09:10 Ноя. 18, 2017
Эфир
Падение барзанистской олигархии

Падение барзанистской олигархии

Аналитика
Короткая ссылка
294

Источник кризиса в Южном Курдистане, который сейчас наблюдается, уходит глубоко в историю. Проблема его в монополии власти, ликвидации оппозиции и превращении управления в частный бизнес.
Борьба курдского народа за свободу в этом регионе длится с незапамятных времен. Судя по событиям, произошедшим за последние 15 дней, понимаешь, что революционная борьба оказалась безрезультатной именно из-за руководства. Словом, это не проблема двухнедельной давности. Кризис наступил значительно раньше.
Южный Курдистан претерпел одна за другой четыре трагедии, и продолжались они вплоть до 1991 года. Курды воспользовались войной в Заливе и восстали в Каладизе и Рание. Через короткое время восстание перешло в Захо и Дахок.
Когда восстание началось, руководители Демократическая партия Курдистана(ДПК) и Патриотический союз Курдистана(ПСК) находились на границе Восточного Курдистана. Из городов и районов Каладиз, Рания, Чаркурна, Сулеймания, Захо, Дахок, Эрбиль и других были вытеснены иракские силы. ДПК и ПСК обустроились в освобожденных местах. И с тех пор эта власть создает реальные проблемы.
После народного восстания в Южном Курдистане основалась некая организация США под названием «Отряд Молоток». Это 36 и 42 параллели, в пределах Сулеймании, Эрбиля, Дахока и Халабджи. Нинова, Киркук, Дийала, Ханакин, Гармийан и Джалаула остались за пределами Курдистана.
Этот новый процесс начали США. Активизировались дипломатические отношения между Вашингтоном и Эрбилем, в результате чего в 1992 году был создан парламент. И создался он именно в Вашингтоне.
На первом же заседании парламента было принято решение о присоединении к турецкой операции против курдского освободительного движения. 3-го октября ДПК, ПСК и турецкое государство начали против Рабочей партии Курдистана(РПК) операцию под кодовым названием «Операция сэндвич».
Эта военная операция продолжалась в течение месяца. 25-го октября, в Хакуре, партизанка Беритан (Гюльназ Караташ), не пожелав сдаться врагам, бросилась со скалы.
Военные атаки против РПК со стороны Турецкого государства и сил южного региона Курдистана все больше усиливались. В 1995 и 1997 годах они стали самыми ожесточенными. И продолжались эти процессы вплоть до двухтысячных годов.
После того, когда США аннексировала Ирак, этот регион в течение двух лет управлялся временным правительством. За это время в Ираке была написана новая Конституция, где не учитывались города и районы в границах Курдистана. Они объявлялись «спорными территориями», потому что это самые лакомые куски в виду наличия там богатых нефтяных ресурсов. По отношению к Киркуку было принято решение о проведении референдума для определения его статуса в течение двух лет.
После падения саддамовского режима впервые в истории президентом Ирака стал курд Джаляль Талабани. По новой Конституции Ирак стал федеральной республикой. И Южный Курдистан представляется в ней как федеральная автономия, которую два срока подряд возглавил Барзани. В нем стал работать парламент, издавались законы, где было четко прописано, что президент имеет право избираться всего дважды. Когда в 2015 году полномочия Барзани исчерпались, он отказался уходить в отставку и фактически узурпировал власть.
За это время в регионе дважды прошли выборы, где партия «Горан» стала второй по значимости. В том же 2015 году Махсуд Барзани совершил переворот в регионе и приостановил действия парламента. Спикеру парламента (из партии «Горан») был запрещен въезд в Эрбиль. Министры из «Горана» и исламская организация были отстранены от дел. Барзани и ДПК изъявили желание остаться в регионе единоличными правителями.
Согласно конституции Ирака, референдум по статусу Киркука должен был проведен в 2005 году. Но прошло уже 12 лет, а ДПК так ничего и не предприняла.
Вследствие внутренних распрей, а затем и войны против ИГИЛ, Багдад не был готов поддержать референдум. Такой расклад по отношению к Киркуку вполне устраивал ДПК. Она получала большую выгоду от нефтяных запасов Киркука и не беспокоилась о реальном статусе города. Ее беспечность проявлялась не только по отношению к Киркуку, но и к Ханакину, Джалаулу, Мандали и Хурмату. Там она также ничего не делала.
Повсюду и на все должности назначались члены семьи Барзани. Нечирван стал премьер-министром, Масрур — председателем Госбезопасности, и так во всех структурах.
После избрания Джаляля Талабани президентом, курдский лидер Абдулла Оджалан заявил, что процессы идут в пользу курдского народа, и в 2005 году он призвал создать Национальный конгресс во имя объединения курдов. Ассоциация Обществ Курдистана (АОК) также неоднократно сообщала, что готова приступить к практическим шагам по объединению. Но ДПК и Махсуд Барзани к этим призывам оставались безмолвными. Как только речь заходила об объединении народа, Барзани направлялся в Анкару.
