Воспоминания о ней и ее взгляды на жизнь мы нашли в одном из интервью. Здесь Сархад говорила, что благодаря РПК ей удалось найти истину: «Человек сравнивает свободу с порхающей бабочкой. РПК — не просто карательное движение».

Из видеофрагмента интервью с Дидар Сархад: «Я родилась и выросла в аполитичной семье. Однако мои родители воспитали в нас умение ценить свою культуру и язык. С РПК я познакомилась во время учебы в университете. Позже я вступила в нее».

Дидар Сархад родилась в 1989 году в Кагизманском районе провинции Карс. Во время учебы в Харранском университете она познакомилась с Рабочей партией Курдистана, а затем приняла решения вступить в партизанские ряды и последовала в горы Курдистана. Долгое время Сархад действовала в регионах обороны «Мидия», затем направилась в провинцию Амед.

«Я нашла истину в РПК»

Сархад говорила: «Каждая трудность в окружении товарищей партизан может доставлять большое удовольствие. Конечно, трудно передать те эмоции, которые ты переживаешь. Мне давно хотелось отправиться в Северный Курдистан, и, наконец, сегодня уезжаю. Я стремлюсь туда с большим энтузиазмом. Больше всего от этой поездки я хочу стать ближе к нашему лидеру».

Сархад говорила, что Амед имеет большое значение для всего Курдистана. Она была эмоционально, исторически и духовно настроена на эту поездку. «Я пойду к стенам Амеда. Я исполню мечты моих товарищей. Я иду туда с большим энтузиазмом и притязанием. Уверена, что я не истрачу вклад, который вложила в меня партия», — говорила партизанка.

Она писала: «Когда я уходила, то понимала те чувства, которые переживали мои товарищи. Ведь на протяжении многих лет я была с ними в регионах обороны «Мидия». Поэтому я хочу заверить их, что добьюсь для них успеха и с воспоминаниями о них буду жить на севере. Кроме того нельзя забывать, что мы боремся с колониальным врагом, который стал проблемой на пути совести и морали. Я исполнена большой мести к нашим кровожадным врагам и хочу, чтобы каждый знал, что я обязательно отомщу за павших товарищей.

Если говорить об истине, которая заключается в самопознании, то ее можно найти в Рабочей партии Курдистана (РПК). Здесь можно познать вселенную, человечество и все этапы его развития. Основанная на этом постулате реальность помогает лучше понять связь человека с миром. И это можно найти, идя путем достижения свободы. А что это такое, свобода? Свобода — это не то, о чем говорят везде и повсюду, будто бы кто-то прямо ищет ее, наделяет ею некоторых людей или же создает сам. Чем больше вы сражаетесь и боретесь, тем больше вы самообразуетесь и понимаете ценность свободы. Конечно же можно понять, что свобода — это не какое-то абстрактное или же досягаемое явление, а тем более то, что может исчерпаться. Как только вы познаете себя, тот тут же приобретаете свободу. Например, муравей, насекомое, цветок, горный склон — все они на самом деле имеют свободу, но здесь важно то, чтобы человек придавал этому значение. Вы же можете достичь смысла только тогда, когда сотворите себя и воплотите в себе чувства и совесть. Свобода и освобождение — это нелегкое дело. Давайте посмотрим на наших павших товарищей. Мы видим в них воплощение безграничной свободы. Не потому, что они пожертвовали собой, а потому, что они рвались к свободе.»

«Сравнимо с четырьмя бабочками»

«Я поняла это в РПК. Такое дело требует большой концентрации. В каждом своем товарище я видела, что свобода происходит в концентрации труда, борьбы и познании истины. А освобождение сравнимо с четырьмя бабочками» (метафора, сопоставление с историей «четверки» павших героев: Фархата Куртайа, Махмута Зенгина, Эшрефа Анйыка и Неджми Онера, которые, подобно бабочкам, предали свои тела огню, — ред.)

