Удивительно, но в условиях, когда экономика Ирана разрушается тяжелейшими американскими санкциями, его военно-политическое влияние растет.

***

Сокращение вооруженного присутствия ОАЭ в Йемене ставит под сомнение всю операцию, которую ведут там страны суннитской коалиции против шиитских про-иранских повстанцев хуситов. Это может помочь иранцам закрепиться в регионе и усилить свои военно-политические возможности.

Объединенные Арабские Эмираты в настоящее время осуществляют свой план по сокращению численности войск в Йемене, о котором они впервые объявили 28 июня в рамках стратегического и тактического плана передислокации.

ОАЭ полностью вышли из Мариба на северо-востоке Йемена 4 июля и передали остров Зукар на западном побережье лояльным йеменским силам. Кроме того, они сократили свои силы в порту Адена.

Так же ОАЭ поставили лояльные им йеменские [суннитские] силы — около 90 000 военнослужащих  —  под единое командование. На западном побережье страны Эмираты разместили войска под командованием начальника Республиканской гвардией Тарика Салеха, сына брата покойного президента Йемена Али Абдаллы Салеха. На юге ОАЭ разместили военных под командованием Южного переходного совета (ЮПС — южные суннитские сепаратисты, выступающие за независимость Южного Йемена,  —  прим.).

Как ЮПС, так и Республиканская гвардия, которую поддерживают ОАЭ, не признают легитимность правительства президента Абеда Раббо Мансура Хади (он и его силы лояльны Саудовской Аравии,  —  прим.).

ОАЭ вмешались в события в Йемене в рамках возглавляемой Саудовской Аравией коалиции для восстановления законного йеменского правительства и прекращения захвата страны повстанцами-хуситами, но они работали на местах для реализации своих необъявленных целей, в первую очередь подрывая просаудовское правительство Хади, поддерживая ЮПС и другие вооруженные формирования, которые заботятся об интересах ОАЭ в Йемене. Это помогает ОАЭ представить себя миру в качестве важного регионального игрока.

ОАЭ также преследуют свои собственные экономические интересы, наиболее важным из которых является разрушение йеменских портов, с тем, чтобы возродить свои собственные порты.

Усилия Абу-Даби (столица ОАЭ ,  —  прим.) по объединению лояльных фракций и бригад направлены на обеспечение его дальнейшего влияния в Йемене, даже после сокращения войск. Он также хочет выдернуть ковер из-под ног законного правительства в освобожденных районах, чтобы угодить своим местным агентам, которые, в свою очередь, будут осуществлять планы ОАЭ без принятия ОАЭ ответственности на себя за эти действия.

Между тем, многие местные группы выигрывают от решения Эмирата сократить войска в Йемене. Хотя хуситы, несомненно, являются самыми крупными победителями, они не единственные.

На местном уровне партия «Аль-Ислах» (йеменские «Братья-мусульмане») вздохнет с облегчением, поскольку ОАЭ классифицировали ее как террористическую группу. Кроме того, потребность Саудовской Аравии в этой партии будет расти, так как она остается единственной картой для борьбы с поддерживаемыми ОАЭ сепаратистами на юге.

На региональном уровне сокращение численности войск ОАЭ направлено на то, чтобы избежать расходов, а также моральных обязательств. Это улучшит репутацию Абу-Даби на региональном и международном уровнях и приведет к тому, что исключительно на плечи Саудовской Аравии ляжет ответственность за последствия войны перед гуманитарными организациями и международным сообществом (22 млн жителям Йемена угрожает голод, и многие в мире считают, что ответственность за это несут, прежде всего, силы суннитской коалиции,  —  прим.)

Для Омана вывод сил ОАЭ означает удаление из Йемена серьезного противника. Это означает так же, что Оману остается только противостоять Саудовской Аравии в восточной провинции Махра. Поскольку Эр-Рияд все еще присутствует в Махре, которую Маскат (столица Омана,  —  прим.) считает единственным окном в Йемен, Оман остается зависимым от местных йеменских сил, борющихся против саудовского присутствия.

