Курдское образование в регионе Африн начало создаваться сразу после первого этапа революции, в 2011 году.

Тогда курдское образование фактически обеспечивалось для молодежи в домах и деревнях, теперь, семь лет спустя, курдское образование – это система от начальной школы до первого университета Рожавы.

Члены Демократической Администрации ОДО (Образование в демократическом обществе) рассказали агентству «Фират», как развивалось и консолидировалось курдское образование в Африне.

16 марта 2018 года Африн был захвачен – населению пришлось мигрировать в Шехбу и Шераву. Вскоре после этого начали создаваться организации в лагерях – люди работали там над восстановлением системы образования, внедренной в общинах и советах.

Член Комитета по образованию ОДО, учитель Гулистан рассказала агентству «Фират», как они восстанавливали в Шехбе систему образования, которую они создали в Африне.

«16 марта мы покинули Африн. Это был очень болезненный день для нас. Вечером в Науроз, 21 марта, учителя и все учащиеся были в Шехбе. Нам всем было очень грустно, казалось, что все кончено. В день Науроза привезли наших погибших друзей на кладбище героев в провинции Эрез. Мы пошли на церемонию.

Мы снова встали на ноги благодаря нашим учащимся

Наши ученики пришли к нам и спросили, где находится школа. Мы получили от них моральную поддержку и поняли, что должны снова встать на ноги. В конце концов мы начали потихоньку собирать учителей и учеников. Каждый учитель начал формировать материалы по своей специальности. Потом мы стали обходить деревню за деревней, дом за домом. Мы увидели, что наши ученики не хотят другой системы образования. Все они хотели учиться по той образовательной системе, что была у них в Африне. Наше моральное состояние стало намного лучше, и мы решили возобновить обучение, несмотря ни на что.

Мы не отступили

Нападения на Африн начались во время каникул, поэтому мы не смогли закончить второй семестр. Именно поэтому мы решили сначала завершить второй семестр обучения. Кроме того, у нас были ученики, которые окончили среднюю школу и должны были поступить в колледж. Надо было что-то сделать для них. Мы начали работать над тем, чтобы отправить их в университет Рожавы в Джазире.

Целью врага было сломать людей и заставить их отступить, но он потерпел неудачу. Демократическая администрация ОДО и, конечно же, сами люди, организовались. Мы собирали наших учащихся во время визитов в Комин к их семьям. Мы начали занятия в палатках, это продолжалось два месяца.

Действительно, этот процесс должен был больше сплотить и мотивировать студентов, потому что в Африне почти в каждой семье был либо погибший, либо участник боевых действий. Конечно, нападения на Африн оказали глубокое влияние на психологию детей. Отцы, матери и другие члены семьи были убиты у них на глазах. Некоторые дети были в сильном шоке, они  закрылись от всех. Некоторые дети потеряли все и не нашли в себе мотивации учиться. Мы понимали, что если не будем действовать активно, то потеряем этих детей навсегда. Мы обсуждали это с учителями и решили, что на первом этапе было бы более целесообразно рассматривать этот процесс как процесс излечения. Мы посвятили себя работе с учениками, повышая их моральный дух и помогая им психологически, а не давая уроки. Красный Полумесяц Курдистана очень помог нам в этом процессе.

В школах не было ни окон, ни дверей

После первых двух месяцев школы ушли на каникулы, но мы продолжали посещать семьи. Мы убеждали их, что наша система образования будет продолжением той системы, которую мы внедрили в Африне. Мы отправили наших студентов в Джазиру. Некоторые из них поступили в Месопотамскую академию и Университет Рожавы. Всего мы отправили 78 студентов.

Учить в палатках было сложно, поэтому мы начали использовать школы в районе, который не был полностью разрушен. Это было тяжело, так как все эти школы получили серьезные повреждения, вода лилась повсюду. В целях дальнейшего внедрения системы образования мы отремонтировали собственные помещения и продолжили занятия.

Сейчас у нас 14 000 учащихся

Когда мы начинали, у нас было 4 000 учеников, сейчас их 14 000. Здесь есть начальная и средняя школы. Наша система такая же, как и в Африне: все учатся на родном языке; арабские ученики – на арабском, курдские – на курдском. Учебники для школ готовятся в соответствии с системой, принципами и ценностями демократического государства. Хотя у нас есть трудности и наши возможности ограниченны, мы продолжаем обучение с большой решимостью.

Ученикам тоже пришлось непросто. Например, они должны были писать, закрывая бумагу рукой в классах, где с крыши лилась вода. Во многих классах нет ни дверей, ни окон. Мы завесили проемы одеялами.

Поскольку в классах темно, ученики иногда пишут при свете горящего фонаря. Иногда мы, учителя, чувствуем себя подавленными, но потом смотрим на своих учеников, и настроение понемногу поднимается.

Мы всегда делаем шаг вперед

Одно я могу сказать наверняка: мы не проиграем. Наши люди, какой бы сложной ни была проблема, всегда найдут решение или альтернативу. Мы всегда делаем шаг вперед. Мы не позволим трудностям сломать нас.

Сейчас у нас 991 учитель, 777 из них – женщины.

При поддержке организации семей павших героев, муниципалитета и Красного полумесяца Курдистана мы собрали деньги, чтобы обеспечить учебный процесс тем, чего не хватало: сумками, карандашами и тетрадями.

Это дало учащимся ощущение, что есть кто-то, кто заботится о них.

В период каникул преподаватели проходят обучение с целью повышения квалификации. Две группы из 150 преподавателей проходят подготовку как по идеологическим, так и по профессиональным предметам.

Мы, жители Африна, организованные люди, и мы вернемся в Африн.