10:20 Ноя. 23, 2017
Эфир
«ПДЕ заинтересована в создании демократического общества и не нуждается в поддержке внешних сил!»

«ПДЕ заинтересована в создании демократического общества и не нуждается в поддержке внешних сил!»

Защитники родины
Короткая ссылка
126

Визит президента автономного региона  Южный Курдистан  Махсуда Барзани в Турцию стал темой оживленной  дискуссии  и предметом внимания политологов.

В то же время всеобщий интерес вызывает  позиция РПК по данному поводу. Кое – кто утверждает, что визит  вызвал  у нас негативную реакцию.
Рабочая партия Курдистана никогда не вмешивалась во внутренние дела других организаций, в том числе ДПК  — разумеется, при условии, что  принимаемые решения не нанесут ущерб курдскому национально – освободительному движению или отдельным частям нашей Родины.

Более того, мы положительно оцениваем официальные визиты, в том числе визиты в Турцию, поскольку экономические и политические связи представляют собой совершенно естественное и позитивное явление.

Как известно, Махсуд Барзани и Нечирван Барзани неоднократно посещали Турцию. Но в данном случае существуют обстоятельства, вызывающие недовольство  широких народных масс, причем это недовольство проявляется достаточно отчетливо и откровенно.

Махсуд Барзани ни разу не выступил с осуждением агрессии, проводимой в отношении Рожава (Западный Курдистан — «СК»). Более того, перед визитом в Турцию лидер Южного Курдистана заявил, что в Рожава не происходит никаких революционных преобразований, что вызвало возмущение  нашего народа, в том числе и среди жителей Южного Курдистана, на недавних  выборах отдавших свои   голоса  ДПК.
Ни у какого не вызывает сомнения, что Турция сознательно поддерживает бандформирования, натравливает их на сирийских курдов, пытаясь таким образом не допустить автономизации Западного Курдистана.
Не возмущаться такой позиции  руководителей Южного Курдистана могут только те, у кого нет ни патриотизма, ни гуманизма, ни демократизма, ни совести.

Все, что происходит в Рожава,  подробно освещается  средствами  массовой информации и известно мировому сообществу. Журналисты с восхищением подчеркивают, что это — всенародная и демократическая революция,  в которой принимают участие все слои населения, этнические и религиозные сообщества.  Защищая ее, курдский народ принес в жертву сотни лучших  своих сыновей и дочерей.

Как мог Махсуд Барзани, видя и зная все это, так оскорбить  их память?
Неужели это сказано только для «красного словца», в пику ПДЕ перед посещением  Турции? На эти вопросы необходимо ответить.
События в Западном Курдистане  развиваются  в соответствии с идеологической и политической линией Абдуллы Оджалана, который более двадцати лет, с 1979 по 1999 гг. находился в Сирийском Курдистане, лично встречался с людьми, часто бывал  у них  в гостях,  вел  разъяснительную работу, воспитывая в курдах  Рожава патриотизм и чувство долга перед народом и Родиной.

С 1979 года связь курдов Рожава с нашим национальным лидером и возглавляемым им курдским национально – освободительным движением не прерывалось.

Несмотря на то, что сирийское правительство по требованию Анкары арестовало сотни наших товарищей, сочувствующих и патриотов, многие из которых были выданы Турции, разъединить РПК и  народ не удалось никому. Тысячи юношей и девушек вступили в ряды партизан. Многие из них героически погибли, но сотни и сотни продолжают в горах Курдистана бороться за свободу и независимость, подтверждая тем самым неразрывную связь РПК с народом Западного Курдистана.

Результатом  тридцатипятилетней  деятельности курдских патриотов в Сирии стало образование Партии демократического единства — наиболее влиятельная и мощная сила Рожава.

Разумеется, существуют и другие курдские организации, имеющие тесные связи с ДПК, но круг их сторонников достаточно  узок,  и от народа они далеки.

События в Сирии  закономерно вывели на передний план борьбы ту партию, которой верили и продолжают верить люди — ПДЕ.

Правительственный кризис в Сирии — результат влияния «арабской весны», спровоцировавшей  открытое противостояние  Дамаска и оппозиции. Следует подчеркнуть, что ПДЕ сумела точно спрогнозировать воздействие революционной волны и своевременно выработала программу  организационных, стратегических и тактических действий. Это дало возможность  в кратчайшие сроки  перегруппировать силы  и  защищать родной народ.

Уже в первые дни противостояния стало очевидно, что ни правительство, ни оппозиция  не смогут демократизировать  Сирию. Дистанцируясь от них, ПДЕ  разработала третий путь — путь революционно-демократических  преобразований, став основной движущей силой страны.
Постепенно увеличивая свое влияние и шаг за шагом освобождая от исламистов   курдские  города и села, ПДЕ взяло под контроль практически весь Западный Курдистан, за исключением одного – двух населенных пунктов.

Отряды  самообороны и милиции, созданные по инициативе широких народных масс, встали плечом к плечу с партизанскими отрядами, и завоевали победу. Это стало возможным благодаря колоссальной поддержке   народа.

Наш национальный лидер Абдулла Оджалан  неоднократно отмечал важнейшую роль курдских женщин в национально – освободительном движении. Так происходит и в Сирии — наши женщины  стали авангардом   революционной борьбы, что позволило говорить о событиях в Рожава как о женской революции.

