Военные действия в Ближневосточном регионе часто рассматривают как  Третью мировую  войну.

Следует  подчеркнуть, что ситуация в Сирии, как и в других арабских странах,  зашла в тупик. Доказательством этого является отсутствие конкретных результатов на конференции «Женева-2». Организаторы конференции были вынуждены извиниться перед сирийским народом  и открыто признать, что конференция потерпела неудачу.

Еще до начала  мы  предупреждали  о безрезультатности проведения подобной конференции,  и это оказалось правдой.

Почему? Да потому что организаторы  не имели возможности влиять на Сирию и не выработали никакого плана разрешения конфликта. Именно поэтому неудача  была предрешена. Единственное, что интересовало организаторов конференции,  —  возможность проникновения в Сирию, но даже это им тоже не удалось. В настоящее время совершенно ясно, что проблемы Сирии, как и проблемы Йемена, Ирака, Ливии, не решены, а вооруженный конфликт продолжается.

Разрешение сирийского конфликта в ближайшее время представляется крайне проблематичным.  Наше национально-освободительное движение считает,  что единственным путем решения накопившихся в Сирии вопросов является установление демократического самоуправления, что активно проводится в жизнь в Западном (Сирийском) Курдистане.

К сожалению, данный очевидный факт не признается остальными участвующими в конфликте силами — ни Дамаском, ни оппозицией, и  демократическое самоуправления  ограничено пределами Западного Курдистана.  С точки зрения требований настоящего момента такая позиция является совершенно неприемлемой.

Вовлечение в конфликтную ситуацию внешних сил способно привести к еще худшим последствиям. Это уже поняли США.
Стремясь разрешить столетиями копившиеся проблемы, в события  вмешалась  Анкара, в связи с чем вектор конфликта переместился на Турцию и Ирак.
Возникает закономерный вопрос: почему конфликтный период, начавшийся в феврале 2011 года и известный  как  «арабская весна», достиг такого масштаба?

Разумеется, «арабская весна» подготовлена вполне определенными историческими причинами, в частности, двухсотлетней гегемонией современного капитализма и, в гораздо большей степени, образованием национальных государств, возникших после Первой мировой войны.
Однако более всего ситуацию усложнила так называемая Третья мировая война,  начавшаяся в 1990-1991 годах  как война в Персидском заливе. Первым этапом  войны было подчинение «горячих точек» Ближневосточного региона — Курдистана и Палестины.

Второй этап начался 11 сентября 2001 года, когда произошла атака на башни-близнецы в США, и нашел продолжение в военных действиях и свержении правительств  деспотических государств Афганистана и Ирака.
Внешние силы полагали, что это позволит передать власть в регионе подконтрольным  им правителям. Но оказалось, что военные операции против движения «Талибан» и казнь Саддама Хуссейна не решают проблемы Ближнего и Среднего Востока.

Третьим этапом стал февраль 2011 года — начало   «арабской весны». Из Ирака и Афганистана конфликт, расширяясь, перекинулся на другие арабские страны:  война  разгорелась в Тунисе и Египте, затем в Йемене, Ливии и — в конце концов — в Сирии.

Следует отметить, что, с одной стороны, данный  период  можно рассматривать как патриотическое и демократическое выступление арабского общества против деспотизма и диктата властей, соглашательской и компрадорской политики национальных государств.
С другой стороны, вмешательство внешних сил привело к ликвидации арабских национальных государств, основанных  на власти сильной личности — диктатора.

Последним этапом стала ситуация в Сирии, где правительство Башара Асада утрачивает контроль над страной. Так были ликвидированы национальные государства.

На данный момент удалось сохраниться лишь тем национальным государствам, монархам, правителям и диктаторам, которые признают  приоритет США: система не уничтожает тех, кто полностью ей подчиняется. Тем не менее, необходимо отметить, что в предыдущие периоды была разрушена диктатура, являющаяся системой власти.  
Однако демократическая система, способная заменить эти режимы, до сих пор не создана. Старое  разрушено, но решение не выработано — новый Ближний Восток не создан. Регион распадается, охвачен конфликтами, войнами, кризисами. Отсутствие результатов работы конференции «Женева-2» подтверждает, что существующая система неспособна сохранить гегемонию над регионом.

