Ясин Бухтам Осман, родом из района Тадамун («Солидарность») тунисской столицы, рассказал корреспондентам агентства «Курдистан сегодня» о своем путешествии из Туниса в Сирию, о вступлении в ряды наемников ИГИЛ, о том, чем он занимался в этой террористической организации до того, как сдался в плен Сирийским Демократическим Силам в битве при Ракке.

Молельные шатры ИГИЛ в Тунисе

Осман узнал об ИГИЛ от членов организации, находившихся в Тунисе, которые устанавливали свои шатры и палатки на улицах тунисской столицы и приглашали молодых юношей и девушек присоединиться к ИГИЛ в Сирии.

В 2013 году в Тунисе широко распространилось салафистско-джихадистское движение, а в 2014 году его сторонники были особенно активны, пропагандировали свои идеи в мечетях, а также раскинули палатки на главных улицах столицы, где раздавали конфеты, чтобы завлечь прохожих, а из громкоговорителей доносились нашиды (религиозные песнопения).

Тогда Осман задумался о вступлении в ИГИЛ. На окончательное принятие решения присоединиться к боевикам повлияло высказывание президента Туниса Рашида Ганнуши о том, что «салафиты и джихадисты являются нашими братьями». Потом он написал в Фейсбуке одному из членов ИГ, известному под псевдонимом Абу Абдалла Ат-Туниси, и поинтересовался, как ему попасть в ряды организации. Абу Абдалла вскоре написал ему: «Попасть к нам очень просто. Сначала нужно пересечь тунисско-ливийскую границу, а потом связаться по телефону с человеком по прозвищу Абу Джабаль, который расскажет все остальное».

Путь из Туниса в Ливию

После пересечения границы с Ливией Османа встретили Абу Джабаль и Сабир. Они перевезли его в город Мисрата, где он находился в течение недели. Наемники ИГИЛ сообщили, что сейчас в Сирии идет бомбардировка со стороны коалиции, сейчас его нельзя отправлять в Сирию, и пока необходимо пройти курс военной подготовки здесь, в Ливии, после чего он поедет в Турцию и далее в Сирию.

Его действительно отправили на прохождение краткого 22-дневного курса «молодого бойца» в Бани-Валид. Эту местность боевики называли «районы Сабра, Зинтан и Бани-Валид». Далее он продолжил свою подготовку вместе с другими новобранцами ИГИЛ в Мисрате, где лагерь боевиков занимает большую площадь. «Официальную подготовку» он получил под руководством боевиков Абу Ислама Аль-Либи, Абу Валида Аль-Либи, а также военного представителя ИГИЛ Абу Исмаила Аль Мисрати. Этот курс продлился 25 дней, и проходил он под наблюдением военного командира, который заявлял, что он палестинец, но говорил при этом на ливийском диалекте. Когда до окончания курса остались считанные дни, в Османа по ошибке попал из ПКМ его «соратник», из-за чего ему пришлось пролежать в госпитале Мисраты еще 22 дня.

За это время ему сделали поддельный ливийский паспорт и отправили долечиваться в крупный турецкий госпиталь «Медикана», расположенный в квартале Мелик Дузу европейской части Стамбула.

Осман подтвердил тот факт, что воздушный путь из Ливии в Турцию открыт для боевиков ИГИЛ из Африки, Туниса и других стран Магриба, желающих присоединиться к своим «братьям» в Сирии.

Частный самолет для раненых боевиков

Раненых боевиков из Ливии отправили на частном самолете в Турцию. «Нам помогали при транспортировке на борт, — рассказал Осман. – Там я обнаружил, что все, кто летит со мной, были ранеными разной степени тяжести, среди которых были и ослепшие и парализованные».

В стамбульском аэропорту Ататюрк боевиков ИГИЛ ожидали экипажи скорой помощи. Вскоре все раненые были размещены в турецких больницах. «Когда мы приземлились в Турции, мы увидели, что нас ждут машины скорой помощи. Нас грузили по одному или по двое, после чего я оказался в госпитале «Медикана Интернэшнл».

