Причины восстания в Иране — это нищета, безработица, высокая стоимость жизни и репрессивная политика государства Исламская Республика Иран. Все это обсуждается сегодня различными обозревателями. Мы попросили редактора персидской службы «Фрат», Карвана Хеврама, дать свою оценку событиям.Долгое время в Иране было тихо. Но пять дней назад в городе Мешхед начались акции, которые позднее распространились на весь Иран и Рожхилат (Восточный Курдистан). Давайте начнем с общего вопроса: что происходит в Иране?

Деспотический режим в Иране уже много лет угнетает население. В последние годы режим прилагает все усилия для того, чтобы народы Ирана не узнали о нынешнем этапе изменений на Ближнем Востоке. Помимо курдского народа, который был сильно мотивирован революционными процессами в других частях Курдистана, все политические требования народов Ирана были подавлены. В Иране не осталось ничего, что можно было бы назвать оппозицией. От зеленых до социалистов, от демократов до настоящих реформаторов, ничего! Всех либо изгнали, либо бросили в тюрьму.

В Тунисе, Египте, Ливии и Сирии деспотические режимы столкнулись с процессом перемен. Ирану пока что удалось предотвратить это с помощью войны за пределами страны. Но как международное эмбарго, так и политика угнетения народов со стороны режима, а также нынешний экономический кризис достигли такого уровня, когда их невозможно игнорировать.

Лозунг «Покинуть Сирию, покинуть Ливан, заняться Ираном!», который скандировали во время демонстраций, является отражением этой ситуации?

После революции 1979 г. иранский режим использовал финансовые возможности страны для распространения своей идеологии на соседние государства, а не для повышения уровня благосостояния внутри Ирана. Это одна сторона вопроса. Другой момент заключается в том, что, когда выдвигались требования свободы и защиты законных прав человека, режим всегда изображал подобные требования как «игру внешних сил» и как «подстрекательство» и пытался разрушить общественное движение. В этом году они удвоили оборонный бюджет на внешние операции и закупку вооружений, сократив вдвое бюджет образования и здравоохранения. Общество ясно видит происходящее.

Вы сказали, что иранский режим называет акции протеста «подстрекательством» и считает, что они «организованы иностранными державами». Но некоторые силы пытаются изобразить эти действия как конфликт между двумя политическими блоками, властными группировками внутри самого иранского режима. Кто из них прав?

Это правда, что в иранской системе кризис. До сих пор власти отрицали это. Но сегодня очень трудно отрицать имеющиеся факты. В Иране прошли выборы, и народ предоставил реформаторам еще один шанс. Эта возможность была предоставлена в надежде на перемены, и Роухани был приведен к власти. Однако, затем стало ясно, что Рухани также является частью системы. Например, 55 процентов иранского общества — женщины, но в кабинете Роухани нет ни одной женщины-министра. Иранское общество состоит на 50% из неперсидских народов, например: курды, азербайджанцы, белуджи, арабы. Но в правительстве нет ни одного министра от этих групп.

Процесс создания правительства сам по себе развивался с большим трудом. Рухани впервые представил свой кабинет в религиозном Совете экспертов, подчиненном Хаменеи, а затем в парламенте, преодолев проблемы с КСИР (Корпус Стражей Исламской Революции). Система управления Ираном очень запутана и непрозрачна для посторонних. Поясните, кто есть кто в ней?

Человек или учреждение, которые хотят заниматься политикой в Иране, должны принять условия религиозного Совета экспертов. Совет непосредственно связан с Хаменеи и его члены назначаются им. За 40 лет, прошедших после революции в Иране, все, что делалось в политике, должно было соответствовать «интересам революции». В центре политической системы находятся консервативные сторонники жесткой линии — Хаменеи и КСИР, а так же реформаторы. Реформаторы, утверждают, что они несколько более терпимы. Они пытаются сохранить надежды людей на систему. Чтобы обмануть население, они в демократию играют.

Например, Михимед Хатами был реформатором. Он находился у власти восемь лет, и это было время самых больших репрессий. Например, однажды утром он встал с постели и закрыл 79 газет и журналов, так же, как Эрдоган делает в Турции сегодня… Они убили десятки журналистов. После этого Махмуд Ахмадинежад был приведен к власти консерваторами в качестве президента Республики. Они назвали его братом Хаменеи по духу. Он является главным виновником убийств тысяч людей в Ираке и Рожхилате. Он разрушил все отношения Ирана с миром, но поступая таким образом, он следовал желаниям системы. Затем, для тех, кто не любит Ахмадинежада, система представила Роухани, сказав, что он «более умеренный».

Давайте вернемся к сегодняшним протестам… Демонстрации начались в Мешхеде, родном городе Хаменеи. Но когда шли протесты реформаторов в 2009 г., после выборов, этот город, напротив, был оплотом сторонников Хаменеи: здесь проходили контр-демонстрации. Сегодня также в Куме, городе, имеющем важное символическое значение для шиитов, идут протесты. Демонстрации в настоящее время происходят и в Исфахане, который иранцы с гордостью называют: “Половина мира”. Как это следует понимать?

Это первый случай в истории Мешхеда со времен исламской революции, случившейся 40 лет назад, первый случай, когда протесты происходят в этом городе, известном как крепость Персидского национализма. Правда в том, что все это — символически важные города. Кум, безусловно, является одним из символически наиболее значимых мест. Исфахан протестует, а Исфахан известен как неофициальная столица Ирана. Это означает, что общество больше не может терпеть нынешнюю систему власти.