Создания новой системы не допускают, во-первых, конфликты и противоречия среди самих глобальных сил, различия между государственными интересами США, России, Китая и ЕС, во-вторых, позиция  двух  государств, Турции и Ирана, не желающих решения проблемы и улаживания конфликта —  препятствующих вмешательству стран-гегемонов.

И Анкара, и Тегеран пытаются использовать события в регионе в собственных интересах. С одной стороны, они, безусловно, соперничают за влияние на Ближнем и Среднем Востоке, с другой стороны, оба государства находятся в состоянии конфликта с глобальными силами мирового капитализма.

Третьей причиной является то, что демократические движения Ближневосточного региона, обладающие огромным потенциалом, пока еще  не достигли уровня организации, необходимого, как уже говорилось выше, для образования демократической конфедерации.  
Данная ситуация оставляет только один выход, а именно установление демократического самоуправления народов. Этот процесс может стать демократической революцией на Ближнем и Среднем Востоке, воплощая в жизнь  единство всего региона.

Наш национальный лидер Абдулла Оджалан рассматривает данное явление как модель демократической конфедерации, основными принципами которой являются демократия и самоуправление. Так рождается новый Ближневосточный регион, и сейчас стало ясно, что это — единственно  верный политико-идеологический путь решения проблемы.
Тем не менее, следует учесть, что организационно-практическая сторона в настоящее время уступает теоретической платформе, а решение рождается как реализация теории на практике.

События в Сирии стали гордиевым узлом, не позволяющим  добиться прогресса. Зловещую роль сыграли здесь орудующие сейчас и в арабских странах, и в Ираке, и в Сирии бандформирования и террористические группировки, такие, как «Аль-Каида».

Террористическая деятельность и является истинной причиной тупика, в котором уже 25 лет находятся  Сирия, а вместе с ней — весь Ближний и Средний Восток. Стремясь добиться своих целей, международная капиталистическая  система пытается осуществить вмешательство в Турцию и Иран, в связи с чем олигархические круги этих стран фактически заключили соглашение, пытаясь противостоять иностранному вмешательству и продлить свое существование.

Курдское национально-освободительное движение и прогрессивные силы Ближневосточного региона, внимательно изучив сложившуюся ситуацию,  считают необходимым выработку решения, способного привести к образованию нового, демократического Ближнего Востока.
 Наши шансы на успех не уступают тем, которые существуют у  международных сил. Прогрессивные движения в Турции и Иране способны привести к демократическим преобразованиям и изменениям политического курса этих стран, что не позволит осуществиться вмешательству извне.
Такая ситуация приведет к окончательному распаду и ликвидации национально-государственной олигархии  и диктаторских режимов. Новый Ближний и Средний Восток будет основан на демократическом самоуправлении и единстве населяющих его народов, и сейчас мы уверенно идем по этому пути.

Разумеется, в случае отсутствия у демократических и национально-освободительных движений возможности для практической реализации данного пути международные  силы получат возможность вмешательства, усиления своего влияния и подчинения олигархических кругов Анкары и Дамаска, что приведет к еще большему кризису и хаосу в  регионе.
Данный вариант развития событий не следует сбрасывать со счета, тем более, что это уже однажды  произошло в начале XX века. Создание такого Ближневосточного региона, «нового Ближнего и Среднего Востока», подчиненного  современной капиталистической системе, в частности, США, будет противоречить интересам всех народов региона.

Единственная возможность противостоять этому  —  проведение демократических  преобразований  в регионе, особенно в Турции и Иране, куда сдвигается вектор развития конфликта. Сердцем происходящих событий являются Северный и Восточный Курдистан, и ближайшее будущее  покажет, что ожидает регион.

