В результате операции Турции «Мирная Весна» Северо-восточная Сирия была фактически разделена на пять секторов от восточного побережья Евфрата до иракской границы. Все эти секторы контролируются акторами, в основном враждебными друг другу из-за их расходящихся интересов.

В северо-западном конце этой картины расположен Кобани, который находится под контролем сирийских правительственных войск и российских военных. Воздушное пространство над регионом контролируется Россией. Несмотря на спорадические столкновения в сельской местности между сирийскими правительственными войсками и поддерживаемыми Турцией группировками «Свободной сирийской армии» (ССА), стремящимися расширить свой контроль над юго-восточной частью региона Кобани, сам город относительно стабилен и спокоен.

Второй сектор — это участок шоссе Телль-Абьяд/Рас-Аль-Айн/М4, который турецкие войска и их союзники захватили во время операции «Мирная Весна». Регион в основном спокоен, за исключением Тель Тамра, где продолжаются столкновения между некоторыми группировками ССА [она же — Сирийская национальная армия] и курдскими Отрядами народной самообороны (ОНС). Последних поддерживают про-асадовские ополченцы. Турция использует воздушное пространство над этим районом — турецкие авиаудары вокруг стратегической автомагистрали M4 все еще продолжаются. В Тель-Абьяде в результате взрыва одного автомобиля погибли 13 человек — это случилось 10 ноября. Такие нападения — признак того, что обычные столкновения постепенно перейдут в партизанскую войну в этом районе.

Третий сектор простирается от Рас-эль-Айн (Сарекание) до иракской границы. Этот сектор охватывает 10-километровую буферную зону, где турецкая и российская армии ведут совместное патрулирование в результате Сочинской сделки 22 октября между президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и его российским коллегой Владимиром Путиным.

Военное сотрудничество между сторонами началось, когда российский солдат азербайджанского происхождения на сирийской стороне границы окликнул турецких коммандос и сказал по-турецки: «Иди сюда, брат! Все в безопасности». Совместные разведывательные патрули начались 1 ноября.

Эксперты отметили, что политическое значение совместных патрулей перевешивает их военное значение.

«Силы ОНС уже отошли на 30 километров от границы. Поэтому я считаю, что политическое и стратегическое значение патрулей является более конкретным и важным, чем их военная выгода», — сказал в интервью «Аль Монитору» Керим Хас, аналитик из Москвы, который внимательно следит за восьмилетним сирийским конфликтом.

Хас сказал, что у России есть пять целей.

Во-первых, России нечего терять. С помощью патрулей Москва бесплатно удовлетворила одно из требований турецкой стороны. Патрулирование, которое длится не более нескольких часов, ничего не стоило России. В свою очередь, Россия может попросить Турцию отказаться от своих требований в отношении Идлиба.

Во-вторых, патрулирование — это своего рода демонстрация силы для России, которая хотела бы дать понять западным державам, как работает механизм безопасности, созданный между двумя астанинскими партнерами, — особенно назло Соединенным Штатам.

В-третьих, этот механизм помогает России, которая хотела бы одновременно держать в страхе Турцию, США и курдов. Первый генеральный секретарь Альянса НАТО описал цель этого Альянса следующим образом: «Держать Соединенные Штаты внутри, Россию — снаружи и Германию внизу, — сказал Хас. — Точно так же Россия хотела бы удержать курдов внутри, Соединенные Штаты — снаружи, а Турцию — внизу».

Четвертая цель — способствовать сближению Анкары и Дамаска. «Патрулирование ведется в районах, контролируемых сирийскими правительственными войсками. Это еще один шаг, чтобы проложить путь к прямому диалогу между Анкарой и Дамаском», — сказал он.

Наконец, механизм безопасности подтверждает решимость Турции и России развивать свое военно-политическое сотрудничество.

Четвертый сектор, район между Дейр-эз-Зором и автомагистралью М4, представляет собой наиболее спорную сирийскую территорию на северо-востоке Сирии из-за ее богатых нефтяных ресурсов. Борьба за власть в этом районе между силами ОНС и сирийской армией — и между их союзниками, США и Россией, — все еще продолжается. Говорят, что силы ОНС укрепляют свои позиции, особенно вокруг богатого нефтью Рмелана.

Пятый сектор — это сам Дейр-эз-Зор, в настоящее время находящийся под фактическим контролем Соединенных Штатов. Вашингтон вряд ли откажется от региона, поскольку он является частью плана США по «обеспечению безопасности нефти» в Сирии.

Нужно иметь ввиду, что, помимо Турции, России, США и сирийского правительства, в игре участвуют и другие игроки, а именно, поддерживаемые Турцией сирийские оппозиционные силы и поддерживающие Асада про-иранские ополченцы.

В условиях, когда большое число акторов с различными интересами действуют на небольшой территории, где продолжается ближний бой, даже небольшая искра может привести к мощному пожару. Поэтому «стратегические руководители» на местах должны действовать более ответственно, в то время, когда их политические руководители управляют рисками.