой еды, а всего лишь в сорока километрах отсюда отважные воины пешмерга держат фронт против террористов ИГИЛ и им нечего ЖРАТЬ, меня охватывает чувство тошноты. Будь я на их месте, я бы уже давно ворвалась в заплывший жиром город и, согласно ленинскому учению, экспроприировала экспроприаторов. (В переводе для тех, кто не знаком с работами Ленина, сгодится лозунг: «Грабь награбленное!»)

 

ЛЮБОВЬ И ПУЛИ

Горная возвышенность в 35 километрах от освобождённого от исламистов Киркука. Отличный наблюдательный пункт, где расположился генеральный штаб пятой армии пешмерга (курдских сил самообороны), которую возглавляет генерал Хусейн Язданпана. (Вылитый Сталин! Ему бы в кино сниматься. Настолько похож, что даже усы кажутся приклеенными).

– Раньше эта местность находилась в руках иракской армии, – объясняет генерал. – Когда было наступление ИГИЛ в 2014 году, иракцы сдали все без боя и сопротивления, оставив исламистам все боеприпасы. Позже в результате трёх этапов ожесточённых боев мы отвоевали эту местность. До города Хувейджа (это политический центр ИГИЛ в Ираке, как Мосул – военный) отсюда тридцать километров. Время от времени игиловцы совершают нападения, чтобы проверить нашу оборону.

Генерал Язданпана и все его бойцы – иранские курды, привыкшие к самым тяжёлым условиям. Приехали на помощь к своим иракским братьям. Сегодня в карауле стоят женщины – строгие, решительные, красивые. Одна из них — крепкая и статная – привезла на фронт свою семнадцатилетнюю дочь. У девчушки круглое, наивное лицо, и она с гордостью таскает автомат Калашникова.

– Не жалко дочурку? – спрашиваю я. – А если не дай Бог что случится?

Мать отвечает гордо и с вызовом:

– А чем моя дочь лучше других, которые погибают за свободу нашей земли и борются с варварами? Разве её жизнь ценнее для родины, чем жизнь любого другого бойца?

Хало и Зора – молодая семья (для пешмерга это редкость, чтобы муж и жена воевали вместе). Хало, красивый весёлый парень, – профессиональный сапёр. На его счету 8 тонн обезвреженных мин, оставленных игиловцами. Три месяца назад ему не повезло. При разминировании оторвало руку, но он принял решение остаться в армии. Он нежно обнимает жену за плечи обрубком руки.

– Шесть лет назад мы познакомились в Партии Свободы Курдистана, влюбились и решили воевать вместе, – говорит Зора. — Что я чувствовала, когда падает враг? Огромное счастье. Когда убиваешь врагов своего народа, нелюдей, разве это не награда для бойца? Почему я не боюсь смерти? Потому что смерть – естественное завершение жизни. Умереть ведь можно и дома, или на улице, попав под машину. Никому не дано знать, когда это случится. Лучше умереть гордо, с достоинством, в бою. Если я попаду в окружение, у меня уже приготовлена последняя пуля для себя.

– Мы считаем женщин равноправными членами общества и приветствуем их участие в революционно-военной жизни, – говорит генерал Язданпана. – Но любовь? Здесь ведь война. А романы ослабляют дисциплину и дух. Да, некоторые бойцы женятся. Мы идеологически все это полностью не перекрыли. Мы знаем, что некоторые товарищи любят друг друга и с уважением относимся к их любви. Но сейчас самое главное – защита родины от терроризма. А женщин в наших рядах должно быть как можно больше, потому что сам факт их участия в войне – это нравственная и политическая борьба против отношения ИГИЛ к женщинам. Они их презирают и всячески издеваются над ними, как над рабынями».

Против кого бороться, всем ясно. Пока существует зло под названием ИГИЛ, состоящее из суннитов, над курдами и шиитами, как над «еретиками», будет вечно висеть меч смерти. А вот ЗА ЧТО бороться? Перед пешмерга встают неразрешимые задачи, так же, как и перед шиитами Ирака. Ясно, что надо совместными усилиями брать Мосул, эту твердыню ИГИЛ. Но никто не торопится. Взять его – ценой немалой крови – можно, только как потом делить?

– Мосул – исторически курдский город, но правительство Ирака много лет вело демографическую политику по арабизации наших исконных территорий, – говорит генерал Язданпана. – И теперь в результате этой политики половину населения Мосула составляют арабы. Но мы, курды, не националисты и не шовинисты. Если Мосул будет освобождён, мы придём к власти и будем вести толерантную политику.

Можно представить себе, какой «восторг» подобные планы вызывают у шиитов и у суннитов (тех, кто не причастны к преступлениям ИГИЛ, но живут на захваченных исламистами территориях). Все они считают город «своим» и не намерены делиться властью. К примеру, в недавно освобождённом курдами Синджаре царит совершенная анархия: никто не хочет ни брать на себя, ни отдавать этническим соперникам политическую и материальную ответственность за разорённый террористами город.