Распад Советского Союза позволил США, прикрываясь установлением «нового мирового порядка», фактически осуществить наступление на весь мир, в том числе и на Ближний Восток. Агрессия США началась с Персидского залива и увеличения военного присутствия Вашингтона на Ближнем и Среднем Востоке,  а продолжилась  в различных уголках земного шара — как политическое, военное и экономическое вмешательство. Происходили  ликвидация и отстранение структур, образовавшихся  под влиянием Великой Октябрьской революции и противостоящих сформировавшейся в XX веке системе глобального капитализма.
Эти атаки преследовали цель обеспечения гегемонии современного капитализма во всех сферах. Современный капитализм сумел создать эту систему, используя  где компромисс, а где — насилие и уничтожение. Можно сказать, что во многом цели достичь удалось, но, безусловно, не везде.
Существуют народы и даже целые регионы, не поддающиеся искусственно навязываемой политике, стремящиеся сохранить свою историю, традиции и создать демократическую альтернативу современному капитализму. Именно они продолжают демократическую борьбу.

Данная ситуация типична  для Ближнего и Среднего Востока.
Для 90-х годов XX века было характерно установление контроля над рядом стратегически важных ареалов Ближнего и Среднего Востока и  национально-освободительным движением Курдистана и Палестины. Устанавливаемый США в этот период «новый мировой порядок» фактически являлся  агрессией. Атака, осуществленная 11 сентября 2005 года в  США, была одним из запланированных и реализованных в данной связи террористических актов, и до сих пор неизвестно, что именно стояло за этой  трагедией.

Тем не менее, именно она спровоцировала резкую активизацию действий США в Ближневосточном регионе. Построение новой  глобальной системы гегемонии и капитализма началось с прямого военного вторжения США в Ирак и Афганистан в ходе реализации проекта «Большой Ближний Восток». Попирая все существующие принципы гуманизма и международные договоренности, используя все имеющиеся силы, Вашингтон захватил Афганистан и Ирак. На этом основании под эгидой того же Вашингтона возник союз Турции и Ирака, ставший основой проекта «Большой Ближний Восток».

 Именно на этом строились все расчеты, но правительству Буша не удалось одержать полную победу. Это было связано, во-первых, с отсутствием всеобщей поддержки в США, во-вторых, с героическим сопротивлением народов Ближневосточного региона.

Барак Обама строил такие же планы, но практически с первого дня стало ясно, что воплотить их в жизнь не удастся.
25 лет вооруженного вмешательства  и  военных действий  разрушили созданную после Первой мировой войны систему национально-государственных диктатур, что имело огромное значение для всего Ближнего и Среднего Востока.

Как уже упоминалось, старое разрушено, но новое построить не удалось, и такая ситуация стала источником противоречий, конфликта и хаоса, распространяемых во всем регионе. Все это — прямой результат вмешательства США.
Помимо этого, в Ближневосточном регионе существует и активно развивается противостояние политике США. Речь идет не о господстве и влиянии. Проводимая до сих пор политика затрагивает не гегемонистские силы региона, а силы, влияющие на регион.

 Конфликт развивается, вовлекая  второстепенные страны, но при этом оказывая влияние на весь Ближний  и  Средний  Восток. Еще одна характерная черта — возникновение конфликтов в государствах, где правили тираны, и свержение этих диктатур.

Однако следует учесть, что отсутствие изменений в политике влияющих на регион гегемонистских сил не позволит не только создать новую систему, но и окончательно  разрушить старую.
Пытаясь уйти от поражения, США предприняли  попытки оказания политического давления на Турцию и Ирак. В качестве инструмента влияния был избран так называемый «мягкий» ислам, то есть исламские власти, сотрудничающие с США.  

Вашингтон надеялся установить новый порядок на Ближнем и Среднем Востоке и усилить собственную гегемонию с помощью различных сил от ПСР до Мурси, не гнушаясь и «Братьями-мусульманами». Тем не менее, эти попытки обернулись против Вашингтона, так как упомянутые течения не вошли в число его адептов.

Вот почему Белый дом  уже  так настойчив  и  упорен, как когда-то: той агрессивности и уверенности, которая была в 90-х годах прошлого века, сейчас у Вашингтона нет.

Однако признать поражение и уйти из региона США не могут, потому что в таком случае придется проститься с глобальной гегемонией и влиянием во всем мире. В  настоящее  время США активно ищут новые методы и новые регионы, способные обеспечить господство.
Кроме  этого, Соединенные Штаты Америки  вынуждены сейчас непосредственно вмешиваться в события там, где были допущены просчеты, и в  первую очередь  — это Турция и Иран.

