Альянс «Сайрун», возглавляемый лидером движения садристов Муктадой ас-Садром, потребовал 9 декабря, чтобы подразделения СНМ не допускались к политическим конфликтам. «Премьер-министр должен быть изолирован и оставаться независимым от партизанских конфликтов», – сказал заместитель руководителя альянса «Сайрун» Али Гави. Он отметил, что некоторые лидеры СНМ должны быть заменены более эффективными и патриотичными деятелями и что «все формы коррупции должны быть устранены изнутри». (Блок «Сайрун» является наиболее влиятельной шиитской партией в Ираке, критикующей коррупцию и требующей поддержки бедноты. Садр также выступает против влияния Ирана. Однако в последние месяцы его популярность уменьшилась из-за его связей с Ираном и из-за неопределенной позиции по отношению к протестующим. Вместе с тем вооруженное крыло садристов, Сарайа ас-Салям («Бригада мира»), или Синие шапки, насчитывает около 15 тысяч бойцов и является фактически независимой силой. В последние дни это соединение заявило о готовности защищать протестующих. – Прим. ред.).

6 декабря произошел инцидент, когда боевики напали на протестующих на площади у моста Аль-Синк рядом с площадью Тахрир в центре Багдада. Это событие продемонстрировало разногласия внутри СНМ, которая сегодня делится на две группы.

Первая известна как государственные СНМ. Они выполняют приказы главы СНМ Фалеха Аль-Файяда и больше симпатизирует протестующим. Другая, скорее доминирующая группировка, стоит ближе к исламистским идеям иранской революции 1979 года и известна как «фракция СНМ». Она связана с заместителем главы СНМ Джамалем Джаафаром Аль-Эбрахими, который известен также под именем Абу Махди аль-Мухандис и выступает против протестов, которые приняли антииранское направление.

Заявление 8 декабря и последующее опровержение на официальном сайте СНМ, казалось, противопоставляли две стороны. В заявлении говорилось, что произошли столкновения между группировкой «Хезболла» СНМ и «Синими шапками» Садра. «Хезболла» заявила, что пытается спасти нескольких своих людей, которые были захвачены другими группами. Но всего через несколько часов СНМ опровергло это заявление, указав на то, что сайт движения был взломан. Тем не менее история взлома кажется недостаточно обоснованной, поскольку все аккаунты СНМ в социальных сетях также опубликовали это заявление.

Считается, что первое заявление было опубликовано людьми, лояльными Мухандису. Один из лидеров СНМ сказал «Аль-Монитору» на условиях анонимности: «Между Файадом и Мухандисом продолжаются конфликты, которые время от времени отражаются на действиях аффилированных с ними группировок. Недавно иранское вмешательство предотвратило столкновения между ними. В июне Иран также вмешался, чтобы предотвратить крупный конфликт».

Лидер СНМ добавил: «Файад не может противостоять Мухандису – он слабее и имеет меньше влияния».

Источник сообщил, что спор обострился после стандартизации зарплат в СНМ. Мухандис оказывал финансовую поддержку группировкам, лояльным ему, но стандартизация заработной платы отняла у него часть власти, и, похоже, это повлекло за собой более низкую оплату труда для бойцов некоторых групп. Однако позже он восстановил контроль над ситуацией и предотвратил любые сокращения зарплат. Сегодня Мухандис является самым сильным человеком в СНМ; в связи с протестами СНМ вернули себе власть, и теперь Файад почти не имеет влияния по сравнению с Мухандисом.

Файад, который служит в Совете национальной безопасности Ирака, пытается действовать прагматично, что позволяет ему удерживать пост руководителя СНМ. Иногда он говорит, что стоит на стороне закона и государства и держится подальше от Ирана, в отличие от своего друга и оппонента Мухандиса.

Хотя Файад является главой СНМ, большинство фракций СНМ скорее следуют приказам Мухандиса, особенно те из них, которые придерживаются идей велаят-э-факих и обвиняются в лояльности Ирану. В результате возник конфликт внутри СНМ – зонтичной организации, объединяющей множество милиций, которая была создана пять лет назад после фетвы Великого аятоллы Али аль-Систани 13 июня 2014 года, призвавшей к созданию СНМ для борьбы с ИГИЛ (организация запрещена в России).

Иракский писатель и журналист Сармад Аль-Тай сказал «Аль-Монитору»: «Разногласия между этими двумя людьми диктуют ход конфликтов между ними. Мухандис – это средневековый идеологический борец, готовый действовать на широких фронтах на Ближнем Востоке и имеющий больше возможностей для побед и поражений, чем кто-либо другой. А Файад – бюрократ, у которого были проблемы с получением работы, и он терпел одну неудачу за другой. Это связано с тем, что Иран чрезмерно эксплуатировал его после выборов 2018 года, но в конечном итоге оставил его разочарованным кандидатом на пост главы правительства, а затем министерства внутренних дел. Его карьера подходит к концу на фоне протестов, которые показали его как человека, лишенного способностей, которому не хватает инициативы и который является всего лишь прикрытием для репрессий против участников иракской революции. Эти репрессии организованы проиранскими ополченцами».

Конфликты в СНМ возникали и раньше. Например, 7 августа Мухандис обвинил Израиль в том, что это государство стоит за операциями против СНМ (бомбежки позиций СНМ в Ираке), а через несколько часов Файад сказал, что заявления Мухандиса не представляют мнение СНМ. Между тем официальный сайт СНМ опубликовал заявление Мухандиса, а не Файада.

Советник иракского Центра стратегических исследований Яхья Аль-Кубаиси сказал «Аль-Монитору»: «С тех пор как в 2014 году по решению бывшего премьер-министра Ирака Нури аль-Малики были сформированы СНМ, и до того, как была издана фетва, было ясно, что фронтменом будет Файад, а истинным лидером – Мухандис. Последний не мог быть назначен шефом, учитывая его сложный юридический статус, поскольку он был приговорен к смертной казни в Кувейте за взрывы посольств США и Франции. Таким образом, ситуация оставалась неизменной даже после принятия закона об СНМ».

Кубаиси заявил также: «Нет никакого конфликта вокруг руководства СНМ. Скорее, идет борьба за то, кто официально представляет СНМ и говорит официальные речи от имени организации, речи, которые должны быть менее идеологизированными и менее враждебными по отношению к США. Что касается преступлений, совершенных против протестующих, то я обвиняю в этом всех военных и силовиков, включая СНМ. Я считаю, что есть много случаев, когда фракции СНМ были явно причастны к расстрелам протестующих на местах, но инцидент с мостом Аль-Синк выглядит наиболее очевидным».

В конце концов конфликт между Фаядом и Мухандисом, который в последние годы казался скрытым, станет более очевидным для общественности по мере углубления иракского кризиса. Это ведет к выживанию наиболее приспособленных, но Файад кажется очень слабым по сравнению с Мухандисом, который пользуется внешней и внутренней поддержкой со стороны самых крупных и сильных фракций СНМ.