Осман рассказал, что любые перемещения наемников ИГИЛ находятся под контролем турецких спецслужб. Они также занимаются обеспечением безопасности раненых боевиков.

«Однажды мне было необходимо пройти осмотр у невролога, для чего нужно было отвезти меня в другую больницу. По пути в больницу меня сопровождали два офицера турецких спецслужб, вооруженных пистолетами».

После прохождения лечения, которое заняло еще четыре месяца, его перевели жить в гостиницу недалеко от больницы, а затем в дом, расположенный в европейской части Стамбула. Через три дня с ним связался боевик по кличке Абу Масаб Аль-Ираки, с которым они встретились в известном районе города «Ибрахим Халиль», где ему и другим наемникам объявили, что далее они получат билеты на самолет в Урфу. Там уже собралось множество боевиков ИГ вместе со своими семьями и детьми. Они называли себя «мухаджирами».

Тель Абъяд и Джараблус в логистике Халифата

Осман подтвердил особое значение двух городов — Тель Абъяда и Джарабулуса — в снабжении ИГИЛ. Через этот коридор приходит основной поток наемников из Турции в Сирию под контролем турецких спецслужб и армии. Оружие, военное обмундирование также преимущественно поступает оттуда.

Ясин Бухтам Осман также рассказал о том, что ИГИЛ поставляло нефть в танкерах в Турцию.

Турция использует туркестанских уйгуров, отправляя их на войну в Сирию

Боевик ИГ по имени Абдалла Усман Исмет Ат-Туркестани, который в данный момент задержан Сирийскими Демократическими Силами (СДС), рассказал о том, как Турция ввела его народ, уйгуров, в заблуждение. Турки оказывали помощь уйгурам лишь для того, чтобы потом отправить их пополнять ряды боевиков исламистских террористических организаций ИГИЛ и Джебхат ан-Нусра.

Совершенно очевидно, что Турция является государством, оказывающим всестороннюю поддержку исламским организациям экстремистского толка на Ближнем Востоке — оружием, финансами, логистикой, то есть, всем необходимым для воплощения в жизнь их бесчеловечных планов в регионе, в первую очередь в тех странах, население которых поднялось на революцию и осмелилось выступить против правящих режимов.

Турция долгие годы работала над формированием своего имиджа, как страны-покровительницы мусульманских меньшинств, таких, как уйгуры в Китае и рохинья в Мьянме. В последнее время Анкара старается обходить стороной палестинскую проблему, особенно после того, как президент США Дональд Трамп признал Иерусалим столицей Израиля. Стоит напомнить, что Эрдоган сделал это задолго до Трампа — еще в 2004 году.

«Помощь» уйгурам заключалась в приглашении их в Турцию для последующей переброски в ряды ИГИЛ и Ан-Нусры, воюющих на территории Сирии. Турция снабжала их авиабилетами, паспортами, предоставляла им жилища, которые одновременно выполняли роль молельных домов, где их подвергали идеологической обработке через преподавание Корана и основ шариата в джихадистской «обертке». После этого их отправляли на территорию Сирии.

«Хиджра». Путь из Китая в Турцию

Абдалла Усман Исмет, 1990 года рождения, уйгур по национальности, жил на территории восточного Туркестана, Китай. Он стал жертвой популистских лозунгов Анкары, которая объявила себя покровительницей всех мусульманских меньшинств в мире, в особенности уйгуров (так как они являются тюркским народом). Он искренне поверил в эти турецкие сказки и отправился в Малайзию, чтобы уже оттуда попасть в Турцию. В Малайзии он познакомился с группой своих земляков и начал работать с ними вместе — на стройках, в ресторанах, подрабатывал грузчиком и так далее. Так он зарабатывал себе средства на билет в Турцию.