В сущности, Ирака уже давно нет. Здесь отсутствуют даже зачатки государственности, и вся страна представляет собой сплошной театр военных действий. И даже внешне благополучная курдская автономия Иракский Курдистан переживает глубочайший социальный и политический кризис.

 

ГРУСТНЫЙ ОБЕД У ГЕНЕРАЛА

Отказаться разделить трапезу на Востоке – это невозможно. Что же ест героическая армия пешмерга, воюющая с ИГИЛ? На генеральский стол подали горох, лук и рис. Мяса нет. Я совершила бестактность, когда перепутала сахарницы и положила в чай вместе сыпучего сахара два кусочка рафинада. Оказалось, что рафинад — это лакомство. Других сладостей на фронте нет. Ради гостьи генерал открывает сейф и достаёт коробку фиников. Я беру один, остальные делают вид, что не замечают такой роскоши. Коробку снова запирают в сейфе. Меня душит глухая ярость. В тридцати километрах отсюда богатые, пресыщенные хлыщи обжираются в ресторанах Эрбиля, а на фронте недоедают бойцы. Я не говорю уже о том, что пешмерга месяцами не получают зарплаты и часто сами вынуждены покупать форму и патроны.

В автономии царит полная неразбериха.

– Здесь негласно существуют две столицы — Эрбиль и Сулеймания, две армии, две полиции, две силы безопасности, — говорит местный политолог Рамазан Османов. – В Эрбиле правит Демократическая партия (ДПК) во главе с президентом Барзани, а в Сулеймании – Патриотическая партия (ПСК), возглавляемая Талабани. Вообще в Курдистане есть две политические линии. Первая – линия Барзани, который хочет сформировать курдское национальное государство в определённых границах. Вторая линия – это линия курдскго лидера Оджалана, и лидера Рабочей партии Курдистана (РПК), который свыше десятилетия томится в турецкой тюрьме. Оджалан и РПК мечтают о федерации демократических автономий в Сирии, Ираке и Иране. Оджалан считает, что нынешние унитарные национальные государства потерпели крах в системе управления. Демократия должна зонтиком накрыть все народности и все конфессии, а не только отдельный народ. В Турции и Сирии началась курдская весна (но не в Ираке). В отличие от арабской это не радикально-исламская весна. Это социальная современная весна, и важный её признак – объявленная федерализация Сирийского Курдистана. Мы, курды, требуем российскую федеративную систему управления.

 

ДЕМОКРАТИЯ ПО-ВОСТОЧНОМУ

Я видела идеалистов в Сирийском Курдистане. Я восхищалась партизанами в горах Турции. И я от души желаю им успеха в создании нового свободного некапиталистического строя. Безумству храбрых поем мы песню!

Но демократия на Ближнем Востоке, в этом сложном, многоконфессиональном племенном обществе представляется мне утопией…

Страну погубила ирано-иракская война (1980-1988 годы), в которую Саддама втянул Запад (Иран США ненавидели больше, чем ориентированный на СССР Ирак), а главное, санкции ООН после 1991 года, продвинутые американцами, после которых в стране воцарились разруха и голод. … теперь американцы, оккупировавшие и разорившие Ирак, могут отчитаться о прогрессе в «демократии»: в стране создано множество партий. Да вот беда, любая партия на Ближнем Востоке – это этническая, клановая система, возглавляемая местными шейхами. Государственность разрушена, что привело к неизбежному упрощению правящей системы, вернувшейся в средневековье. К примеру, меня всегда удивляло ожесточённое противостояние двух курдских партий ДПК и ПСК, пока местные политологи не объяснили мне, что это борьба двух мощных семейных кланов – Барзани и Талабани, которая длится уже несколько столетий! О какой демократии тут можно говорить!

В Иракском Курдистане восьмой месяц не работает парламент, а спикера парламента даже не пускают в Эрбиль. В Багдаде против коррупции уже два месяца бастуют 200 тысяч шиитов, которые недавно сломали мощную каменную стену, прикрывающую так называемую «зелёную зону», где сосредоточены иностранные и правительственные объекты, и ворвались в парламент. Пока все заняты местечковой борьбой за власть, ИГИЛ может перевести дух и укрепить свои позиции.

Тем временем иракские курды спешно готовятся к референдуму о независимости от Ирака. Как заявил глава Совета национальной безопасности Иракского Курдистана Масрур Барзани, «Ирак является концептуальным провалом», а его граждане, «люди, между которыми мало общего», вынуждены «делить неопределённое будущее». «Пришло время признать, что этот эксперимент не сработал. Ирак представляет собой несостоявшееся государство… Поэтому Курдский регион Ирака проведёт референдум о формировании суверенного государство, что официально оформит «развод» с Багдадом».

