Главнокомандующий Народными силами самообороны Курдистана Мурат Карайылан стал гостем специальной программы на волнах радио «Dengê Welat» и ответил на вопросы Росиды Мардин.

«Изоляция лидера Апо оказалась большой бедой нашего народа, — сказал Карйылан. – Возникла необходимость выступить против этого. Этот шаг предприняла бесценная революционерка и доблестный боец Лейла Гювен. Она пытается сделать то, что мы хотели, но до сих пор не могли сделать. По сути, это было нашей миссией. Конечно, долг каждого революционера, демократа и патриота бороться с изоляцией, но, прежде всего, это задача партизан. Несомненно, партизан исполнит свою миссию. Однако сейчас то, что мы должны были сделать, выполняют активисты во главе с Лейлой Гювен. За счет законной, гуманной и общественной акции они раскрывают правду о фашизме в Турции, ослабляют его и пытаются покончить с изоляцией лидера Апо. Это очень ценная и важная работа. Видя существование ожесточенной войны и сопротивления, активисты голодовки ставят свою жизнь на кон в этих условиях. Нет ничего более почетного, чем эта миссия.

Голодовки распространились по всей Турции, отчего турецкие власти отправили Мехмета Оджалана в Имралы. Это был тактический ход. Они прибегли к нему, чтобы ослабить давление голодовок, но это не принесло результатов. В частности, Лейла Гювен и все участники акции сказали: «Изоляция не завершается единственной встречей кого-либо. Изоляция — это система, которая применяется ко всем. Невозможно покончить с изоляцией одной встречей, потому что, в первую очередь, это политическое требование». И заявили, что продолжат свою акцию. Предводителем этой акции является Лейла Гювен. Конечно, поскольку она является сопредседателем КДО и депутатом Хаккари, то ее роль, миссия и личность имеют политический характер. Она всем известна. Турецкие власти не могут утверждать, что она повстанец или же боевик. Все свою жизнь она провела в гражданской политике, была главой муниципалитета и стала депутатом. Ее и в этом обвиняют, поскольку этот факт оказывает давление на турецкие власти. Поэтому они вынуждены были отпустить Лейлу Гювен. При этом они хотели снять с себя давление всего мира. Эта тактика фашизма Турции, которая применяется, чтобы сломать влияние сопротивления.

Решение об освобождение является не правовым, а политическим, поскольку закон не применяется в отношении курдов и их политики. Все решения полностью административные и политические. В Курдистане существует только колониальное право. Однако это колониальное право не используется даже относительно бойцов сопротивления. В какой правовой системе мира существует изоляция? Ни в какой. Оджалана освободили только потому, что сверху приказали: «Отпустить».

После своего освобождения великая революционерка и политик Лейла Гювен вновь заявила, что продолжит свою акцию. Действительно, это героическая позиция. Это урок для друзей и противников. Смысл ее подхода заключается в следующем: «Мы делаем это не для себя и своей жизни. Мы привержены благому делу, и готовы ко всему на пути к этому благу». Поэтому я приветствую эту позицию. Такого рода решения люди принимают лишь за счет своей свободной воли. Это собственное решение, которому стоит до конца выразить уважение. Конечно, каждый должен отдать должное этому. Действительно, в лице Лейлы Гювен выражается очень ценная и воинственная позиция. Такая же позиция наблюдается и у Насыра Ягыза и всех активистов.

Именно Эрдоган управляет системой пыток в Имралы. В конце недели они отправили Мехмета Оджалана в Имралы. Только на высшем уровне можно было принять такое решение. Без решения Эрдогана они бы не смогли нарушить свой собственный закон. Эрдоган стоит за этим решением, и он понесет ответственность за его последствия.

На мой взгляд, нынешнего отношения и подхода к нашей борьбе недостаточно. Например, жители Амеда могут превратить улицу и дом Лейлы Гювен в районе Баглар в участок забастовки. Нужно искать необычный подход.

Я также считаю недостаточным подход ДПН. На данный момент действует процесс, который вступил в критическую фазу. Эти действия должны быть главными в повестке дня.