После того, как нужная сумма была собрана, он прилетел в Турцию, где познакомился с другим своим земляком — наемником ИГ Абу Али Туркестани, который предложил ему заняться изучением «Корана и веры». Однако Исмет не терял времени и уже занимался вместе с группой, состоящей из уйгуров и узбеков, в Анкаре в подпольном молельном доме в течение пяти месяцев.

Паспорта и идентификационные карточки для уйгуров в Турции

В Турции уйгурам выдают особые загранпаспорта и идентификационные карточки, после чего их отправляют в особые лагеря, населенные их земляками из Восточного Туркестана. В одном из таких лагерей к Исмету и его товарищам обратился Абу Али Туркестани  со следующими словами: «Вам нужно ехать в исламское государство. Там есть обучение, питание, бесплатное жилье — все прекрасно в исламском государстве, все женщины покрыты никабами. Вы хотели веры — вот вам вера!»

Исмет рассказал, что он посмотрел много видео на ютубе, но когда оказался в Сирии, то понял, что на поверку все оказалось совсем не так, как в пропагандистских видеозаписях.

В 2015 году Абдалла Усман Исмет решил приехать в Сирию, чтобы увидеть, за какие идеалы борется ИГИЛ, насколько хороша жизнь в Исламском Государстве, стоит ли вступать в ряды боевиков или нет. Он хотел попасть в страну, в которой «бесплатное обучение, жилье, и вообще все — бесплатно». Но когда он оказался в Сирии, и не захотел там оставаться, ему ясно дали понять, что если он попытается уйти, то его убьют.

Исмет узнал, что Абу Али Туркестани занимается отправкой групп в Сирию, и что турецкие власти были прекрасно осведомлены об этом, однако ничего не предприняли против него. Свою деятельность Абу Али Туркестани координировал с одним человеком из Газиантепа. Он забронировал машину для Исмета и отправил его по определенному маршруту, достигнув которого он должен был позвонить по нужному номеру. Исмет следовал этим инструкциям, и на месте его уже ожидал бородатый араб, который сказал, что работает с наемниками ИГИЛ, и отвел его в один из домов в Газиантепе.

Через несколько дней Исмет оказался на территории Сирии в компании еще пяти иностранцев. Они спокойно пересекли турецкую границу. На их пути не оказалось ни солдат, ни колючей проволоки, ни каких-либо других препятствий. Тем временем в Аль-Бабе их уже поджидал Мухаммад Туркестани, координатор ИГИЛ, работающий совместно с Абу Али Туркестани.

Там Исмет провел около двадцати дней, после чего записался в медресе для обучения арабскому языку, Корану и вере.  По прошествии четырех-пяти месяцев он закончил учебу в медресе и продолжил ее месячным курсом шариата в Ракке, после чего его отправили в департамент ИГ по «делам боевиков за веру», так как его, больного астмой и диабетом, признали не годным к ведению боевых действий. После этого он блуждал между Табкой и аль-Маядином, Абу-Камалем и регионом Джизире восточнее реки Евфрат, где он узнал о том, что здесь работает контрабандист, который может помочь сбежать с территории, подконтрольной ИГ. За свои услуги он требовал 1300 долларов США, но Исмет отдал ему 1000, так как больше денег у него не было. После всех этих злоключений Исмет сдался бойцам СДС. Он рассказал о том, что видел на территории, захваченной боевиками. «Они распинают людей на крестах и вонзают им ножи прямо в сердце». Кроме того, он также пожаловался на жестокое обращение со стороны местных боевиков ИГ по отношению к таким, как он, иностранцам.

Сейчас у него все хорошо. Исмет сказал, что представители СДС хорошо с ним обращаются, его лечат, в то время как боевики ИГ не давали ему никаких лекарств, несмотря на его болезни.

Соглашения между ИГ и Турцией в сфере логистики и боевого взаимодействия. Широкая сеть ИГ в Турции

Боевики «ИГ», сдавшиеся Силам Демократической Сирии, продолжают раскрывать подробности взаимоотношений между Турцией и «ИГ». Сегодня вашему вниманию представляются признания бахрейнского наемника террористов.

