«Я не спешу, наши военные перестроены, они готовы к работе, они, безусловно, лучшие в мире», – написал президент Дональд Трамп в Твиттере.

В четверг, 20 июня, президент США Дональд Трамп распорядился нанести ответный удар по Ирану за сбитый американский беспилотник в Ормузском проливе. Приказ был отменен непосредственно перед тем, как он должен был быть выполнен. Почему? Президент решил, что число погибших, вероятно, будет слишком велико.

Трамп написал в Твиттере: «Мы были готовы отомстить прошлой ночью и держали их на прицеле с трех сторон, когда я спросил, сколько людей погибнет. «150 человек, сэр», – был ответ генерала. 10 минут до удара… Я остановил удар».

Президент написал, что такое число погибших непропорционально сбитому беспилотному дрону, и добавил: «Я не спешу, наши военные перестроились и готовы к работе, и они, безусловно, лучшие в мире. Санкции кусаются, и мы еще добавили их вчера вечером. Иран никогда не сможет получить ядерное оружие – ни против США, ни против мира».

Консенсус заключается в том, что американские военные превосходят Иранские силы во всех отношениях. Иранские ВВС имеют около 330 боевых самолетов. К ним относятся устаревшие архаичные российские и китайские самолеты, а также американские F-14, которые были приобретены шахом Ирана до Исламской революции 1979 года.

Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи похвастался своей системой «3 Хордад», о которой сообщило агентство Fars. Она была использована, чтобы сбить американский военный беспилотник. ВМС Ирана располагают около 130 боевыми кораблями и тремя дизельными подводными лодками. Иранские сухопутные войска насчитывают более полумиллиона человек, включая около 350 000 солдат армии и еще 150 000 бойцоов Корпуса стражей исламской революции (КСИР), который администрация Трампа только что назвала террористической организацией.

Так почему же руководство Ирана так осмелело? Их обоснование для конфронтации с США, конечно, не связано с использованием критериев взаимного гарантированного уничтожения (MAD), хотя Иран и управляется священнослужителями, уверенными в апокалиптической миссии, нацеленной на то, чтобы способствовать приходу Махди (мессии) – двенадцатого потомка Мухаммеда.

Иран осудил президента США в прошлом году. Его лидеры санкционировали взрывы кораблей в Оманском заливе, использовали своих доверенных лиц для стрельбы ракетами по Саудовской Аравии, нацеливаясь на один американский беспилотник и сбивая второй, а также публикуя фотографии и видео лидеров, демонстрирующих части дрона. Иран открыто и беззастенчиво вооружает своих доверенных лиц в Ливане, Сирии и Газе, а также свои военизированные формирования в Ираке. Ракета была направлена в сторону посольства США в Багдаде. Если бы ракета попала в здание, США были бы вынуждены принять решительные меры.

Эти преступления до сих пор были направлены на то, чтобы проверить терпение администрации Трампа. Иран, похоже, решил посмотреть, как далеко он может зайти, прежде чем Трамп будет побужден к ответным мерам. Использует ли Али Хаменеи ту же унизительную тактику, которую аятолла Хомейни использовал против Джимми Картера? Иранский кризис с заложниками, безусловно, стал одной из причин падения президента Картера.

23 сентября 1980 года меня пригласили на ужин в дом тогдашнего директора Моссада Иссера Хареля. Реувен Хехт, старший советник премьер-министра Менахема Бегина, был там. Я спросил Хареля: «Придет ли терроризм в Америку?» Он ответил: «Да, они ударят по вашему самому высокому зданию в Нью-Йорке – Эмпайр-стейт-билдинг (в то время Всемирный торговый центр еще не был построен.)

Мой второй вопрос был: «Каково будущее президента Египта Анвара Садата?» Харель ответил: «Братья-мусульмане убьют его. Мы уже дважды спасали ему жизнь». Мой последний вопрос звучал так: «Как вы думаете, кто будет следующим президентом США?»(Джимми Картер опережал в тот момент Рональда Рейгана согласно опросам). Харель ответил: «Иранцам будет что сказать по этому поводу. Когда Рейган положит руку на Библию, чтобы принести присягу, американские заложники будут освобождены».

Утром в день инаугурации у меня зазвонил телефон. Это был Реувен Хехт. Он закричал: «Харель – пророк! Включи телевизор. Заложников освобождают, Рейган принимает присягу!»

Позже я узнал, что Иран отказывался освободить заложников прежде, чтобы не допустить переизбрания Картера. Сайрус Вэнс вел переговоры через алжирцев об освобождении 52 американских заложников, которые удерживались в течение 444 дней. Соединенные Штаты ввели торговое эмбарго против Ирана и потребовали освободить заложников. Иран потребовал разблокирования своих замороженных активов в США ($24 млрд) для освобождения заложников. В день инаугурации, 20 января 1981 года, администрация Картера передала иранцам 7,98 миллиарда долларов. По словам одного из источников, для перевода потребовались 14 банков и участие пяти стран, действующих одновременно.

Администрация Картера была замешана в свержении шаха Ирана. Вдова шаха, императрица Фарах Пехлеви, сказала мне во время интервью в 2008 году: «Мой муж сказал мне, что если Джимми Картер продолжит это [его очевидную вендетту против шаха], в конечном итоге Хомейни вернется и с ним придет Исламская революция. Россияне вторгнутся в Афганистан, Ирак начнет войну против Ирана, и кто знает, какой ужас обрушится на мир?»

В моем интервью с бывшим президентом Франции, покойным Валери Жискар д’Эстеном, мне было сказано, что Картер был «совестливым ублюдком, моралистом, который с великой легкостью относился к отказу от союзника, которого мы поддерживали, в обмен на клирика, которого Картер считал лучшим вариантом для защиты прав человека».

Аятолла Хомейни вскоре вышел далеко за пределы Ирана и развязал бесчисленные террористические акции по всему миру. В 1983 году в Бейруте я стоял на плацдарме вблизи прекрасного Средиземного моря, разговаривая с группой американских морских пехотинцев. Войска, дислоцированные в бейрутском международном аэропорту, только начинали новый день. Один из часовых морской пехоты у ворот аэропорта поднял голову и увидел большой желтый грузовик «Мерседес», несущийся к воротам комплекса.

Грузовик перевозил взрывчатку. Позже было установлено, что она составила шесть тонн в тротиловом эквиваленте. Водитель врезался в нижний этаж казармы вместе со своим смертоносным грузом. Четырехэтажное здание превратилось в груду обломков. Многие из 241 солдат внутри не были убиты взрывом, но раздавлены обломками зданием, когда оно упало.

Так какие действия намерен предпринять президент Трамп, чтобы защитить мир от аятоллы?