В результате состоявшихся 9 апреля выборов партия Ликуд (правая национал-либеральная политическая партия, правящая партия в Израиле) во главе с Биньямином Нетаньяху получила 35 мест в Кнессете. Пять других правых националистических и религиозных партий получили в общей сложности 30 мандатов. Вместе они контролируют 65 из 120 кресел в парламенте. Однако Нетаньяху пока не может добиться формирования устойчивой коалиции из-за конфликта между ультрарелигиозными партиями «ШАС» и «Яхадут ха-Тора» (получили по восемь мест в парламенте) и партией «Наш дом — Израиль» Авигдора Либермана (пять мест) вокруг законопроекта об отсрочке призыва ортодоксальных иудеев в израильскую армию. Представитель светски ориентированных евреев из бывшего СССР Либерман категорически возражает против отсрочки, считая, что всех надо призывать в армию на равных основаниях. Против этого возражают религиозные партии.

Для премьер-министра единственным приемлемым вариантом является формирование нового правительства.

Прошло менее 50 дней с ночи выборов, когда Биньямин Нетаньяху стоял на сцене в Тель-Авиве и праздновал свою победу, до вечера понедельника, когда он появился в Кнессете, униженный и отчаявшийся, чтобы умолять о жизни.

По его мнению, это было шокирующее и ненужное событие, которое лишь подчеркивает то давление, под которым он находится. «Вы не назначаете досрочные выборы по косметическим вопросам», — сказал он Авигдору Либерману. Но даже толстый слой косметики на лице не мог скрыть его бледности.

Его послание было запутанным и противоречивым. В то время как его люди энергично продвигают законопроект о роспуске Кнессета, он изо всех сил пытается объяснить, почему перевыборы не нужны, дороги и парализуют страну. Настоящий скандал. Посмотрите, даже президент США Дональд Трамп выступает против этого!

Его поспешная пресс-конференция стала лишь последней из серии критических ошибок, которые он допостил, ведя коалиционные переговоры с самым жестким партнером. Колкости, которые он обрушил на Либермана («за 48 часов многое можно сделать» – намек на невыполненную угрозу Либермана убить лидера ХАМАСа Исмаила Ханию в течение 48 часов после того, как Либерман станет министром обороны, если Хания не вернет тела пропавших без вести израильских солдат), конечно, не смягчат председателя партии Исраэль Бейтейну («Наш дом – Израиль» — правая националистическая светская партия евреев из СССР и России, которой руководит Авгидор Либерман).

Нетаньяху, получив артиллерийскую поддержку в средствах массовой информации, не нашел пути к сердцу Либермана. Только в понедельник вечером, с большим опозданием, Нетаньяху приказал членам своей партии прекратить нападать на Либермана.

Даже бредовая дата новых выборов, предложенная Нетаньяху, – 27 августа, предназначена для обслуживания только одного сегмента общественности — его любимых религиозных ультраортодоксов. Либерман никогда на это не согласится. И далеко не ясно, будет ли за эту дату большинство в Кнессете

Еще одна стратегическая ошибка, влияние которой станет ясным только в том случае, если законопроект о роспуске Кнессета будет вынесен на окончательное голосование, — это утечки от соратников Нетаньяху о его плане зарезервировать места в списке Ликуд для Моше Кахлона и других руководителей партии Кулану (правая националистическая популистская партия, близкая к Ликуд).

Ликуд в панике. Человек, занимающий 35-е место в партийном списке, будет отодвинут на 40-е. И кто может обещать, что Ликуд получит 40 мест на следующих выборах? Неясно даже, сможет ли партия воспроизвести свои нынешние 35 мест – ведь новые выборы пройдут под впечатлением от провала Нетаньяху. Так будет ли вся нижняя десятка Ликуда действительно голосовать в кнессете за досрочные выборы, чтобы тем самым преждевременно закончить свою карьеру? Это неочевидно.

Нетаньяху — раненое животное. Этот человек борется за свою жизнь, и мы не должны пренебрегать его способностями.

Более того, израильская политическая система полна сюрпризов. 8 мая 2012 года мы прошли через досрочные выборы и проснулись в правительстве единства между Ликудом и Кадимой («Вперед» — центристская партия). За 48 часов действительно могут произойти драматические события.

Для Нетаньяху единственным приемлемым вариантом является формирование нового правительства самое позднее к среде. Досрочные выборы означали бы предъявление обвинения и проведение судебного разбирательства против Нетаньяху при отсутствии закона об иммунитете и закона, позволяющего Кнессету отменить решение Верховного суда. (Против Беньямина Нетаньяху ведется уголовное расследование по трем эпизодам, связанным с коррупцией. Единственный способ не попасть в тюрьму для него состоит в том, чтобы продолжать пожизненно возглавлять правительство Израиля и принять закон об иммунитете. — Прим. ред.)

Если, несмотря на это, несколько дезертиров из его коалиции сорвут роспуск Кнессета, президент Израиля получит возможность передать другому депутату право сформировать правительство — предположительно председателю партии Кахоль-лаван («Бело-голубые» — центристская партия, главная оппозиционная партия в Кнессете) Бенни Ганцу. Ганцу будет очень трудно сформировать коалицию, но у него будет почти месяц, чтобы попытаться сделать это. И в течение этого времени взгляды части депутатов партии Ликуд могут измениться.

Депутаты Кнессета — не только в Ликуде, но и среди партнеров Ликуда — поймут, что Нетаньяху — это уже история. Даже если бы ему удалось сколотить коалицию после того, как Ганц потерпит неудачу (закон это допускает), ничто в мире не помешало бы досудебному слушанию с последующим обвинительным заключением. Для премьер-министра это будет его личная катастрофа. И в течение этого времени кто-то в Ликуде может бросить ему вызов и объяснить членам партии, что есть жизнь после Биби (прозвище Беньямина Нетаньяху).