Конечно же, письмо сорока нобелевских лауреатов является ценным, но, с точки зрения уровня этого действия, его недостаточно в плане демократии, свободы и человечности. Важно, чтобы наша дипломатия предпринимала еще больше усилий.

С отменой изоляции в Турции начнется новый период, поэтому борьба за ее отмену должна превратиться во всеобщий процесс. В информационном, культурном и социально-политическом плане существует необходимость в мощном толчке, который сможет уничтожить фашизм. И когда смотришь на нынешнюю ситуацию, то видишь, что предпринимаемых усилий недостаточно.

Есть хорошие стороны в освобождении Лейлы Гювен. По крайней мере, она продолжит свою акцию у себя дома, и может держать связь с широкой общественностью и жителями. И это хорошо. Так же, как и встреча Мехмета Оджалана с лидером. Во всяком случае, мы знаем, что у нашего лидера высокий моральный дух. Мы поняли, что, несмотря на нахождение в тяжелых условиях, он смог сохранить свою позицию и стойкость. Весьма важно, что он поприветствовал сопротивленцев.

Турецкое колониальное государство нападает не только на партизан. Оно также же бьет по курдскому народу в регионе обороны «Мидия». В Дерелоке Решавы люди были умышленно убиты. Говорят, что в то время в воздухе находились четыре разведывательных самолета. Эти самолеты могли определить, являются ли эти люди гражданскими и есть ли у них оружие. Видно, что 7-8 человек рыбачили на берегу реки. По ним бьют ни один раз, а несколько раз за два часа. Еще раз выражаю семьям всех наших погибших и народу Южного Курдистана слова соболезнования. Погибшие в этой трагедии люди являются героями освободительной борьбы. Хорошим знаком стало отношение нашего народа к трагедии в Дерелоке. Такое отношение было выражено впервые и, по крайней мере, с таким подходом люди заявили о своем неприятии оккупации.

В Южном Курдистане существует политика, которая не устраивает людей. Турецкая оккупационная армия атакует, но они молчат. Мы видели это и во время референдума, турецкие власти проявляли агрессию, а они продолжали молчать. В этот раз парламентская группа Демократической партии Курдистана (ДПК), движение «Горан» и «Новое поколение» высказались против, однако другие промолчали. Тем временем, за два последних года на этой территории погибли более двадцати наших мирных жителей. Турки хотят превратить этот регион в непригодную для жизни территорию.

 

Враг бьет по народу Южного Курдистана, и хочет продемонстрировать Эрбилю и некоторым центрам свое отношение к курдам. Сейчас некоторые заявляют: «Это связано с конфликтом между турецкими властями и РПК». Это ложные слова. Если бы сейчас в Южном Курдистане не было партизан, то турецкие власти били бы по Эрбилю и пешмерге. Когда мы заявляем об этом, то некоторые отвечают: «РПК хочет напугать нас». Но это действительно так. Такова реальность концепции турецкой оккупации. Поэтому неделю назад Эрдоган заявил: «Мы никогда не допустим, чтобы на севере Сирии возникли такие же проблемы, как на севере Ирака». И до этого Эрдоган говорил, что они совершили ошибку во время определения статуса Южного Курдистана и что они не допустят такую же ошибку в Рожаве. По сути, сами отставные турецкие генералы в своих мемуарах говорят: «Еще в 1971 году Саддам согласился с автономией. Мы пошли к Саддаму и сказали ему, что не приемлем подобного, и добились отмены этого решения». Тогда Саддам отказался принять автономию, и спровоцировал в 1975 году катастрофу для курдов. Но за всем этим стояли турецкие власти. То же сознание кроется в отстранении Киркука от курдов. Сейчас же, поскольку есть РПК, турки говорят Эрбилю и Сулеймании: «Мы братья», и пытаются сделать их своими солдатами. Однако турецкое государство является заклятым врагом курдов, который бесится от одного упоминания о них.