Айюб Мухаммад Мурбати, уроженец Бахрейна, 1996 года рождения,  женат на сирийке. Его семья — типичные представители среднего класса Бахрейна. Когда ему исполнилось 16, он познакомился с наемником  ИГ по имени Абу Али Туркестани. Он рассказывал ему и другим ребятам о джихаде, показывал видео, на которых демонстрировали жестокие расправы войск режима над простыми людьми. После этого Айюб решил присоединиться к ИГ и отправился в Турцию, в чем ему помогали местные координаторы террористической организации.

Широкая сеть ИГИЛ в Турции

Айюб Мухаммад считает, что Турция является основным транзитным пунктом для тех, кто хочет присоединиться к боевикам.  Он вместе с большим количеством соратников пересек турецко-сирийскую границу без какого-либо противодействия со стороны армии или спецслужб Турции.  «Али Туркестани связал меня с турецким координатором Мухаммадом ибн Али, который должен был меня встретить и уладить все формальности. Мне выдали авиабилет до Стамбула, где меня встретили и отправили на такси в гостиницу «Харран» в европейской части города. Мне сказали, что следующей остановкой на пути в Сирию будет Урфа. Поначалу я думал, что я — единственный, кто решил встать на путь джихада, но вскоре обнаружил, что в гостинице полно других добровольцев собирающихся присоединиться к ИГ. Многие из них приезжали со своими семьями, в сопровождении своих жен и детей».

«Путь из Турции в Сирию напоминал собой прогулку из одной комнаты в другую. Боевики ИГ чувствуют себя комфортно»

Мухаммад продолжал свой рассказ. «Нас забрали из гостиницы и привезли в дом, расположенный вблизи от границы. Его хозяева сотрудничали с ИГ. Вообще у боевиков ИГ в Турции существует крупная сеть. В тех зонах, где они оперируют, нет ни солдат, ни полиции. В нашей группе также была девушка. Часть пути в Сирию мы прошли пешком, потом в заранее условленном месте нас посадили в машину, которая отвезла на контролируемую боевиками ИГИЛ территорию близ Тель Абъяда. Все прошло так легко, что это можно было сравнить с прогулкой из одной комнаты в другую».

«Турция заключила с ИГ множество соглашений в различных сферах — политической, торговой, логистической…»

По окончанию курса боевой подготовки Мухаммада зачислили в ряды боевиков ИГ и отправили воевать в район дамбы Баас близ Ракки. Там он пробыл около месяца, после чего его перебросили на блокпост в район Серекание, и далее в так называемые «группы производства». Это учреждение занималось производством снарядов для минометов, самодельных ракет и прочей подобной продукции. «Я был членом производственной комиссии в одной из групп, мы собирали минометы и легкую артиллерию, Это было нашей специализацией. Основная часть комплектующих и взрывчатых веществ, таких, как сера, железо, удобрения, поступали из Турции по предварительной договоренности. Непосредственной доставкой занимались утвержденные обеими сторонами посредники. Безусловно, между турецким государством и ИГ существовали определенные соглашения. Взять, например, продажу нефти, в которой на разных этапах участвуют и турки, и ИГ, и армия режима, и Сирийская свободная армия.

ИГ также закупает современное вооружение у ССА, которое она получает, как от Турции, так и от других стран, оказывающих им поддержку».

В качестве очередной иллюстрации сотрудничества двух сторон Айюб Мухаммад привел следующий случай. «Не так давно в Турцию была отправлена делегация ИГ для консультаций с  руководством. Основными обсуждаемыми темами были: обеспечение зон свободного перемещения боевиков в Турцию на случай осложнения обстановки в Сирии, правила перемещения боевиков внутри страны, а также оказание помощи больным и раненым боевикам в турецких больницах. Эта информация не являлась закрытой, все члены ИГ были осведомлены об этом».

