7 ноября член парламента от ДПН (Демократическая партия народов) от Хаккари Лейла Гювен объявила о начале голодовки в знак протеста. Она была задержана 22 января 2018 года, а затем отправлена в тюрьму типа Е в Диярбакире 31 января за свои заявления, осуждающие турецкую оккупацию Африна.

Выступив от имени РПК и КПОЖ, Дениз Кайа объявил, что они приняли решение начать бессрочную голодовку в знак протеста, в которой примут участие различные группы заключённых, начиная с 27 ноября.

16 декабря первая группа заключённых объявила о том, что они начинают бессрочную голодовку в знак протеста.

26 декабря и 5 января об этом объявили вторая и третья группа заключённых соответственно.

Со временем число голодающих выросло ещё больше. Согласно последним данным, более 220 узников в 50 тюрьмах продолжают бессрочную голодовку, ещё более тысячи заключённых в 130 тюрьмах принимают участие в голодовке, поочерёдно сменяя друг друга.

Представители РПК содержатся в заключении вместе с ИГИЛовцами в Элазиге

В некоторых тюрьмах, где заключённые участвуют в голодовке, им приходится сталкиваться с различного рода репрессиями. Например, администрация тюрьмы в городе Элазиг, которая до сих пор никак не успела засветиться в новостях с момента своего открытия, обвиняется в том, что она помещает голодающих в одни камеры с преступниками, представляющими ИГИЛ, Аль-Нусру и Фетуллах Гулен.

Глава Комиссии по вопросам тюрем ассоциации юристов Амеда юрист Бюнаймин Шакар, ранее встречавшийся с протестующими, поговорил с Информационным агентством «Фрат» по поводу этой ситуации.

Шакар подтвердил, что после объявления о начале голодовки Лейлой Гювен 8 ноября прошлого года более 220 узников присоединилось к бессрочной голодовке.

Администрация тюрьмы отказывается рассматривать требования заключённых

Подчеркнув, что Комиссия по вопросам тюрем ассоциации юристов Амеда занимается этими вопросами на протяжении последних двух лет, Шакар сказал: «Я могу сказать, что мы прекрасно знаем об этих нарушениях прав человека в тюрьмах. Мы посетили множество тюрем. Мы составили десятки докладов о состоянии дел в тюрьмах, несмотря на то, что мы получаем минимум информации. Поскольку на сегодняшний день протесты продолжаются, отношение администрации тюрем далеко нельзя назвать положительным, ситуация отличается в зависимости от конкретной тюрьмы. По этой причине невозможно дать какую-то конкретную оценку положению в целом. Сегодня, если мы посмотрим на ситуацию в тюрьмах, то убедимся, что во многих из них имеет место быть произвол. Особенно после объявления чрезвычайного положения, эти практики теперь стали нормой».

Юрист Шакар заявил, что на данный момент в тюрьме города Элазиг десять заключённых участвуют в бессрочной голодовке. «Они начали свою голодовку 16 декабря. Здесь существует изоляционная система, которая представляет из себя так называемые «одиночные камеры». Первое, что предприняла администрация тюрьмы, когда протестующие только начали свою голодовку, это изолирование данных узников от других. Согласно Уголовному кодексу, заключённые, отбывающие сроки за различного вида преступления, не должны содержаться вместе, однако администрация тюрьмы Элазига поместила представителей РПК, участвующих в голодовке, в одно крыло с ИГИЛовцами, членами Аль-Нусры, представителями движения Фетуллах Гулен.

Это, по словам Шакара, самая настоящая провокация. «Время от времени нам довелось наблюдать, как люди, принадлежащие к различным преступным группировкам, пытались спровоцировать представителей РПК. Они оскорбляли их словесно и кидали в них предметы из своих камер».

Шакар продолжает: «Заключённые из тюрьмы Трабзона, участвующие в голодовке, были расселены по одиночным камерам. То же самое ожидало женщин из женских закрытых тюрем Кириккале и Шинкана».

Обеспокоенность семей

Юрист Шакар сказал, что члены семей заключённых обеспокоены состоянием здоровья своих родственников, и добавил: «Родственники приходят к нам и обращаются за помощью. Есть семьи, которые чрезвычайно обеспокоены происходящим. Они хотят, чтобы мы следили за ситуацией с голодающими и защищали их права».