После революции страна 40 лет пребывала в таком состоянии, которое общество больше не может вынести. Приведу пример: бюджет мулл в иранской системе правосудия в три раза превышает бюджет всех других правовых институтов. Согласно исследованию, накормить семью из четырех человек в Иране хлебом и водой в течение месяца, эквивалентно 125 долларам. Но в Иране миллионы людей даже не имеют работы, чтобы заработать эту сумму. И вот в таких условиях миллионы долларов ежемесячно направляются на войну в Сирии, в Ливан и Йемен. Результатом стала гибель тысяч людей в этих странах, но люди в их собственной стране, в Иране, голодают. Или вот еще пример: произошло землетрясение в Керманшахе, государство не помогло, и оно конфисковало помощь, поступившую из других стран. После землетрясения в Керманшахе около 20 человек покончили жизнь самоубийством. Причина? Отчаяние, нищета, бездомность, голод… Что таким людям терять? Именно поэтому они повторяют лозунги, такие как «Смерть режиму!», «Смерть диктатуре!» в ходе демонстраций

Существует дискуссия о том, имеют ли эти протесты экономические или политические причины. Что Вы думаете?

В начале протестов толпы в основном скандировали лозунги с экономическими требованиями. Но ведь это уже часть политики иранского режима — дисциплинировать население с помощью голода. Мы не можем разделять экономику и политику. Режим в Иране не оставил ни одного отверстия, через которое может дышать общество. Нет ни политических партий, ни интеллигенции, ни социальных прав, ни прав женщин, ни будущего для молодежи, ни прав народов. Это все — политика.

Как журналист, который уже много лет внимательно следит за тем, как работает иранская система, как вы думаете, в чем главное отличие этих протестов от предыдущих?

Акции протеста прошли также в 2009 г, а против правительства Хатами демонстрации протеста имели место с 1997 по 2005 гг. В то время первопроходцем была молодежь и, прежде всего, студенты. Протесты ограничивались Тегераном. Сейчас протесты вспыхивают в таких городах, как Мешхед, Кум и Исфахан и все чаще распространяются вообще на все города Ирана. Люди, которые приходят на демонстрации, — бедны, безработны и молоды. Женщины также выходят на улицы. Домохозяйки стоят на улице и говорят, что не пойдут домой. Именно поэтому восстание часто называют «Înkilabî Gorisnegan» (Революция Голода).

Другое отличие заключается в том, что в прошлом были демонстрации реформистов против консерваторов или военных. Но сейчас действия направлены против реформистов. Потому что реформисты обманули общество. Реформисты делают это уже 20 лет. Каждый раз, когда они получают голоса, они продают народные надежды Хаменеи и военным.

Т.е., главное отличие сегодняшних протестов в том, что они направлены как против реформаторов, так и против консерваторов?

Именно! Общество осознало, что реформаторы и консерваторы являются партнерами в игре. В связи с этим стоит взглянуть на лозунги протестующих: «Смерть диктатору»!, «Смерть Роухани», «Смерть Исламской Республике!», «Смерть Хезболле!»… Сейчас общество осознает, что никакие реформы не изменят систему.

Протесты продолжатся?

Если режим нападет на людей, то люди не отступят. Они пытались быть осторожными до сих пор. Они чувствуют негодование, так как были прокляты в течение 40 лет. Да, революция была права, но результатов не видно. Революцию украли. Теперь люди хотят вернуть революцию себе, отобрав ее у мулл и исправить ошибки. Люди хотят взять на себя ответственность и лидерство.

Кто может взять на себя руководство революцией?

Это задача, исполнение которой ложится на плечи революционеров за рубежом, интеллигенцию, широкую общественность, молодежь, женщин, на все слои общества. Но если вы что-то делаете, вы должны извлечь уроки из ошибок прошлого и взять на себя эту задачу без ожидания какого-либо внешнего вмешательства.

Когда говорят об организованной борьбе в Иране, курды первыми приходят на ум. Видите ли Вы возможность объединения курдской оппозиции с персидскими, арабскими, азербайджанскими протестующими, с белуджами и другими группами? Они смогут выступить вместе или это будет как после 1979 года?

После революции 1979 года центр всех левых, социалистических и коммунистических партий находился в Сине (в Рожхилате). Помимо курдских партий, эти партии видели в Сине центр своей активности. Это важное наследие. Так что, ничего нового. Существует общее наследие, которое может объединить революционные и демократические силы.

С другой стороны, курдский народ — политизированное сообщество. В Рожхилате тоже самое. Курды — самый политизированный народ на Ближнем Востоке. Политизация также затрагивает другие народы. Единственная причина, почему иранский режим так сильно против курдского народа в Рожхилате, заключается в том, что он не хочет, чтобы курды были политизированы, стремится их деполитизировать. Но для курдского народа политика важнее хлеба и воды. Например, во время протестов в Мешхеде был лозунг «Смерть инфляции!», в то время как в Керманшахе скандировали «Свободу политзаключенным».

Можно ли объединить два лозунга?

Безусловно. У народа Ирана есть опыт сосуществования на протяжении тысяч лет. Иранцы имеют богатое наследие. Сражаясь плечом к плечу, они разбили десятки диктатур. Были десятки успешных революций. Если революционные силы и лидеры смогут объединиться вокруг общей демократической программы, если они останутся верными народу, то нет причин, почему они не должны быть успешными. Люди тоже этого хотят. Например, лозунгом демонстрантов было: «Не бойтесь, не бойтесь, мы все вместе». Это послание. Все силы, которые хотят революции, должны сплотиться и вместе двигаться вперед.