В 2009 году президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган ворвался на сцену Всемирного экономического форума в Давосе, Швейцария, где он находился вместе с президентом Израиля Шимоном Пересом. «Вы убиваете людей», — кричал Эрдоган Пересу по поводу боевых действий, происходивших в то время между Израилем и ХАМАСом в Секторе Газа.

Эрдоган принял стратегическое решение разрушить израильско-турецкие отношения, которые до этого были краеугольным камнем хрупкой безопасности и стабильности, существовавшей на Ближнем Востоке.

Это была пощечина и лично для Переса. Всего за несколько месяцев до этого он посетил Турцию во время своей первой зарубежной поездки в качестве президента, что свидетельствует о важности этих связей для Израиля. Во время его визита к нему отнеслись как к королевской особе. Он даже останавливался в Президентском дворце в Анкаре. После Давоса это казалось далеким воспоминанием.

В эту среду Эрдоган встретится с президентом США Дональдом Трампом в Белом доме, и ожидается, что они обсудят широкий круг вопросов: от продолжения членства Турции в НАТО до вывода войск США из Сирии и продолжающейся там турецкой военной операции. Также они обсудят попытки Ирана создать военные базы в раздираемой войной стране.

Трамп должен добавить еще один вопрос к своей повестке дня: как заставить Эрдогана прекратить его вопиющий антисемитизм и антиизраильскую политику и риторику. Проще говоря, Трампу нужно обуздать турецкого диктатора.

В декабре прошлого года, например, Эрдоган публично заявил, что евреи в Израиле пинают людей, когда они лежат на полу, и что евреи пинают не только мужчин, но и женщин и детей.

Мусульмане, сказал турецкий лидер, будут противостоять евреям, и, «если у них хватит мужества иметь дело с нами, тогда мы преподадим им урок».

В июле он сказал, что кто бы ни был на стороне Израиля, пусть они знают, что мы против них.

«Мы не одобряем молчание о государственном терроре, который Израиль нагло осуществляет в Палестине», — заявил Эрдоган высокопоставленным провинциальным чиновникам из правящей партии ПСР в Анкаре.

Это не тот язык, на котором союзник Соединенных Штатов должен говорить о другом союзнике США, особенно при рассмотрении проблем, с которыми весь мир в настоящее время сталкивается на Ближнем Востоке.

Трамп должен противостоять Эрдогану и потребовать, чтобы он изменил свою политику не только в Сирии и по отношению к Израилю, но и когда речь заходит о внутренних проблемах, таких как его отношение к журналистам. Десятки тысяч людей, включая более 200 журналистов, были задержаны в Турции в последние годы, начиная с предполагаемой попытки переворота (в 2016 году), в которой правительство Эрдогана обвиняет Фетхуллаха Гюлена — объявленного вне закона турецкого религиозного лидера.

В то время как Трамп, похоже, имеет близкие отношения с Эрдоганом, ему нужно предпринять шаги, чтобы Турция прекратила свое сползание к исламскому экстремизму. Это включает в себя обеспечение того, чтобы законопроект об анти-турецких санкциях, который в настоящее время находится в Комитете по международным отношениям Сената, обсуждался и в то время, когда Эрдоган будет в Вашингтоне. Речь идет о сохранении запрета на продажу Турции перспективного истребителя-невидимки пятого поколения F-35, как было решено после того, как Анкара купила и приняла поставку в июле российских систем ПРО С-400.

Целью всего этого было бы заставить Турцию и конкретно Эрдогана решить, на чьей стороне он хочет быть.

Хочет ли он и дальше поддерживать отношения с такими людьми, как российский президент Владимир Путин и иранский президент Хасан Роухани, или же он хочет приблизить свою страну и народ к Западу, проложив путь к тому, что когда-то было мечтой Турции: присоединиться к Европейскому Союзу. В наши дни это тоже звучит как далекое воспоминание.

То же самое можно сказать и об отношениях его страны с Израилем. Еще 10 лет назад израильско-турецкие военные связи поддерживались на самом интимном уровне. Самолеты израильских ВВС регулярно совершали учебные полеты в турецком воздушном пространстве, и почти не было систем вооружения, которые Израиль не хотел бы продавать своему союзнику на севере.

Трамп должен оказать давление на Эрдогана, чтобы тот изменил свое отношение и риторику. Турецкого диктатора нужно заставить принять решение.