Мы с 1999 по 2004 годы объявили о прекращении огня и полностью прекратили войну. В то время турецкое государством не позволяло никому устанавливать связи с Южным Курдистаном. В 2008 году, когда партизаны нанесли по противнику мощный удар, враг начал налаживаться отношения с Южным Курдистаном. Каждый должен понимать, что это национальный вопрос, а не вопрос отношения турецких властей и РПК. Это вопрос отношения курдской нации и оккупационного турецкого государства. Может быть, не каждый знает эту правду, но официальные лица Южного Курдистана прекрасно понимают, о чем идет речь. Такова концепция турецкого государства. Оно пытается уничтожить одну часть курдов, другую напугать, а третью связать с собой и таким образом добиться своих целей. Оно не хочет, чтобы курды имели статус. Турецкие власти понимают, что не могут продолжить свою политику в северном Курдистане, когда на юге и западе курды становятся обладателями статуса. В чем заключается их политика в Северном Курдистане? В ассимиляции и геноциде. Они поняли, что не могут чего-либо достичь, пока у курдов есть статус, и поэтому объявляют войну всем курдским достижениям. Мы увидели это в недавней гибели наших жителей. Нужно правильно понять это и занять ясную позицию. Стоит в этом плане только взглянуть на политику Южного Курдистана, то тут же понимаешь, что она недостаточна.

Битва за Кобани длилась 134 дня, она является историческим сопротивлением. Под предводительством товарищей Арин и Гехат был написал эпос. Мы с уважением и благодарностью чтим всех павших героев Кобани. После того, как турецкое государство получило удар в Кобани, оно набросилось на всю Рожаву и совершило нападение на Африн. В Африне под руководством товарищей Авесты и Каркер также была проведена историческая битва. Мы также с уважением чтим всех героев, кто погиб во время эпохального сопротивления. Мы обязаны освободить Африн и увековечить память его героев. Мы понимаем, что для этой борьбы требуется время, и, тем не менее, Африн ни за что не останется в лапах турецких властей. Турецкое государство хочет отнять Африн у курдов и превратить его в турецкий и арабский город. Для нас это национальная проблема, решение которой нельзя назвать невозможным. До тех пор, пока Африн не будет освобожден, на эту землю не придет мир и спокойствие. Нашему народу в Африне нужно понимать, что от Африна до Загроса и Агри мы боремся против турецкого государства. Турецкое государство не хочет, чтобы курды были нацией, а мы отвечаем: «Мы нация, и мы будем существовать». Мы боремся за свою честь, достоинство и будущее. Это самая гуманная и важная задача, стоящая перед нами. Поэтому Африн является для нас крайней чертой. Африн не достанется фашистскому турецкому государству, и он не станет их домом. Африн застрянет у них в горле и задушит их.

Короче говоря, хочу сказать, что у нашего народа есть возможности. У курдского народа есть своя линия, идеология, программа, силы самообороны, политика и дипломатия. Курды могут за счет правильной дипломатии и политики с Америкой, Россией и Европой победить турецкую оккупацию. Теперь курды являются одними из главных актеров. Курдский народ стал неуязвим. У нас уже есть оборонительная сила. У нас есть собственная политика и линия. Поэтому мы должны рассматривать борьбу многогранно. Не все ограничивается вооруженной борьбой. Не менее важными являются политика и дипломатия. Мы уверены, что революция в Рожаве будет верно использовать эти возможности, и станет препятствием на пути оккупантов. Когда Америка заявила, что выйдет из Сирии, близкая к оккупантам часть заявила: «Мы воспользуемся моментом, когда будет ликвидирована революция в Рожаве», что углубило предательство. Но эти вещи станут у них поперек горла. Революция в Рожаве, а также на севере и востоке Сирии является реальностью, как и пятилетняя войной против ИГИЛ*. Никто не может отрицать эту истину.