США активно ищут выход из ситуации, сложившейся в Турции и Иране, пытаясь осуществить вмешательство в эти страны. Задача все та же: за счет ослабления олигархических кругов Турции и Ирана создать новую, отвечающую интересам Вашингтона  систему на основе преобразований.
Если это удастся, система будет распространена по всему региону, воплотив в жизнь проект «Большой Ближний Восток». Удастся это или нет, покажет время, но уже сейчас ясно, что задача отнюдь не простая.

Стремясь найти решение, не связанное с Турцией и Ираном и создавая более мелкие, подконтрольные государства, Вашингтон пытается принудить Анкару и Тегеран к изменениям, не входя в прямое столкновение с ними. Однако добиться успеха с помощью этой стратегии не удалось, и, учитывая, что отступать Соединенным Штатам некуда, следует ожидать усиления давления на Турцию и Иран.

Вмешательство в дела Турции имело место 17 декабря 2013 года,  и результатом  стал конфликт ПСР с Фетуллахом Гюленом.
Попытки воздействовать на Тегеран отчетливо проявились в том, что Ирану не позволили принять участие в конференции «Женева-2». Если правительство Ахмадинежада открыто противостояло США, то правительство Хасана Роухани пытается использовать тактику переговоров, установив отношения с внешними силами.

 Но США стремится, воспользовавшись этим, взять под контроль иранские власти. Если Вашингтону удастся,   используя Гюлена и его организацию, нанести удар по ПСР и подчинить, с одной стороны, политику Турции, а с другой — Ирана, то это будет означать возможность реализации проекта «Большой Ближний Восток» и создание в регионе новой системы, война за которую ведется уже 25 лет.

Результатом станет еще большая эксплуатация, распространение и активизация гегемонии глобального капитализма. Народы Ближнего и Среднего Востока  будут  подчинены, а эксплуатация и расхищение природных богатств региона — усилены.
Ситуация показывает, что связанная с «мягким исламом» политика США потерпела крах. Эта политика предназначалась для периода, связанного с противодействием распространению влияния СССР на Азию и Ближний Восток, в направлении Индийского океана.

Называлось это проектом создания «зеленого пояса» по линии Турция-Иран-Афганистан: таким образом, возводилась  преграда на пути распространения влияния Москвы  в южном направлении: с  юга СССР оказался  окружен. Была ли эта политика успешной? Да, США добились успеха с помощью «зеленого пояса», сыгравшего  роль  и  в распаде СССР.

«Зеленый пояс» оказал  влияние, но, разумеется, определяющую роль сыграли внутренние проблемы советской системы; страна не разрушилась, а распалась. Этот распад показал, что определяющий характер  имели внутренние противоречия. Если бы Советский Союз был разрушен в результате внешнего вмешательства, то можно было бы сказать, что причиной было именно это.

Какова же роль курдов в этой конфликтной среде?
Война в Персидском заливе стала, в сущности, началом Третьей мировой войны. Тогда же определились процессы, происходящие в Иракском Курдистане. С помощью США с 36-й параллели началось постепенное становление курдской государственности.

Так возникла государственная система Южного Курдистана, что стало важнейшим событием не только для курдского народа и Курдистана, но и для Ирака и всего Ближневосточного региона.
Вторым этапом стало обретение свободы Западным Курдистаном. Этот процесс происходил,  начиная с 2011 года, в ходе «арабской весны». До начала конференции «Женева-2» национально-освободительные силы Западного Курдистана объявили о введении демократического самоуправления.

Система, установленная в Западном Курдистане, является примером для всей Сирии. Это — событие колоссальной важности. Не только Южный Курдистан, но и Запад нашей Родины обрели статус, подтверждающий действительные реалии курдского народа и Курдистана в глазах арабов, персов, турок, всего Ближнего и Среднего Востока.

Данное достижение имеет значение не только для Западного Курдистана, но и, как принцип демократического самоуправления, важно для  решения проблем Ближневосточного региона. Эта  система, имеющая идеологическую направленность,  является решением всех национальных, религиозных, конфессиональных, этнических проблем, а также проблем женщин и молодежи.