Вызывает недоумение позиция ДПК в отношении этих событий. Непонятно, что именно они рассматривают как революцию:  то ли контроль, осуществленный  США по линии 36 – й параллели, то ли изгнание ПСК из Эрбиля? Разумеется,  мои  слова не следует воспринимать как  попытку умаления роли ДПК и ПСК, боровшихся с Саддамом Хусейном и понесших жертвы. Но несомненным является факт: роль внешних сил в автономизации Южного Курдистан не подлежит к сомнению.
Что же касается ПДЕ, то она возглавила революционное движение в Рожава, основываясь лишь на собственных силах и точном  анализе политической ситуации. Дамаск  уступил курдскому самоуправлению не по доброй воле —  защита революции не обошлось без жертв, и память о тех, кто погиб, защищая родной народ, священна.

Именно поэтому мы считаем, что любая курдская партия, независимо от своих политических взглядов, должна поддержать великую победу Западного Курдистана.

Совместно с Турцией ДПК не гнушаются утверждений, что ПДЕ связана с Дамаском, пытаясь таким образом опорочить события в Рожава.
У нас имеются  документы, направленные Анкарой в консульства, действующие в Мосуле и Эрбиле. В этих документах открыто говорится о необходимости  организации провокаций и пропаганды с целью  дискредитации  ПДЕ и очернения революции в Рожава.  Ни для кого не секрет, что данная враждебная политика проводится ДПК совместно с Турцией.

Подчиненные  ДПК средства массовой информации сознательно и активно проводят такую анти-пропаганду, стремясь ослабить влияние событий в Сирийском Курдистане на другие  его части.

С одной стороны, ДПК устанавливает связи с ПДЕ, выражает Высшему курдскому  Совету, в который входит ПДЕ,   поддержку. С другой — не принимает мер для прекращения «черного пиара».

Более того, ДПК и находящиеся под ее влиянием партии открыто подвергают сомнению необходимость других партий, входящих в ВКС.
ПДЕ стоит на противоположной платформе и со всей ответственностью заявляет, что демократические преобразования подразумевают  участие
всех политических сил и отдельных лиц, обладающих прогрессивным, пусть даже и отличным, мировоззрением.
ПДЕ с самого начала считала необходимым предоставить равные условия  политической деятельности  всем партиям.  Исключением  могли   быть  лишь  партии, открыто занявшие враждебную  позицию,  организовывающие   провокации, заговоры  и т. д.

Именно такая  политическая обстановка  лояльности характерна для региона — ограничения и запреты не коснулись ни одной  партии или политической силы. Финансовая  поддержка равномерно распределялась среди всех организаций и структур.
К сожалению, партии, находящиеся под влиянием ДПК, не отказались от противоправной,  провокационной и заговорщической  деятельности, что стало причиной  соответствующих действий курдского народного ополчения и милиции.

Как известно, революция должна себя защищать, и любые попытки организации  беспорядков будут немедленно пресечены.
Но со всей ответственностью можно  заявить следующее: ни одна из происходивших за последние годы революции не отличалась такой демократичностью и толерантностью, как революция в Рожава.
Если бы партии, подконтрольные  ДПК,  обладали таким же влиянием,  как ПДЕ, они организовали бы массовый террор, от которого пострадало бы гораздо больше и людей, и организаций.  Надеясь на ДПК и внешние силы, эти партии жаждут лишь власти — их не волнуют  ни  единство нации, ни судьба Родины.
Революционная ситуация в Западном Курдистане исключает возможность существования иерархической  модели центральной власти: за основу взят принцип демократической конфедерации, разработанный   нашим национальным лидером Абдуллой Оджаланом и предусматривающий широчайшее  участие и структуризацию  народных масс, что выразится в организацию самоуправления.   Разумеется,  такая модель никак не может быть авторитарной.

ПДЕ заинтересована в создании демократического общества и не нуждается в поддержке внешних сил в отличие от тех, кто, осознавая собственную слабость, скатывается к коллаборационизму.
Да, ПДЕ не противостояла Дамаску,  поскольку позиции  президента Асада в Рожава и без того ослабли и поддерживались лишь существованием правительственных учреждений и воинских частей.  Избавиться от них было нетрудно: если бы Дамаск  начал военные действия против Рожава, он понес бы значительные потери, но победы не добился, и Сирийское государство  было вынуждено покинуть  Западный Курдистан.
Партия демократического единства избрала третий путь, исключив военные действия с оппозицией и государством. Целью партии  стала организация народного самоуправления на местах. Это — правильная политика, которая и привела к успеху.

Кое – кто заявляет, что революционные преобразования в Западном Курдистане проходили слишком легко, значительных  жертв не было,  и, следовательно,  не было и революции.
Это — ложь, отрицание самого факта народного восстания. Курдские силы самообороны освободили родную землю и  грудью  встали на защиту  народа.

Сейчас наши вооруженные силы громят бандформирования и террористов, потому что ничто не может противостоять  в борьбе за правду и справедливость.

Но революция — это не только военные победы и даже не победы политические. Наш национальный лидер  Абдулла Оджалан подчеркивает, что главное — это социальная революция и изменение сознания общества.
Именно этим путем идут курды Рожава, и не понимать этого —  не просто враждебность, а предательство национальных интересов.

Мустафа  КАРАСУ, член  Исполнительного  Совета  Ассоциации  обществ  Курдистана

Газета «Свободный  Курдистан» №11
    

 

 

 

По этой же теме:

Заключенный в Эдирне совершил самосожжение
Южный Курдистан препятствует возвращению беженцев
275 боевиков ИГИЛ со своими семьями сдались СДС
Вечер в честь Абдуллы Оджалана
Десятки боевиков ИГ уничтожены в результате авиаударов США в Шенгале
1 солдат убит и 1 ранен в округе Гюрпинар
Глава кантона Кобани: «80% города разрушено»
Теги:
Мустафа КАРАСУ