Что касается слов Эрдогана о том, что «помимо них никакое из государств не воевало против ИГИЛ», то он должен сгореть со стыда. Если они воевали, тогда сколько у них в руках тел террористов? Нисколько. Сколько пленных ИГИЛ у них? Мы не говорим о тех, кого под именем ИГИЛ задерживают в домах. На самом деле, сколько же боевиков поймано в ходе войны с ИГИЛ? Нисколько. Почему же? Потому что они никогда не воевали против ИГИЛ. Напротив, они были союзниками ИГИЛ. За счет альянса с ними они взяли Джараблус и Баб. Эрдоган поддерживает и содержит ИГИЛ. Как же он будет бороться с ИГИЛ? Идеологически они почти схожи друг с другом, а практические являются партнерами. Вторжение в Кобани также являлось совместным планом ИГИЛ и Эрдогана.

Сегодня в Хаджине продолжается война. ИГИЛ не исчезнет с освобождением Хаджина. У ИГИЛ есть своя инфраструктура, которая полностью не исчерпана. Для того чтобы полностью покончить с ним, требуется определенное время и длительная борьба. Официальные лица СДС заявляли, что за один месяц покончат с ними, но ИГИЛ в Хаджине упорно сопротивляется. Будет неправильно говорить, что это конец ИГИЛ. Боевики ИГИЛ поселились во многих частях Ирака, и требуется время, чтобы полностью уничтожить их.

По каждому квадратному метру участка региона обороны «Мидия» противник бьет тысячами боеголовок. Против таких атак установлена определенная система. Атаки турецких властей тщетны, и у нас не возникают каких-либо потерь. С развитием новой партизанской системы удалось предотвратить групповые потери. Гибель могла возникнуть среди малых подразделений, и то в последние несколько месяцев этого не произошло. Атаки турецких властей были полностью сведены на нет. Как уже мы заявляли, в случае создания новой партизанской системы могут быть приняты эффективные меры по борьбе со всеми атаками. Потери возникают лишь там, где существует слабая дисциплина и отсутствие осторожности. На сегодняшний день в зимний сезон в Амеде совершались операции, которые, по заявлениям, уже завершены. Вместе с тем, операции проходят и в Джуди. И все они оказались безрезультатными. Когда противник идет по старым партизанским местам и находит там некоторые вещи товарищей, то говорит в СМИ, что обнаружил их места. До сих пор они не добились успеха во время операций. Судя по всему, меры предосторожности наших товарищей находятся на хорошем уровне.

События, которые произойдут в этом году, прояснят будущее нашего лидера, движения, народа и всех жителей региона. Я не заявляю, что все это произойдет именно в этом году. Однако развитие событий в 2019 году оставит свой след на последующие годы. В этом году между нами и оккупантами в Северном, Южном и Западном Курдистане пройдет ожесточенная война. Она произойдет во всех областях, будь то идеологическая, дипломатическая или же военная. Они захотят ударить по нам. Мы же постараемся свести на нет их политику и концепцию, а также добиться к свободы. В этом смысле мы приложим очень серьезные усилия.

И в новую эпоху турецкий колониализм продолжит свою агрессию по отношению к курдскому народу. Правда, враг не преуспел, однако его надежды не были разрушены. И это наш недостаток. Мы не позволили врагу победить, но не сломали его надежды. Но в этом году мы хотим дать оккупантам достойный ответ.

Сопротивление под руководством Лейлы Гювен является посланием для нас, как партизан. В наши обязанности входила задача сломать изоляцию лидера. Правда, мы действовали в этом направлении, и возникали исторические сражения. В политической и социальной сфере, а также в заключении наши товарищи поставили свою жизнь на кон и попытались выполнить эту задачу. Мы вступили в 2019 год с этим голодным противоборством. В этот зимний период они продолжают голодовку. После этого мы должны взять на себя ответственность и довести эту борьбу до конца. Чтобы добиться этого, у нас сегодня, как никогда раньше, есть больше возможностей и условий. Мы считаем, что 2019 год во всех смыслах будет нашим, если мы подойдем ко всему правильно. В этом благословенном марше мы желаем успеха всему нашему народу и друзьям».

*- террористическая организация, запрещенная на территории РФ