«За гранью карательного движения»

Вот, что в своей речи говорила павшая партизанка Дидар Сархад: «Сколько бы мы ни жили в иной действительности Курдистана, хочется понять, чего же мы получаем с каждым павшим героем. Нет, я о другом. Кроме того, своим подвигом, борьбой и мужеством они и так много чего сделали для нас; мы же, возвращаясь к сознанию мира, где не должно было быть войны, понимаем, что этой земле были преданы чистые и благоговейные люди.

Я прекрасно знаю о том, что курдский народ и его действительность уже пишут золотыми буквами историю о наших героях. Но ведь они не только наши герои. Человечество во всем мире в большом долгу перед ними. За право на жизнь и свободу борется не только курдский народ, и не только в Курдистане ведется битва. Все народы Ближнего Востока и мира демонстрируют великое сопротивление дикому капитализму. Если бы не наши павшие товарищи, то сегодня от мира бы ничего не осталось. Их героизм выходит за рамки карательного движения. Герои РПК — это герои всего мира. Человечество может и не знать об этом сейчас. Наши товарищи не какие-то смертники. Они здесь не только для того, чтобы навредить или же уничтожить врага. За ними стоит великая роль».

«Для товарища Чиягера не было ничего невозможного»

В продолжении Сархад обращает внимание на битву за самоуправление в Джизре, Суре, и рассказывает о легендарном командире Сура товарище Чиягере: «Он был одним из лидеров сопротивления. Могу сказать, что видела в товарище Чиягере первозданный дух апоизма. Это был соразмерный активный революционер. Он показал всем, что является великим командиром. Он был таким товарищем, который никогда не отступал, в каждой сложной ситуации находил решение, развивая творческое мышление. Все, кто его знал, говорили, что в риторике товарища Чиягера нет понятия «невозможно». Он был признан за счет своего морального духа, волнения и приверженности. Вы никогда не увидели бы его грустным. Он не выражал беспокойства и безнадежности. В нем не стихала энергия, которая текла подобно бурной воде. Этим он притягивал рядом находящихся товарищей и был хорошим учителем для них. Он ценил в каждом людское. Конечно, если объединить все сказанное, то он был проявлением сознания нашего лидера».

«Без лидера все кажется недостаточным»

Действительность лидера привела к реальности павших героев, а его истина питает это сознание. Лидер попал в плен еще до момента моего причастия к партии, и я вместе со всеми товарищами каждый раз давала одну и ту же клятву. Мы хотим жить с нашим лидером. Без лидера все кажется недостаточным. Смех, надежды и стремления к чему-то. Вместе с лидером они приобретают другой смысл».

«Женщины устранят физическую дистанцию с лидером»

Сархад говорила, что ценность, которую курдский национальный лидер Абдулла Оджалан отразил в женщине, миссию, которую он возложил на нее, подобна инструкции, по которой нужно двигаться, и сказала: «Нас, женщин, заточили под землю, в закрытом от солнца месте. Лидер дал нам силу, с которой мы смогли обнять солнце. Лидер сказал, что он, подобно Прометею, украл огонь и подарил его женщине».

В продолжении своей речи Сархад говорит: «Мы польщены этим и, помимо благодарности, женщинам необходимо устранить физическое расстояние, чтобы еще больше усилить связь между нами и лидером. Женщины устранят физическую дистанцию с лидером. Все это взаимосвязано. Чем сильнее мы установим внутреннюю сознательную связь с действительностью лидера, тем больше мы сможем установить физическую связь с ним» (под физической связью подразумевается: освободить из тюрьмы, увидеть вживую, — ред.)

«Сделаем ради свободы все, чего бы это ни стоило…»

В самом конце Сархад говорит: «Мы готовы заплатить за это любую цену. В действительности РПК предполагается, что по мере своего личного саморазвития, можно отомстить своему противнику. Наши павшие герои и лидер дали нам самые веские причины для ведения борьбы».

Партизанка Дидар Сархад (Майрам Доган) вместе со своим товарищем Гёксу Фират погибла в прошлом году, до последнего вздоха сражаясь в бою под Амедом.