За последние 48 часов появилось много глубоких противоречий в интересах России, Турции и Ирана в Сирии. Состоялся визит президента Турции в Судан, в ходе которого был заключен контракт об оккупации суданского острова Суакин, который Турция считает частью своей территории, поскольку этот остров ранее был оккупирован османскими войсками в эпоху Османской империи. Турция пытается сыграть на конфликтах между шиитами и суннитами в этом регионе, стремясь извлечь из этого выгоду и увеличить свое влияние.

Визит премьер-министра Турции Бен Али Йилдирима в среду утром в Эр-Рияд противоречит тому, что было сообщено турецкими СМИ, в которых описывается этот визит, как дискуссия о двусторонних отношениях между двумя сторонами и проблеме Иерусалима. Таким образом, турецкое государство пытается завоевать дружбу стран Арабского залива в качестве борца за права палестинцев, на самом же деле первым признав Иерусалим столицей Израиля тайным соглашением между ним и израильскими властями.

Это же касается и турецко-иранских отношений. Турция, несмотря на свои нестабильные отношения с Ираном, стремится достичь соглашения с ним, чтобы сорвать проект северной Сирии, позволяя Ирану занять север Сирии и регион Персидского залива и создать военные базы в морских портах для экспорта своего политического кризиса за границу.

Турция, благодаря визиту Йилдирима в Саудовскую Аравию, подрывает роль Саудовской Аравии в Персидском заливе, а также препятствует созданию платформы Эр-Рияда, чтобы освободить место для своих наемников в так называемой «сирийской оппозиции» и выступить на Сочинской конференции 29 и 30 января 2018 года.

Турецкое давление последовало после визита главнокомандующего Отрядов народной самообороны Западного Курдистана(ОНСЗК) Сипана Хамо в Россию и его участия в награждении российских военачальников, которые воевали в Сирии. Он объявил, что Россия пообещала отправить приглашения 155 представителям курдов и других народов Демократической автономной администрации для участия в сочинской конференции.

Это указывает на новый раскол между российским, сирийским и турецким режимами после того, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил главу сирийского режима в том, что он «террорист». Невозможно продолжить сирийские мирные усилия в его присутствии. В свою очередь,  МИД Сирии ответил, что «этими заявлениями Турция пытается оправдать свои преступления, совершенные против сирийского народа, оказывая неограниченную поддержку террористическим группам, а Эрдоган, который превратил Турцию в большую тюрьму, не имеет права на подобного рода заявления».

И тут возникает вопрос, на который каждый пытается найти ответ: увеличивают ли эти визиты и события глубину разногласий между этими государствами или это новый способ сближения между ними?

Гогр Наджар, эксперт