Именно поэтому процессы, происходящие в Западном Курдистане, оказывают влияние на весь Ближневосточный регион. Речь  идет не  только  об обретении статуса курдским народом — происходит решение тех проблем, которые, несмотря на колоссальные усилия и активное вмешательство, не смогли решить США.

В Южном Курдистане упор делался на националистическую линию, тогда как в Западном Курдистане к победе привела демократия.   Основой важнейших достижений в двух частях Курдистана  стали  две  идеи, национализм и демократия. Это — фронт борьбы решения курдской проблемы, хотя и  всего лишь часть данной проблемы.

Тем не менее, мы понимаем, что решение проблемы в целом будет зависеть от развития ситуации в других частях нашей Родины. Север и Восток — самые большие части Курдистана, и ситуация в них станет определяющей в решении курдской проблемы. Это — основополагающая истина.
Отсутствие демократического решения в Северном и Восточном Курдистане не позволит всему нашему народу добиться освобождения.
Западный и Южный Курдистан не могут стать гарантией сохранения достижений и безопасности нашего народа.

Если сегодня они сумели достичь важного этапа, став центрами борьбы нашего народа, то следует понимать, что это оказалось возможным благодаря той борьбе, которую проводит РПК в Северном Курдистане.
Именно  наша борьба позволила и Южному, и Западному Курдистану обрести свой нынешний статус. И существование, и безопасность Юга и Запада Курдистана прямо зависят от освободительной борьбы, проходящей в Северном Курдистане.

Те, кто не понимает этого, глубоко ошибаются. И уж тем более следует понимать, что без осознания данного факта курдский народ не сможет выработать верную стратегию борьбы и обеспечить свое будущее.
Я считаю необходимым еще раз подчеркнуть: процессы, происходящие в Южном и Западном Курдистане, открыли путь к свободе, но результатом станут изменения  в Северном и Восточном Курдистане.
Проходящая на Ближнем и Среднем Востоке Третья мировая война затронула второстепенные государства, оказывающие влияние на регион. Как уже говорилось, национальные государства, управлявшиеся диктаторами, разрушены, но решения нет.

Сейчас мы видим новый этап — это подтверждают процессы, начавшиеся в Турции 17 декабря 2013 года,  о чем уже шла речь.  Образованию новой гегемонии на Ближнем и Среднем Востоке на сей раз препятствуют Турция и Иран. Вот  почему гегемонистская система не сможет добиться желаемого без изменений в Турции и Иране. Именно этим объясняется новая политика Вашингтона: мы предвидим изменения  осуществляемой США  линии на демократизацию региона.

Не следует думать, что процессы, которые мы видим сейчас в Турции, отражают борьбу ПСР с организацией, во главе которой стоит Фетуллах Гюлен, и надеяться, что все само собой успокоится. Это — ошибка, неумение анализировать события.

Как я уже говорил, и в Турции, и в Иране начался новый период —  период преобразований и изменений. Очаги Третьей мировой войны на Ближнем Востоке теперь переместились из Туниса, Египта, Сирии и Ливии в Турцию и Иран, определяя судьбу всего Ближневосточного региона.
 Сейчас происходит вмешательство во внутреннюю политику стран региона, этот процесс идет по восходящей линии, и результаты определят будущее Ближнего и Среднего Востока.

Включение Турции и Ирана в упомянутые события означает резкое усиление значения курдской проблемы и, как следствие этого, новый этап национально-освободительного движения курдского народа на всей территории нашей Родины.

Судьбоносную роль в развитии ситуации в Турции сыграет освободительная борьба, происходящая в Северном Курдистане. Такое же значение для развития ситуации в Иране имеет освободительная борьба  Восточного Курдистана, определяя возможные преобразования и изменения.
Мощь, активность и созидательный характер  нашего движения сыграют важнейшую роль в преобразовании всего Ближнего и Среднего Востока. Следует особо отметить, что  нынешняя политическая ситуация гораздо более благоприятна для курдского народа, чем в предыдущие годы. 2010 —2011 гг. — период «арабской весны».