В итоге, летом 2017 года Айюб Мухаммад, прозванный боевиками «бахрейнским львом», сдался СДС, наступавшим в ходе операции «Буря Джазиры». Он принял это решение, когда увидел, что идеологи боевиков меняли свое отношение к тем или иным событиям каждые несколько дней, а среди лидеров организации разгорелось противостояние. Поняв, что все, что ему говорили, было ложью, Айюб, вместе с группой других разочаровавшихся боевиков ИГ договорился о сдаче всей группы, включая свою семью, Силам Демократической Сирии. Свое решение сдаваться именно СДС он объяснил тем, что это — единственная сторона конфликта в Сирии, реально придерживающаяся принципов гуманизма, а значит, тех, кто сдастся вместе с ним, не будет ждать жестокая расправа.

Соглашения о заборе воды из Евфрата и договоренности между Турцией и ИГИЛ насчет мавзолея шаха Сулеймана

Боевик ИГИЛ, исполнявший обязанности инженера-электрика и специалиста по водоснабжению на дамбах реки Евфрат,  рассказал нам о соглашениях между ИГИЛ и Турцией по вопросам распределения воды в реке и обеспечения электроснабжения, а также о том, как решался вопрос о статусе могилы шаха Сулеймана.

Масаб Абдель Фаттах Мухаммад, уроженец Саудовской Аравии суданского происхождения,  окончил среднюю школу в Саудовской Аравии, после чего поступил в Судане на обучение специальности инженера-электрика.  Вступил в ИГИЛ в 2014 году. На этот шаг его вдохновили арабские СМИ, которые гремели националистическими и религиозными лозунгами, носящими ярко выраженную эмоциональную окраску.

Масаб отправился из Судана в Турцию, чтобы оттуда попасть в Сирию. К тому времени он еще не решил, к какой группировке хочет примкнуть, но его друг, земляк из Судана, который был членом ИГ, помог ему определиться. Масаб вспоминает: «Поначалу я не собирался вступать в ИГ,  тогда я еще не решил, к какой из фракций присоединиться. Я просто хотел попасть в Сирию.  Но мой суданский друг по имени Халед Сали, который был боевиком ИГ и жил в сирийском городе Аззазе, предложил мне вступить в ИГ. Я согласился, так как я не ничего и не слышал о других группировках. Дальше он сопровождал меня до аэропорта Хартума, откуда я прилетел в Стамбул.  Там меня встретили местные координаторы ИГ и поселили в гостиницу, название которой я уже не помню. Затем меня отправили рейсом турецких внутренних авиалиний в Газиантеп. Далее я связался со своим другом, Халедом. Когда я вышел из турецкого города Килис, он уже ждал меня в сирийском городе Аззазе.  Пересечь границу оказалось проще простого — там не было ни солдат, ни полиции, ни других представителей турецких властей. А если они и были, это значит, что мы прошли прямо у них под носом».

С началом военного конфликта в Сирии Турция резко повысила забор воды из Евфрата, из-за чего вскоре большое количество сирийских городов и деревень столкнулось с острой нехваткой воды. Когда в регионе присутствовали СДС, забор вод Евфрата Турцией достигал своих максимальных значений. Но как только боевики ИГ оккупировали эти земли, Турция восстановила водо- и энергоснабжение региона в полном объеме. Сделано это было, однако, не сразу. Этому предшествовали переговоры между ИГ и турецким руководством, где был заключен целый ряд политических, торговых, логистических и других соглашений тактического характера.

Еще одним важным аспектом в сотрудничестве с ИГ был вопрос обеспечения безопасности могилы шаха Сулеймана. Эта тема вызвала разногласия в стане проповедников ИГ, так как согласно их интерпретации ислама поклонение могилам умерших людей является проявление неверия и многобожия (куфра и ширка). Однако, этот принцип почему-то не распространялся на могилу шаха Сулеймана, которую совместно охраняли боевики ИГ и военнослужащие турецкой армии.  «По сути, это было соглашение, в котором боевикам ИГ отводилась роль охраны в обмен на свободное перемещение боевиков из Турции в Сирию и обратно».