 

ЧТО ДОЛЖНА ДЕЛАТЬ РОССИЯ?

…Ирак разваливается, и ничто не может его спасти. Безусловно, надо налаживать отношения с шиитами и Багдадом и, главным образом, с самым ярким и перспективным лидером – великим аятоллой Муктадом Ас-Садром, руководителем знаменитой «Армии Махди». Он выходец из богатой, уважаемой семьи. Отец и дядя тоже были великими аятоллами, – оба зверски убиты (отцу вогнали в голову гвоздь). Именно Ас-Садр в 2004 году возглавил ожесточённую борьбу против американских оккупационных войск и… выиграл её! Американцы так и не смогли его убить. Им пришлось пойти на переговоры и уступки. Сейчас Ас-Садр контролирует целый пригород Багдада, который так и называется «Садр-сити», где установлен твёрдый порядок. Бойцы «Армии Махди» покончили с мародёрством, организовали уборку улиц, доставку продовольствия, ночные патрули, раздачу гуманитарной помощи. Ас-Садр имеет сеть благотворительных центров, которые содержат мечети, университеты и больницы.

– Ас-Садр – самая главная фигура, которая сейчас двигает события в Ираке, –говорит местный политолог Рамазан Османов. – У него есть поддержка народа, он успешно воевал с американцами и именно он организовал апрельское восстание в Багдаде против коррупции. По подсчётам самих же американцев, за последние десять лет в Ираке украдено 300 миллиардов долларов. У Ас-Садра нет хозяина, он самостоятельная личность.

С суннитами Ирака русским пока не о чём говорить, – вся суннитская часть в руках ИГИЛ. У курдов своё квазигосударство, где у России есть экономические интересы, инвестиции, но нет политического влияния.

Иракский Курдистан, пока в нем правит Барзани, – это не просто американская песочница. Это прежде всего турецкая площадка для игр. Эрдоган с помощью нефтепровода и турецкого воинского контингента крепко держит автономию за горло.

– Президент Барзани – это кусочек политики Эрдогана, – полагает один из основателей Патриотической партии Курдистана Адель Мурад. – Барзани совместно с Эрдоганом перекрыл границу в Рожаву (Сирийский Курдистан) и в Турцию, к нашим убиваемым братьям. Турки даже ввели временную визовую систему для иракских курдов. Турецкие войска находятся на нашей территории с благословения Барзани и передают информацию турецким истребителям, которые бомбят горы Кандиля, где находятся наши курдские партизаны. Это предательство. Эрдогану каждую ночь снится новая Османская империя. Я видел его резиденцию из тысячи комнат: на церемонии открытия он оделся как султан. А Барзани – марионетка в его руках, уменьшенная копия Эрдогана. Пока Барзани у власти, у Иракского Курдистана нет будущего.

Словом, помогать Иракскому Курдистану при президенте Барзани — это, значит, играть в пользу Турции.

— Россия терпеть не может марионеток, а также не желает заключать соглашения с кукловодами, – говорит политолог Рамазан Османов. — Если вы хотите покончить с ИГИЛ, вам нужны сильные фигуры вроде Ас-Садра. С его помощью вы смогли бы начать операцию в Ираке против ИГИЛ и добить зверя в его логове. Русские ведь не просто так пришли в Сирию, не ради интересов Асада, а ради собственных интересов. На Ближний Восток нельзя прийти понарошку, ненадолго. Не повторяйте своих прошлых ошибок, когда после развала СССР русские утратили своё влияние в мусульманских странах. Здесь выигрывает только тот, кто пришёл и остался.

Обращаем ваше внимание на то, что организации «Исламское государство Ирака и Леванта»(«ИГИЛ/ИГ») , «Султан Мурад», «Имарат Кавказ», «Аль-Каида» в странах исламского Магриба, «Исламский джихад — Джамаат моджахедов», «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Общество возрождения исламского наследия», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), движение «Талибан», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Братья мусульмане», «Исламская группа», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Асбат аль-Ансар», «База» («Аль-Каида»), «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Лашкар-И-Тайба», «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Синдикат „Автономная боевая террористическая организация (АБТО)“», «Джабхат ан-Нусра („Фронт победы“)», «Свидетели Иеговы» признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

По этой же теме:

Турецкие ВВС бомбят Южный Курдистан
Самоуправление — лучшая модель решения всех проблем Ближнего Востока
С праздником Хыдыр Наби!
Трехлетний курд стал символом трагедии беженцев
В Краснодаре прошла конференция курдов Краснодарского края
Мы просим помочь беженцам из Шангала!
Не менее 20 человек задержаны в результате полицейского рейда в офис ДПР в Агри
Теги:
Абдулла Оджалан, Азиз_э_Джаво, Барзани, Езиды, ИГ, ИГИЛ, Ирак, Иран, Курдистан, Курды, НСС, Рожава, РПК, Сирия, США, турция, Шенгал, Эрдоган