Политика США оказалась в тупике, диктатура национальных государств не сдавалась, что вызвало растерянность не только у Вашингтона, но и у олигархических кругов Турции и Ирана.
Данная ситуация имела позитивное значение для развития курдского национально-освободительного движения.

Эти годы определили судьбу Западного Курдистана: революция на Западе нашей Родины — результат тех лет. К сожалению, курдское национально-освободительное движение не сумело в полной мере воспользоваться благоприятной ситуацией: организационные и практические действия не всегда в полной мере отвечали требованиям времени.

 Выводы, сделанные нашим национальным лидером Абдуллой Оджаланом, и его позиция, не нашли достаточно полного практического выражения в действиях курдского национально-освободительного движения и определенных кругов нашего  народа.

 Ситуация в Северном Курдистане больше способствовала усилению демократического движения, чем  в Западном. Создавшиеся для  демократических протестных акций в городах условия не были  проанализированы и использованы в полной мере.
Тем не менее, в настоящее время существуют условия для активизации национально-освободительного движения курдского народа. Вмешательство Вашингтона вынудит к противодействию олигархические круги национального государства, и конфликт между ними способствует  усилению курдского национально-освободительного движения.

Это — очень важный момент, и не следует забывать, что вмешательство мировых  держав  создает условия для активизации демократического движения. Аналогичная ситуация уже привела к изменению статуса двух частей нашей Отчизны, и, надеемся, будет способствовать освобождению еще двух.
Всем хорошо известны не только организованность и влияние национально-освободительного движения в Северном Курдистане, но и огромный потенциал Восточного Курдистана. Объединение имеющихся достижений и выработка Национальным конгрессом Курдистана единой стратегии действий всех четырех частей нашей Родины позволят сплотиться и общими усилиями добиться победы.

Данная политическая ситуация создает  условия для решения курдской проблемы, обретения свободы и демократии. Тем не менее, следует отметить, что история не первый раз предоставляет нашему народу такой шанс. Аналогичные возможности существовали в XVI веке, а также в начале XX века, однако реализованы не были. Причина заключается в отсутствии сплоченности и единого национального самосознания. Сейчас ситуация изменилась: курдский народ един, организован и способен действовать в соответствии с требованиями политической ситуации.

В настоящее время, когда на Ближнем и Среднем Востоке проходит Третья мировая война, курдский народ представляет собой динамичную, организованную,  созидательную и сознательную силу.
Политико-философские исследования нашего национального лидера Абдуллы Оджалана сделали курдский народ авангардом прогрессивного человечества, в полной мере проявив такие качества, как активность, динамизм, смелость и самоотверженность. Достигнув успеха в Южном и Западном Курдистане, наш народ вступил в последний этап национально-освободительной борьбы, проходящий в Турции и Иране, более сильным и организованным, чем когда-либо.

Деятельность национального конгресса Курдистана дает нашему народу возможность выработки единой стратегии на основе точного анализа исторических условий и соотношения сил.

Победа курдского народа означает победу всех народов региона и принесет мир, братство и процветание всему Ближнему и Среднему Востоку.  Победа курдского национально-освободительного движения станет победой демократизации Ближневосточного региона. Курдский народ борется не только за свое будущее — теория нашего национального лидера Абдуллы Оджалана основана на равенстве всех наций и народностей. Да, это трудная задача, которая усложняет нашу борьбу, но благородная миссия способствует росту возможностей и влияния курдского народа во всем мире. Это — высокая честь.

Массовые протесты против бандитского захвата и заточения нашего национального лидера Абдуллы Оджалана, прошедшие 15 февраля не только в Курдистане, но и во всем мире, продемонстрировали неразрывное единство народа и его национального лидера. Наш народ верит своему лидеру и не отступит. И вмешательство США, и антинародная политика олигархических кругов потерпят поражение, ибо их действия не только противоречат истории, культуре, традициям Ближневосточного региона, но и грубо попирают национальные интересы населяющих его народов. Укрепление единства и влияния курдского народа позволят ему в едином ряду  с другими народами региона решить (все) проблемы Ближнего и Среднего Востока.

Член Исполнительного Совета Ассоциации обществ Курдистана Дуран  КАЛКАН

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here