Когда определился новый баланс на Ближнем Востоке, в 2011 году Барзани изъявил желание встретиться с РПК. Был создан комитет, в котором приняла участие и РПК. Этот комитет проработал до 2014 года. Три года Барзани, ссылаясь на свою занятость, не проводил Конгресс националисте Курдистана, и «объединение народа» потерпело фиаско.
В 2011 году восстал тунисский народ, произошли смены режимов в Ливии и Египте. И, в конце концов, волнения перекинулись на Сирию. Причиной их стал диктаторский режим.
Барзани, испугавшись, что эта волна дойдет и до него, объявил о своей готовности на проведение Конгресса. Когда курды восстали в Рожаве, самое большое беспокойство проявил Барзани, потому что пошатнулась его система.
Он тут же бросил все работы по подготовке Конгресса национального Курдистана и всецело предался Турции.
ИГИЛ, которое вышло из внутренних распрей Ирака, в 2013 году распространило свое влияние по Сирии. Затем оно напало на Рожава, начав с Африна и Кобане. Но эти первые вспышки не принесли им результатов. – Отряды Народной Самообороны Западного Курдистана(ОНСЗК)и Женский Отряд Самообороны Западного Курдистана (ЖОСЗК) преградили им путь. Чтобы закрепить влияние ИГИЛ, активизировались встречи в Анкаре, Рияде, Катаре и Хавлере.
В 2014 году на встрече в Амане разыгрывается карта ИГИЛ. Было решено, что Шенгал и Мосул переходят в руки ИГИЛ. После этого захвата в сентябре 2014 года игиловцы нападают на Кобани, затем на Ханакин и Киркук.
Барзани надеялся таким образом заполучить Киркук, который был подконтрольным ПСК. К нему перешли нефтяные вышки Киркука в Баи Хасане и Дибисе. Их он подарил Эрдогану и его семье.
В стране возникли экономические и социальные проблемы. Главной же причиной кризиса было то, что Барзани и его семья не собирались уходить в отставку. Рабочим и пешмерга перестали выдавать зарплату, народ стал громогласно выражать свое недовольство: «Куда деваются деньги за проданную в Турцию нефть?», «Почему не выплачиваются зарплаты?».
ДПК не оставила в Эрбиле оппозицию, выселив всех несогласных за его пределы. Оппозиция обосновалась в Сулеймании. Но и для самого Барзани стало слишком тесно. Чтобы выйти чистым из кризиса и остаться пожизненным руководителем, чтобы задушить восстание в Рожаве – он объявляет референдум о независимости. Это решение стало вопросом жизни и смерти для курдского народа. Изначально как ПСК, так и многие другие партии говорили о том, что вопрос референдума должен решать парламент. Однако Барзани сам принял это решение вместе с губернатором Киркука от ПСК Наджматтином Каримом, союзниками Косрата Расулом Али, Мулла Бахтияром и одним из командиров пешмерга Шейхом Джафаром Мустофой.
Изначально США, Англия, Франция и многие международные организации были против этого референдума. Но Барзани был одурманен вечностью своего лидерства, хотел стать легендарным строителем Курдистана, он был глух и нем к трезвым призывам. Примкнув к референдуму о «спорных территориях», Барзани надеялся, что Америка и силы Рожавы все же не оставят его одного.
Багдад неоднократно заявлял, что готов к переговорам для разрешения данной проблемы. США, Англия, Франция и ООН предложили ДПК альтернативный план. Но ДПК проигнорировал все это. В таком случае, Ирак объявил о военном вмешательстве в сложившуюся ситуацию.
Через 20 дней после референдума иракские войска вместе с иранскими «Хашди аш-Шааби» выдвинулись в сторону Хурмату и Киркука. Пешмерга, по своему обыкновению, не стали воевать и немедленно отступили. За короткое время Хурмату, Таза, Дакук и Киркук были аннексированы. Затем Пирда, регион нефти, что в пятидесяти километрах от Эрбиля, попал в руки иракских войск.
В канун референдума господин Талабани ушел из жизни. Это событие вызвало толки об обновлении политики в Южном Курдистане. А точнее, инициатором этого процесса стала партия «Горан». Но так как все члены «Горана» в прошлом состояли в рядах ПСК, их планы оказались несостоятельными. В рамках упомянутого обновления в короткий срок ПСК внесла предложение о проведении Конгресса.
В целом по этому поводу ДПК не предприняла никаких шагов. Вместо того чтобы перевести свои обязанности в новое русло, Барзани пожелал отдать бразды правления своей семье: сыну, племяннику, близким родственникам. Он хочет вечно быть на Олимпе.
После того как Киркук и другие курдские города перешли в руки Ирака, руководство Южного Курдистана проиграло. Ситуация стала непонятной. Кризис, в котором оказались курды за последние две недели, оказался слишком глубоким.
Похоже, что будущее Южного Курдистана все же зависит от объединения курдов.

Сейот ЕВРАН, аналитик «Фрат»

По этой же теме:

ЖителиГерки- Леге помогают Шангалу
Обращение РПК
Из-за дефицита молочных смесей умерло 3 ребенка
Д.Бахчели: «У Эрдогана проблемы с психикой»
Учебные курсы бойцов HAT
Рабыня ИГИЛ рассказала об издевательствах боевиков над детьми
ДПН набрала более 12 процентов
Теги:
Абдулла Оджалан, Башур, Горран, ДПК, ЖОСЗК, ИГ, ИГИЛ, Ирак, Киркук, Курдистан, Курды, НСС, ОНСЗК, ООН, ПСК, Рожава, РПК, СДС, ССШ, США, турция, Шенгал