Это развитие событий вокруг присутствия ОАЭ происходит на фоне подписания 1 августа соглашения о безопасности между Абу-Даби и Тегераном, а также на фоне сближение хуситов и Эмиратов, которое привело к прямым встречам между ними, о чем сообщил заместитель генерального секретаря Хезболлы (ливанское шиитское ополчение.близкое к Ирану, — прим.) шейх Наим Кассем Аль-Маядин 22 июля.

Это первый случай, когда было объявлено о встрече между двумя сторонами с момента начала войны в марте 2015 г.

В этом контексте примечательно, что есть договоренность с Абу-Даби не нагнетать ситуацию в западном Йемене через своих местных йеменских союзников. В противном случае хуситы способны дать сильный ответ, атаковав порты и аэропорты Абу-Даби. Абдул Гани аль-Зубейди, редактор аффилированного с хуситами журнала «Аль-Джаиш», сообщил об этом «Аль-Монитор» в июле.

Недавний вывод войск ОАЭ из северных районов является частью осуществления этих соглашений.

Когда 4 июля Эмираты вышли из Мариба, Хуситы нанесли удар баллистической ракетой по дому губернатора провинции Султана Аль-Арада. А когда 1 августа ОАЭ вывели свои войска из Адена, хуситы нацелились на военный парад в Адене, использовав баллистическую ракету и беспилотники, убив 36 солдат и командира 1-й бригады Мунира Аль-Яфеи, известного как Абу Аль-Ямама.

Кроме того, за час до инцидента с военным парадом взорвался заминированный автомобиль, направленный на здание полиции в районе Шейх Осман в Адене, в результате чего погибли три человека и 30 получили ранения.

Цели ОАЭ в Йемене отличаются от целей Саудовской Аравии. В то время как последняя стремится победить хуситов или, по крайней мере, ограничить их влияние на своей южной границе, ОАЭ сосредотачиваются на Южном Йемене и прибрежной полосе, в частности, в проливе Баб-эль-Мандеб. Поэтому они, вероятно, будут действовать прагматично, чтобы обеспечить свое выживание, даже когда они уходят из северных районов, которые хуситы считают находящимися под их влиянием.

«ОАЭ не является случайным актором в Йемене, и вывод их войск не приведет к свертыванию их влияния ,  —  сказал Аль-Монитор Магед Аль-Мадхаджи, исполнительный директор Центра стратегических исследований Саны.  —  За последние пять лет ОАЭ зарекомендовали себя как ключевой региональный игрок в Йемене; их роль не ограничивалась прямым военным присутствием. Это привело к тому, что Эмираты непосредственно инвестировали во многие силы, включая ЮПС, и на западном побережье в силы Республиканской гвардии, Силы сопротивления Tihamah, Бригаду Гигантов и др». (ОАЭ создают цепь собственных военных баз на побережье, стремясь обеспечить безопасность своих морских коммуникаций,  —  прим.).

Он добавил: «Эти инвестиции в силы, которые расходятся с хуситами, обеспечат, чтобы Абу-Даби оставался в центре всех изменений в Йемене».

Официальные лица ОАЭ объявили, что их страна не будет уходить из Йемена, но находится в процессе сокращения и передислокации своих сил, указав, что борьба с терроризмом является для Эмиратов приоритетом.

Лидер хуситов Абдул Малик Бадрад-Дин аль-Хуси ответил на вывод эмиратских войск в телевизионной речи, посоветовав ОАЭ «быть искренними и серьезными, когда они объявляют о своем уходе из Йемена, ради их же собственной выгоды, будь то на экономическом уровне или на нескольких других уровнях».

Хуси предупредил: «Если ОАЭ продолжат свою агрессию и оккупацию Йемена, это создаст угрозу, за которую будут нести ответственность только ОАЭ».

Нет сомнений, что хуситы, по крайней мере на данном этапе, безразличны к контролю ОАЭ над Южным Йеменом. Они изо всех сил стараются укрепить свою власть на севере, прежде чем заняться югом, в отличие от ОАЭ, которые обнаружили, что их временные интересы лежат на юге.

Именно поэтому ОАЭ поддерживают южных сепаратистов на политическом, военном и медийном уровнях, отказываясь от [декларированной] цели своего вмешательства в Йемен в рамках арабской коалиции, которая восстанавливает власть законного правительства Хади.