Этот шаг последует за недавним соглашением между американскими и турецкими официальными лицами, цель которого – «решение проблем безопасности Анкары вдоль ее южной границы». Объединенный оперативный центр США и Турции позволит выиграть время для переговоров по зоне безопасности в Сирии.

Хотя детали о размерах мирного коридора и протоколах управления остаются неопределенными, Объединенный оперативный центр, как ожидается, будет служить каналом для переговоров, определяющих будущее региона, который уже давно является причиной трения в американо-турецких отношениях.

Сохраняются глубокие разногласия по поводу роли курдских бойцов в Сил демократической Сирии (СДС), с которыми Соединенные Штаты объединились для искоренения боевиков Исламского государства (организация запрещена в России. – Прим. ред.) на северо-востоке Сирии. Турция, союзник США по НАТО, рассматривает многие подразделения СДС как продолжение РПК (Рабочей партии Курдистан) – повстанческой группы, которая ведет войну против турецкого государства с 1980-х годов.

Учитывая, что такие разногласия вряд ли будут преодолены в ближайшей и среднесрочной перспективе, аналитики рассматривают создание Объединенного оперативного центра как попытку сконструировать механизм, предназначенный для того, чтобы выиграть время и предотвратить третье турецкое военное вторжение в Сирию, о котором официальные лица в Анкаре все чаще говорят в последние недели.

«Приоритетом для США является предотвращение односторонних шагов Турции», – заявил в интервью Al-Monitor вашингтонский журналист и аналитик по курдским вопросам Мутлу Чивироглу, отметив так же, что параметры зоны безопасности могут иметь разные интерпретации.

«В то время, как Вашингтон может попытаться повторить совместный протокол патрулирования, установленный в дорожной карте Манбиджа, Анкара может продолжить действия, более всего похожие на турецкую операцию в Африне, когда курдские бойцы вместе с примерно 150 000 гражданских лиц покинули район, а затем турецкие силы позволили сирийским беженцам из других регионов переселиться туда.

Члены СДС и их сторонники рассматривают потенциальную операцию Турции как попытку помешать им иметь право голоса в будущем Сирии», – продолжил Чивироглу, добавив, что перемещение населения, вызванное операцией в Африне, и сильная оппозиция Анкары референдуму о независимости 2017 года в иракском Курдистане являются признаками того, что турецкие чиновники снова будут пытаться препятствовать созданию курдской автономии за пределами границ Турции.

«Турция рассматривает курдскую идентичность как серьезную угрозу не только внутри Турции, но и в иракском Курдистане (Башур) и в сирийском Курдистане (Рожава)», – отметил Чивироглу.

Тем не менее официальные лица США стремятся создать устойчивую буферную зону между двумя враждебными образованиями – Турцией и сирийским Курдистаном. Неспособность сделать это может привести к турецкому военному вторжению к востоку от реки Евфрат; такой вариант все еще остается на столе у Анкары.

«Турция не позволит США затормозить процесс операции к востоку от Евфрата, как это было в Манбидже», – заявил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу во время недавнего выступления в Анталье.

«Если Соединенные Штаты не будут сотрудничать с Турцией в плане удовлетворении требований Анкары в отношении зоны безопасности, которая в настоящее время, согласно имеющимся планам, должна включить коридор 32 километра вглубь сирийской территории, то в этом случае Турция намерена преследовать свои собственные цели и принимать решения самостоятельно, – указал министр обороны Турции Хулуси Акар. –  Назовите это либо планом B, либо планом C. У нас будет свое направление деятельности, если другие планы потерпят неудачу».

В статье для The National Interest директор Центра турецких исследований Института Ближнего Востока генерал Джозеф Вотел, бывший руководитель Центрального командования США, написал, что зона безопасности, предложенная Анкарой, является проектом, реализация которого скорее всего приведет к вытеснению более 90 процентов сирийского курдского населения, усугубляя и без того чрезвычайно сложную гуманитарную ситуацию и создавая условия для усиления конфликта, что потребует расширенного развертывания военных сил.

По словам Аарона Штайна, директора ближневосточной программы Института исследований внешней политики, создание действующей зоны безопасности потребует сложных компромиссов от лидеров как в Анкаре, так и на северо-востоке Сирии, что может сделать обе стороны более уязвимыми.

«Для того чтобы реализация этого проекта не привела к кровопролитию, насилию и полному краху американо-турецких отношений, необходимо прийти к компромиссу, который включает в себя принятие Турцией СДС в качестве квази-законного актора, – сказал Штейн «Аль-Монитору». – Но этого никогда не случится»

Штейн также отметил, что от 900 до 2000 американских солдат в настоящее время находятся на северо-востоке Сирии, и вспышка насилия может угрожать их безопасности. Чтобы удовлетворить требования Анкары, ограниченные военные операции могут проводиться в сирийских пограничных городах Телль-Абьяд и Рас-Аль-Айн, но такие вторжения все еще могут представлять опасность для персонала США на местах.

«Мяч находится на стороне Эрдогана, – сказал Штейн. – Если бы началось военное вторжение, он бы принял на себя политические риски случайного убийства американца, полагая, что они меньше, чем потенциальная выгода, которую может принести вторжение».

Предварительное предложение о зоне безопасности, внесенное американскими официальными лицами, включает в себя проект, согласно которому СДС отступят на 5 километров вдоль всей северо-восточной сирийской границы. Тяжелое вооружение будет перемещено еще на 9 километров от турецкой границы, создавая коридор глубиной 14 километров. Зона останется под американским контролем, но Штейн отметил, что предложение будет также включать демонтаж укреплений СДС в этом районе, что потребует специального оборудования, которое в настоящее время не находится в распоряжении американских войск или СДС.

Ссылаясь на то, что этот вопрос является одним из многочисленных осложнений, которые необходимо будет разрешить на переговорах в Объединенном оперативном центре, Штейн отметил, что Анкара, по-видимому, имеет преимущество в ходе переговоров.

«География имеет значение, и Турция может разместить много техники на этой границе, а США не хотят увеличивать для себя риски, – сказал Штейн, имея в виду американские патрули сдерживания в этом районе. – Это действительно зависит от Турции. .Вы думаете, что сейчас все плохо в отношениях между Турцией и Конгрессом США? Подождите, пока Турция не перейдет границу».