Мы встретились с Насиром Ягизом во время акции протеста «живой щит» – против операции в Батмене, сельской местности Сасона, в 2014 году. Тогда народ назвал провокационным решение турецкого государства прекратить переговоры с курдским национальным лидером Абдуллой Оджаланом. Нас держали на посту батальона Сасон вместе с 87 активистами «живого щита» в течение трех дней, чтобы мы не сообщили общественности об этом мирном протесте. Насир Ягиз был там задержан.

С тех пор прошло почти 5 лет. Насир Ягиз участвует в голодовке, чтобы положить конец изоляции Абдуллы Оджалана, и его бессрочная голодовка длится уже 74 дня. «Верьте – победа близка! Ничто не может встать на пути веры. Воля, которая проявляется через сопротивление, соединенное с верой, восторжествует. Пока наша вера ясна, вопросы здоровья неважны. Мой моральный дух не сломлен. Я не позволю проблемам со здоровьем прервать мое сопротивление».

Мы черпаем силу друг в друге

Ягиз поддерживает связь с Лейлой Гювен и голодающими в Страсбурге, Ньюпорте и Торонто. Он сказал: «Мы все ответственны друг за друга. Мы черпаем силу и моральный дух друг в друге. Товарищи забывают о своих проблемах, спрашивают о моем здоровье, и мне кажется, что они здесь, со мной. Я был опечален состоянием товарища Керема. Но он поддержал наш протест тем, что не поставил под угрозу свою волю, несмотря на проблемы со здоровьем. Он отказался от лечения. Наша позиция ясна. Дух курдского народа и нашей партии вновь проявился в этом протесте. Наша идеология построена на этих принципах».

Нашего протеста недостаточно

Ягиз указал на состояние Гювен и сказал: «Ее освобождение из тюрьмы придало нам сил. Да, Лейла не совсем здорова, но у нас обоих крепкий боевой дух. Теперь я чувствую победу. – я ощущаю это своим телом, когда оно тает. Я похудел, сегодня у меня воспаление миндалин, но боль, которую я испытываю физически, приближает меня к лидеру Апо и людям». Ягиз сказал, что демократические протесты должны быть усилены, и добавил: «Насколько я вижу, наших протестов против изоляции недостаточно».

Парламент игнорирует голодовки

Ягиз жестко критикует федеральное правительство Курдистана: «Все курдские партии, кроме ДПК, поддержали протесты. Я не хочу, чтобы ко мне приходили из ДПК, но курдский парламент даже не сказал, что есть такой вот курдский гражданин, который голодает, и они, возможно, должны увидеть, что это такое! Это показывает, насколько тесны их отношения с турецким государством. Две женщины-депутата из движения Горан вышли перед парламентом, чтобы сказать, что Лейла Гювен является курдским депутатом. Мы действуем с национальным сознанием. Мы добьемся единства курдского народа».

Проявите свою позицию

Ягиз сказал, что все курды должны высказать четкую позицию против изоляции: «Каждый должен отстаивать свое будущее и свои национальные ценности. У нас могут быть разные идеологии и политические партии, но, когда дело касается Курдистана, мы должны объединиться. Враг не делает различий между Севером и Югом».

Я буду достоин поддержки

Ягиз сказал, что обращение исполнительного совета АОК и РПК к участникам голодовок поднимает их моральный дух. «Они посвятили свою жизнь борьбе, они воюют за наше будущее уже 40 лет, – продолжил Ягиз. –Я черпаю силу в их приветствиях. Не могу объяснить, насколько они важны для меня. В этом смысле я считаю, что мое требование вызвано нашей национальной борьбой. Это абсолютно свободное и мирное требование. Это гуманитарный ответ на несправедливость по отношению к моей вере. Я черпаю эту волю у друзей, которые стоят рядом со мной, и склоняю голову в знак уважения перед всеми товарищами, которые ведут борьбу. Я буду достоин их веры и этой борьбы».

Будущее моей семьи

На вопрос о том, как его семья относится к протесту, Ягиз ответил: «Я говорил с ними до того, как моя мать приехала в гости. Я не оставался в стороне от своей семьи на протяжении всей моей борьбы. Семья не отговаривала меня от моих действий – родные верили, что я могу остановить смерть. Если есть мученичество, то оно должно остановить смерть. Я горжусь своей семьей. Мой протест, в том числе, вызван обеспокоенностью будущим моей семьи и курдского народа. Будущее народов Ближнего Востока связано со встречей с Оджаланом».

Мое сердце тает на глазах

Мать Насира Ягиза Муаззез Ягиз заявила, что ситуация становится все более критической с каждой минутой, и призвала всех «услышать этот крик». Она сказала: «Да поможет нам всем Аллах. Пусть он увенчает эту борьбу победой. Клянусь Аллахом, мы победим. Моя голова высоко поднята в связи с протестом Насира. Когда мой сын принял это решение, я сказала ему, что это трудно. Но он доказал, что может».

Мать Ягиз опечалена тем, что ее сын буквально тает у нее на глазах. «Мое сердце слабеет, – призналась она. – Насир влюблен в свой народ. Интеллигенция и демократы должны высказаться, прежде чем любой из них станет мучеником. С каждым днем им становится все хуже. Теперь дни Лейлы и Насира сочтены. Изоляция должна прекратиться. Я хочу, чтобы этот крик был услышан немедленно».

Врач предупреждает

Врач сказал, что Ягиз начал забывать некоторые вещи, испытывает усталость и сильные боли в костях – от черепа и челюсти до талии. «У него проблемы со стоянием на ногах и с положением лежа, – констатировал доктор. – Он испытывает сильную боль. Его тошнит все чаще, иногда его рвет 7 раз в день. У Ягиза проблемы с удержанием жидкости. Иногда в его рвоте есть кровь. Капилляры в горле истончились. У него очень низкое давление. Он не может встать на ноги почти два часа после пробуждения».