После июльского переворота 2016 года, который не смог свергнуть Эрдогана, его власть над институтами страны только усилилась. Помимо борьбы с турецкими диссидентами, курдским меньшинством, учеными, журналистами и любыми лицами или организациями, которые критикуют его правление, Эрдоган также много инвестировал в борьбу с религиозными меньшинствами страны.

По данным турецкого правительства, в стране 99,8% мусульман, но истинная картина совсем другая. Примерно 15―25% граждан Турции являются алевитами, то есть представителями несуннитской ветви ислама. Среди населения Турции представлен также широкий спектр других немусульманских вероисповеданий, которые включают Армянскую апостольскую Церковь, бахаистов, Болгарскую православную Церковь, Свидетелей Иеговы, евреев, протестантов, Римско-католическую, Сирийскую католическую и Сирийскую православную Церкви. Кроме того, есть агностики, деисты и атеисты, которые не учитываются правительством.

Согласно ежегодному докладу Комиссии США по международной религиозной свободе, Турция считается государством второго уровня. Комиссия определяет такие страны как «государства, в которых нарушения, совершаемые или допускаемые правительством в течение 2018 года, являются серьезными и характеризуются по крайней мере одним из элементов систематического, постоянного и вопиющего стандарта СОО [стран, вызывающих особую озабоченность] в соответствии с международным законом «О свободе вероисповедания»».

Несмотря на освобождение в начале этого года американского пастора Эндрю Брансона (он два года находился под стражей по ложным обвинениям), религиозная свобода продолжает снижаться. По словам турецких правительственных чиновников, Брансона обвинили в помощи в создании независимого курдского государства и в связях с курдами путем попытки их христианизации. Эти обвинения были фарсом. Он выполнял свою работу в стране, с которой был знаком более двух десятилетий. После освобождения Брансон сказал: «У меня есть много друзей в тюрьме в Турции, которые не должны быть в тюрьме. И многие семьи были разрушены».

Правительство Турции преследует не только христиан. В стране растет антисемитизм. Бурхан Кузу, высокопоставленный чиновник правящей Партии справедливости и развития (ПСР), написал в Твиттере в 2018 году, что «еврейские семьи управляли миром» и что «президенты США Авраам Линкольн и Джон Ф. Кеннеди были убиты сионистами».

Комиссия США по международной религиозной свободе запланировала слушания под руководством сенатора Тома Тиллиса, который сыграл важную роль в освобождении Брансона. На слушаниях будет подчеркнуто, что турецкое правительство «не признает алевитов в качестве религиозной группы, считает их молитвенные дома незаконными и отказывается освобождать их детей от обязательных религиозных занятий в школе. Правительственные чиновники и проправительственные группы продолжают делать заявления, полные ненависти по отношению к христианам, и используют антисемитскую риторику по отношению к евреям. С 2010 года Армянской апостольской Церкви не дают провести выборы патриарха, а Греческая православная Церковь все еще ожидает возвращения насильственно захваченного имущества и открытия своей исторической семинарии в Халки» (В Турции в школах существуют специальные уроки суннитского ислама, обязательные для всех, включая алевитов. — Прим. пер.).

Так что же все это значит для американо-турецких отношений? Эти обстоятельства демонстрируют, что спор между двумя союзниками по НАТО выходит за рамки покупки Турцией российских ракет С-400. Турция просто больше не ведет себя как демократическая страна — ни на уровне риторики, ни на уровне действий. Американские политики и администрация должны смотреть на Турцию вне военного партнерства — пакта, который уже находится под давлением.

Турция серьезно нарушает демократические принципы. Это уже не тот союзник НАТО, с которым знакомы американцы. Этой новой Турцией правит диктатор, который вряд ли откажется от власти в ближайшее время. Мир стал свидетелем того, как он проиграл выборы в Стамбуле. Соединенные Штаты находятся в уникальном положении. Они могут подать пример — доказать, что независимо от того, кто их союзник, американские ценности всегда будут на высоте, и что они всегда будут привлекать к ответственности тех, кто представляет угрозу религиозной свободе.

***

Автор является советником по вопросам свободы вероисповедания и директором по внешним связям в Allegiance Strategies, LLC.